• Приложения Русфонда признаны лучшими
  • средствами мобильного фандрайзинга
  • Спасение детей в вашем телефоне!
Жизнь. Продолжение следует
19.04.2019
Человек уникален,<br>
потому что<br>
не одинок
Человек уникален,
потому что
не одинок
Яндекс.Метрика
За 22 года — 13,073 млрд руб. В 2019 году — 448 712 172 руб.
12.02.2019

Витю Смирнова оперируют
в марте


8 февраля здесь на сайте, в «Коммерсанте» и в эфире ГТРК «Томск» мы рассказали историю трехлетнего Вити Смирнова из Томской области («"Я та пи": Витя просит воды», Валерий Панюшкин). У мальчика сложный и тяжелый порок сердца – сужение аортального клапана. Витя в год уже перенес операцию, но сейчас его состояние резко ухудшилось – необходима замена поврежденного аортального клапана собственным легочным клапаном мальчика. А на место легочного врачи имплантируют клапансодержащий кондуит. Рады сообщить: вся сумма (1 013 596 руб.) собрана. Ольга, мама Вити, благодарит всех за помощь. Примите и нашу признательность, дорогие друзья.


8.02.2019

«Я та пи»: Витя просит воды

Трехлетнего мальчика спасет операция на сердце

Витя играет только в тихие игры,
потому что от шумных игр он начинает задыхаться.
Сердце не справляется
У Вити Смирнова из Томска сложный врожденный порок сердца. По словам врачей, справиться с ним в один прием не получится. Первую операцию на сердце мальчику сделали на втором году жизни. Следующая операция могла немного подождать – пока Витя подрастет и пока найдутся деньги, чтобы купить непредусмотренный государственным финансированием протез легочного клапана. Витя подрос, но мама его Ольга все три года провела в режиме выживания, силясь не потерять работу, ухаживая одна за двумя детьми. И денег скопить не смогла, и ждать больше нельзя.

Как помочь

Отсутствие одной створки аортального клапана и его сужение у Вити обнаружили на пятый день жизни. Врачи сказали Ольге, что порок очень серьезный, две недели малыш провел в больнице. Тогда специалисты решили, что об операции говорить рано – прежде мальчику нужно набрать вес и окрепнуть. Витю выписали с рекомендацией наблюдаться у кардиолога. В мае 2017 года после обследования врач сказал, что клапан опасно сузился. Вите провели операцию на открытом сердце.

После операции Витя стал часто болеть. Ольге то и дело приходилось брать больничный и выхаживать сына. И хотя владелица спортивного магазина, где работает Ольга, всячески ей сочувствовала и поддерживала, Ольге понятно было, что нельзя же пропускать работу бесконечно. Пришлось переселить сына в деревню, к бабушке и дедушке. Он там и болеет реже, и всегда есть кому ухаживать за ним, и Ольге не придется рисковать работой – единственным источником дохода для семьи.

Деревня, где живут бабушка с дедушкой, довольно далеко, в 120 километрах от Томска. Каждую пятницу Ольга с пятилетней дочерью Настей едет туда на автобусе, чтобы провести с Витей выходные.

Мальчик ждет их и играет в тихие игры. Он всегда играет в тихие игры. Сидит на полу и складывает конструктор или кубики либо ковыряет игрушечной отверткой в игрушечной машине. И бормочет себе под нос простые двухсложные слова: «мама», «нана»…

Он играет в тихие игры, потому что не может играть в шумные. От любой шумной и бегательной игры у Вити через несколько минут синеет носогубной треугольник, появляется одышка и испарина на лбу. Поэтому он даже не пытается.

А слова у него простые и двухсложные, потому что сердцу не хватает силы накачивать достаточно крови в мозг. Мозг недополучает кислород, и Витя отстает в речевом развитии. Как минимум на год – говорит как двухлетка. Врачи обещают, что после операции это исправится и Витя нагонит, но пока – «мама», «нана»… «Наной» он называет старшую сестру Настю.

Он ждет их.

А они едут в автобусе два часа, и Ольга напоминает Насте, что с Витей нельзя бегать. А Настя кивает, говорит, что поняла, помнит.

И вот распахивается дверь, врываются с улицы клубы пара, мороз, снежинки, мама и Настя. Витя бежит к ним. Обнимается с мамой, обнимается с Настей, которая успела снять один рукав куртки, возвращается в комнату, чтобы показать сестре, как едет по полу трактор, – запускает и бежит за ним.

– Дети, не бегайте! – говорит Ольга, а сама улыбается, потому что в эту минуту ей кажется, что Витя ничем не болен.

А дети видят, что мама улыбается, и не слушаются запрета, произнесенного с улыбкой.

Они бросают вверх детали конструктора. Маленький салют! Детальки падают и прыгают по полу, а дети прыгают вместе с ними.

– Дети, не прыгайте, – говорит Ольга.

Но теперь уже поздно. Витя останавливается сам, потому что задохнулся. И Настя, глядя на брата, сожалеет, что позабыла свое обещание не бегать с малышом и не прыгать.

Витя садится на пол и говорит:

– Я та пи.

Ольга не очень понимает, что значат эти слова по отдельности. «Мне», «дай», «пить»? Кажется, так. Но Ольга точно знает, что этой фразой Витя просит воды. У него синие губы, у него испарина на лбу, он дышит так, как будто пробежал полумарафон, он сидит на полу и жадно пьет воду, которую принесла притихшая Настя.

Так не должно быть. И так не будет, когда хирурги пересадят легочный клапан в Витином сердце на место аортального, а вместо легочного поставят протез. Это сложная операция, но после нее Витя вернется домой и пойдет в детский сад. А по вечерам они будут с сестрой запускать хоть десять тракторов и бросать к потолку хоть целое ведро деталей от конструктора.

Валерий Панюшкин,
Томская область
Фото Надежды Храмовой

Детский кардиолог НИИ кардиологии Виктория Савченко (Томск): «У Вити врожденный порок сердца – клапанный стеноз аорты. В год и четыре месяца мальчика прооперировали, но дальнейшее наблюдение показало нарастающую недостаточность оперированного клапана. Сейчас у Вити отмечены признаки дисфункции аортального клапана, значительно увеличился левый желудочек сердца, поэтому необходимо повторное хирургическое вмешательство. Мы планируем операцию Росса: поврежденный аортальный клапан будет заменен собственным легочным. А на место легочного клапана мальчику имплантируют клапансодержащий кондуит. Это улучшит состояние ребенка, он сможет нормально расти и развиваться».


Стоимость операции 1 013 596 руб. Телезрители ГТРК «Томск» собрали 56 450 руб. Читатели «Коммерсанта» и rusfond.ru собрали 1 090 905 руб.

Дорогие друзья! Если вы решили спасти Витю Смирнова, пусть вас не смущает цена спасения. Любое ваше пожертвование будет с благодарностью принято. Деньги можно перечислить в Русфонд или на банковский счет Витиной мамы – Ольги Сергеевны Смирновой. Все необходимые реквизиты есть в Русфонде.

Можно воспользоваться и нашей системой электронных платежей, сделав пожертвование с банковской карты или электронной наличностью, в том числе и из-за рубежа. А владельцы айфонов и андроидов могут отправить пожертвование через мобильное приложение. Скачать его можно здесь.

Экспертная группа Русфонда


 


Кому помочь
Сумма *

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.


Кому помочь
Сумма *
Валюта *

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

рассказать друзьям:
ВКонтакте
Twitter

comments powered by HyperComments