• Скачайте приложение Русфонда
  • Для Android и iPhone
  • Помочь так же просто, как позвонить
Жизнь. Продолжение следует
20.10.2017
Врожденный порок <br/>как прирожденное <br/>счастье
Врожденный порок
как прирожденное
счастье
Жизнь. Продолжение следует
13.10.2017
В темноте жизни информация дает ощущение света
В темноте жизни информация дает ощущение света
Жизнь. Продолжение следует
6.10.2017
Если тебя видит<br>
аутист, значит, <br>
ты существуешь
Если тебя видит
аутист, значит,
ты существуешь
Русфонд в цифрах

5.10.2017
Арифметика<br/>Русфонда<br/><br/>
Арифметика
Русфонда

Яндекс.Метрика
За 21 год — 10,439 млрд руб. В 2017 году — 1 368 708 287 руб.
6.10.2017

Колонка «Ъ»

Тумбочка Русфонда

Воронеж и наш фонд договорились о партнерстве



Лев Амбиндер,
президент Русфонда, член Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека

26 сентября Департамент здравоохранения Воронежской области подписал соглашение о сотрудничестве с Русфондом в интересах тяжелобольных детей, на лечение которых не хватает бюджетных средств. До конца года эти дети получат благотворительную помощь на 9,6 млн руб. Это первый договор Русфонда о партнерстве с российским регионом. В канун подписания соглашения мы получили из департамента список детей и график поставки лекарств: первую партию следовало доставить уже 1 октября. Мне показалось это забавным казусом. Они что там, в Воронеже, решили, будто у нас есть тумбочка с миллионами? Деньги-то надо еще собрать.

Зря я так подумал. То есть деньги действительно надо еще собрать, но вот и свежий человек в фонде Катя Джемухадзе говорит: в социальных сетях уверены, что «у Русфонда все в порядке – он не нуждается в пожертвованиях». Если Катя права, то это наш (мой!) крупный прокол. У Русфонда и впрямь все неплохо: себестоимость снижается, а сборы растут. Но все это мало что значит, если наши потенциальные жертвователи, как и воронежские партнеры, уверены, будто у Русфонда денег куры не клюют. Только на лечение детей с ДЦП, к примеру, в Институт медицинских технологий (ИМТ, Москва) у нас очередь на полтора года вперед! И это притом что в месяц мы перечисляем в ИМТ до 5,6 млн руб. Я не знаю ни один другой фонд, который вкладывал бы больше в лечение церебрального паралича. ИМТ мог бы удвоить прием детей, да столько денег нам негде собрать.

Я уж не говорю о новом крупном проекте – Национальном регистре доноров костного мозга. Он призван решить одну из острейших проблем онкогематологии: обеспечить трансплантатом нуждающихся в неродственной пересадке стволовых клеток. Вопрос жизни и смерти. Сегодня мы покупаем трансплантат за рубежом. Это очень дорого – не каждой семье по карману, да и не всем больным подберешь донора-иностранца. Мы начали перевод донорских центров на новую технологию. Она увеличивает скорость создания донорской базы, поднимая качество и в разы сокращая стоимость. Нынче Русфонд рассчитывает с помощью телезрителей «Первого канала», читателей «Ъ» и rusfond.ru вложить в Национальный регистр до 160 млн руб. А надо бы – по 210–250 млн руб. в год! Но мы не знаем еще, где их заполучить.

Однако воронежский проект беспрецедентен, поэтому мы приняли предложение Департамента здравоохранения. Это первый договор Русфонда с целым регионом, он на контроле у губернатора Алексея Гордеева. За такими договорами, на мой взгляд, будущее российской благотворительности.

Сам факт рождения этого соглашения весьма случаен, но что в нашей жизни не случайность? В мае в Воронеже прошло выездное заседание постоянной комиссии по развитию НКО Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека. Тогда руководитель департамента Александр Щукин и обратился ко мне с просьбой помочь в оплате лечения нескольких тяжелобольных детей. Речь шла о лекарствах для ребят с орфанными и онкологическими заболеваниями, о финансировании операций на сердце в Воронеже детям из соседних регионов, а также об открытии Благотворительного пункта проката аппаратов искусственной вентиляции легких (ИВЛ) для детей с хроническими заболеваниями. Так и родилось соглашение.

Дирекция региональных проектов Русфонда и наше воронежское бюро вместе с врачами составили графики финансирования, а совет директоров фонда утвердил сроки и площадки сбора пожертвований. Детям с орфанными болезнями все 3 823 557 руб. в октябре, как мы надеемся, соберут воронежские благотворители и читатели vesti.ru. На лекарства для семерых онкобольных все 1,39 млн руб. уже собраны. Еще для двоих детей сбор 1,28 млн руб. начнем 23 октября в местных СМИ и на vesti.ru. Воронеж запросил один аппарат ИВЛ и расходники к нему на 1,65 млн руб. – сборы начнем 13 ноября на lenta.ru и vesti.ru. Врачи рассчитывают на аппарат к 8 декабря. Заявок на кардиооперации в Воронеже для детей из других областей пока нет. Дорогие друзья, читатели «Ъ» и rusfond.ru! Мы будем чрезвычайно признательны вам за поддержку воронежского проекта. Пусть вас не смущают наши графики. Если удастся помочь раньше, в выигрыше будут дети. Подключайтесь!



Как помочь

telegramm Подпишитесь на канал Русфонда в Telegram — первыми узнавайте новости о тех, кому вы уже помогли, и о тех, кто нуждается в вашей помощи.  Подписаться

рассказать друзьям:
ВКонтакте
Twitter

comments powered by HyperComments версия для печати