• Скачайте приложение Русфонда
  • Для Android и iPhone
  • Помочь так же просто, как позвонить
Жизнь. Продолжение следует
8.12.2017
Две жизни <br/>Люды Фомичевой
Две жизни
Люды Фомичевой
Яндекс.Метрика
За 21 год — 10,764 млрд руб. В 2017 году — 1 694 055 506 руб.
21.03.2014

Добро и менеджмент

Мешает ли расчет творению блага



Владимир Соколов,
генеральный директор Транспортно-логистической группы «Трансойл»

Понятие «социальная ответственность бизнеса» простыми словами обычно передают так: «богатые помогают бедным». Но это, во-первых, не очень точно: основная масса сотрудников в бизнес-структурах – вовсе не «богатые», а средний класс. А во-вторых, такая краткая формула как бы предполагает движение только в одну сторону: от бизнеса – к социуму, в народ. А обратная связь есть? Влияет ли такая помощь на моральные качества работников деловой сферы? ВЛАДИМИР СОКОЛОВ размышляет об этом в беседе со специальным корреспондентом Русфонда ВИКТОРОМ КОСТЮКОВСКИМ.
  • Транспортно-логистическая группа «Трансойл», основанная в Санкт-Петербурге в 2003 году, ныне крупнейший в стране частный железнодорожный перевозчик нефти и нефтепродуктов, работающий в десяти регионах страны. В 2013 году компания стала первым и основным бизнес-партнером Русфонда в реализации совместной с Санкт-Петербургским медицинским университетом программы создания регистра доноров костного мозга, приняла участие в приобретении оборудования на 3 млн руб. Кроме того, на лечение русфондовских детей группа «Трансойл» в 2013 году перечислила 1,4 млн руб., ее сотрудники – 853,5 тыс. руб.

– Владимир Михайлович, вот перед вами два кандидата на должность в компании. Один добрый, эмоциональный, но не всегда рациональный, другой суховатый, расчетливый, прагматичный. Кого предпочтете?

– Вопрос неожиданный… Знаете, пожалуй, предпочту доброго. В конце-то концов, что касается работы, человека можно научить. А вот доброте…

– А вы сами-то добрый человек? О вас вроде говорят так. Может, потому и ваши сотрудники помогают детям?
Может быть, любой сухарь, попав к такому начальнику, и доброте обучится? Или хотя бы научится выглядеть добрым…


– То есть станет добрым «как все»? Может быть. А может и не быть. У нас же никто никого не заставляет участвовать в благотворительной деятельности, это идет от души. Но правда: если, придя в коллектив, человек видит, что и компания, и многие коллеги не просто оказывают какую-то там помощь, а изучают информацию, выбирают конкретного ребенка, обсуждают, советуются друг с другом… И постепенно новичок начинает воспринимать это как норму. Адресная помощь детям способна менять человека, его характер.

– Кстати, а чем вы руководствуетесь при выборе ребенка, которому нужна помощь? Я имею в виду вы – как корпорация, структура? Этому нужнее, чем тому – как вы решаете, кому именно нужнее?

– Проблема выбора вообще тяжелая, а такое положение, когда помочь хочется всем, а приходится выбирать, – это особенно сложно. Мы чаще всего стараемся помочь детям, которые живут в регионах. В том числе и в тех местах, которые мы называем регионами нашего присутствия – в регионах, где мы работаем. Если, оказывая помощь, мы заботимся об авторитете компании, ее престиже – разве это плохо? Или вы скажете, что это уже расчет?

– Скажу. Однако ваш расчет работает на добро, значит, по-моему, он правильный. Вот вы подключились к нашей программе «Регистр против рака». Этот выбор продиктован тоже расчетом? Но какая тут выгода компании?

– В какой-то мере – да, тоже расчет. Расчет на улучшение атмосферы в коллективе. У нас был случай, когда мы помогли Институту имени Горбачевой (НИИ детской онкологии, гематологии и трансплантологии имени Р. М. Горбачевой – РУСФОНД). Наши сотрудники тогда вникли в некоторые аспекты лечения детей с лейкозами, узнали о трансплантации костного мозга как о последнем средстве, о проблемах донорства. Сегодня мы все понимаем, что создание национального регистра доноров костного мозга – это способ наиболее эффективного решения тяжелой не только медицинской, но и социальной проблемы. Участие компании в таком проекте укрепляет ее авторитет. Расчет? Да. Но ведь мы уже были знакомы с судьбами конкретных онкобольных детей Русфонда, так разве в выборе программы создания регистра эмоции не работали?

– Совет директоров компании принял решение продолжить поддержку нашей программы создания национального регистра доноров костного мозга и в этом году. Значит ли это, что вы удовлетворены уже сделанным в сотрудничестве с Русфондом?

– Нас радует то, что регистр создается с приоритетом эффективности, что даже на первом этапе, когда база данных еще мала, ваш подход дает плоды, и уже проведены первые трансплантации. Потому компания решила нынче поддержать программу более масштабно: мы пожертвуем до 10 млн руб. И мы рассчитываем на серьезный количественный рост Петербургского регистра и расширение совместной работы НИИ имени Горбачевой с базами данных других регионов. Мы знаем, что пожертвования компании будут направлены как раз на приобретение оборудования, способного ускорить работу. Если эти наши ожидания будут оправданы, мы непременно продолжим поддержку проекта.

– Так все-таки: принимаете на работу доброго или… ну, скажем, эффективного?

– Вообще-то говоря, доброта и расчет могут совмещаться в одном человеке. Это один мой ответ. А вот второй: я бы взял обоих. Пусть учат один другого, пусть заражают друг друга эмоциями и прагматизмом. Но если уж вы ставите вопрос так – или-или, – то я подтверждаю свой выбор: предпочту доброго. Потому что доброта – это еще и ответственность, а ответственный человек в конце концов оказывается эффективнее. Или и этот подход – тоже расчет?.. Ну, я уж не говорю о том, что лично мне комфортнее быть в одной компании с хорошими людьми. Наверное, и вам тоже?

рассказать друзьям:
ВКонтакте
Twitter

comments powered by HyperComments версия для печати