Яндекс.Метрика
2.10.2015

Руслану Малчанову ждут
в Новосибирске



25 сентября здесь на сайте, в «Коммерсанте» и в эфире ГТРК «Горный Алтай» мы рассказали историю четырехлетней Русланы Малчановой («Незнакомая песня», Виктор Костюковский). У девочки тяжелый прогрессирующий сколиоз. В два года Руслана уже перенесла операцию, ей установили металлоконструкцию, выравнивающую позвоночник. Девочка подросла, позвоночник вновь начал искривляться. Руслане необходима новая операция. Девочку готовы принять в АНО «Клиника НИИТО» (Новосибирск), но оплата операции маме Русланы не по силам. Рады сообщить: вся необходимая сумма (1 770 700 руб.) собрана. В октябре девочку примут в Новосибирске. Екатерина, мама Русланы, благодарит всех за помощь. Примите и нашу признательность, дорогие друзья.



25.09.2015

Незнакомая песня

Руслану Малчанову спасет операция на позвоночнике

 

В два года Русланe поставили
металлоконструкцию, которая препятствовала
искривлению позвоночника. Девочка подросла,
и конструкция перестала удерживать позвоночник
 
Руслане четыре года. У нее сколиоз, что значит – искривление позвоночника. Катя, мама Русланы, узнала об этом еще на пятом месяце беременности. Врачи из Горно-Алтайска сделали ультразвуковое исследование и объявили… Впрочем, тогда еще только предположили. Диагноз объявили, когда Руслана родилась. И даже не один, а два диагноза: сколиоз и врожденная левосторонняя косолапость. Катя вздохнула… с облегчением. Не удивляйтесь: ей ведь вообще прочили «ребенка-овоща», советовали сделать аборт.

– Одни говорят, аборт. Другие говорят, поздно. Что ж, поздно так поздно. Носила дочку и тревожилась: какая она будет? А она вот какая, – улыбается Катя.

Дочка тем временем то болтает, то поет песню. И все это на незнакомом языке.

– Это вам он незнакомый, – смеется Катя. – А у нас на нем вся деревня говорит. Это же наш, алтайский язык! Деревня у нас называется Кызыл-Таш.

– Подождите, – спрашиваю, – а русский она знает?

– По-русски она все понимает, но пока не говорит. Вот в школу пойдет – научится и говорить, и писать. Зато родной алтайский уже не забудет.

А до школы-то еще три года. В общем, ничего не скажешь: «ребенок-овощ»! Который с младенчества фактически знает два языка.

Катя может показаться какой-то легкомысленной мамой. Все смеется да улыбается. Но это не легкомыслие, а защита от тяжестей жизни. Катино счастье, что есть такая защита: чувство юмора и оптимизм. Потому что тяжесть такая, что вместе с Русланиным позвоночником еще и Катина жизнь гнется. Разве легко это – видеть у дочки самый настоящий горб и искривленную, да еще и укороченную (из-за деформации позвоночника) ножку! Впору рыдать.

Что ж, бывает, и плачет, но старается, чтобы этого не видели дочка и другие. В числе «других» нет отца Русланы. Он есть, но хоть плачь, хоть смейся, даже не заметит, как не замечает саму собственную дочь.

– Как вы Руслану зовете, у нее есть какое-то уменьшительное имя?

– Нет, а зачем? – опять улыбается Катя. – Ее все зовут полным именем. С уважением, значит.

Уважают девочку и за сообразительность, и за добрый характер, и за выносливость. Она перенесла уже многое. Прежде всего врачи занялись косолапостью. Когда Руслане был год, стали лечить методом Зацепина. Хотя в то время уже было известно о методе Понсети, который уже многие годы во всем мире считается золотым стандартом исправления косолапости. Мучений было много: операция, гипс на три месяца. Результат – ноль, выпрямленная нога вернулась в прежнее положение. Позже взялись за позвоночник, поначалу массажами и лечебной физкультурой, а потом уж направили в Новосибирский НИИТО на операцию. Руслане поставили металлическую конструкцию, которая не только препятствовала дальнейшему искривлению, но даже помогла девочке распрямиться. Результат был удивительным: малоподвижный и нелюдимый зверек вдруг обернулся активным и общительным ребенком.

Два раза в год ездили в Новосибирск на консультации. До поры все было хорошо, врачи радовались вместе с Катей и мамой. Хотя они-то понимали: девочка растет, проблемы неизбежно вернутся. Так и вышло. Конструкция, сделав свое дело, перестала удерживать позвоночник, его деформация опять стала бросаться в глаза, Руслана не может подолгу двигаться: больно.

Но еще не поздно: в арсенале новосибирских докторов есть замечательная швейцарская титановая конструкция VEPTR. Вторая буква в этой аббревиатуре – от английского слова еxpandable, что переводится как расширяемая, раздвижная. Раздвигать VEPTR предстоит несколько раз, пока Руслана не вырастет, и это будет каждый раз новая операция. Но это потом. Пока конструкцию нужно поставить. А там уж, как только девочке станет легче, можно подумать и об исправлении левой ноги.

Планируемая операция на позвоночнике не может быть оплачена государством. А Катя не работает, ее и Русланины пенсии-пособия в сумме составляют 25 тысяч рублей.

– Жить можно, – опять улыбается Катя. – А вот лечиться…

И улыбка сходит с Катиного лица. А Руслана все поет незнакомую песню.

Виктор Костюковский,
Фото Василия Попова,
Республика Алтай



Заведующий детским отделением АНО «Клиника НИИТО» Михаил Михайловский (Новосибирск): «У Русланы врожденный прогрессирующий грудопоясничный сколиоз. В два года мы прооперировали девочку – исправили деформацию позвоночника с помощью металлоконструкции LEGACY. Девочка развивалась по возрасту, стала активной физически. Весной очередное обследование показало, что позвоночник Русланы вновь начал искривляться. Руслана быстро устает, не может подолгу сидеть и ходить. Девочке поможет новая операция. На этот раз мы установим на позвоночник раздвижную металлоконструкцию VEPTR. Она позволит поддерживать позвоночник Русланы в приемлемом положении до окончания формирования скелета в подростковом возрасте. Затем можно будет установить постоянную конструкцию. Если Руслану не лечить, она превратится в тяжелого инвалида».

Клиника выставила счет на 1 770 700 руб. Читатель rusfond.ru, пожелавший остаться неназванным, перечислил 1 170 000 руб. Телезрители ГТРК «Горный Алтай» собрали 6246 руб. Читатели «Коммерсанта» и rusfond.ru собрали 1 486 723 руб.

Дорогие друзья! Если вы решили спасти Руслану Малчанову, пусть вас не смущает цена спасения. Любое ваше пожертвование будет с благодарностью принято. Деньги можно перечислить в Русфонд или на банковский счет мамы Русланы – Екатерины Олеговны Малчановой. Все необходимые реквизиты есть в Русфонде. Можно воспользоваться и нашей системой электронных платежей, сделав пожертвование с банковской карты или электронной наличностью, в том числе и из-за рубежа.

Экспертная группа Русфонда

Как помочь
 

     

    Подпишитесь на канал Русфонда в Telegram — первыми узнавайте новости о тех, кому вы уже помогли, и о тех, кто нуждается в вашей помощи.

    comments powered by HyperComments