Яндекс.Метрика
28.11.2008
НАЧАТ ПОИСК ДОНОРА
ДЛЯ АНДРЮШИ ЖДАНОВА

Дорогие друзья! Деньги, необходимые для спасения Андрюши Жданова, собраны. Историю этого мальчика из Санкт-Петербурга мы рассказали в газете «Коммерсантъ» и на нашем сайте 21 ноября («Сначала надо вырасти»). У Андрюши предлейкозное состояние, и ему жизненно необходима трансплантация костного мозга. Благодаря вам 15 тыс. евро отправлены в Германию в Фонд Морша на поиск совместимого неродственного донора. Собраны и 1 050 700 рублей на лекарства после трансплантации. По словам заведующей отделением Института гематологии и трансплантологии им. Р.М. Горбачевой (Санкт-Петербург) Натальи Станчевой, как только донор будет найден, Андрюшу госпитализируют, и начнется подготовка к пересадке. Мы будем информировать вас о развитии событий.


21.11.2008
СНАЧАЛА НАДО ВЫРАСТИ
Андрюшу Жданова может спасти
только чужой костный мозг

У этого тринадцатилетнего мальчика миелодиспластический синдром. Лейкоз, который развивается из такой болезни, особенно трудно поддается лечению. К несчастью, у Андрея нет совместимого родственного донора, и здоровый костный мозг надо искать в международном регистре. Это обойдется в €15 тыс., а госбюджет такой поиск не оплачивает. Как не оплачивает он пока и лекарства, которые сопровождают пересадку чужого мозга.

Андрюша Жданов Ольга, Андрюшина мама, казнит себя: упустила момент, когда у сына проявились первые признаки болезни. В то время дочке было всего три месяца, а родилась она больной. Вот и приходилось Ольге разрываться между Таней, которая лежала в больнице, и Андрюшей, который жаловался на самочувствие и не хотел ходить в школу. Ольга думала, что сын хитрит, даже прикрикнула на него. А он вдруг потерял сознание. Когда сдали анализы, выяснилось, что гемоглобин в крови в четыре раза ниже нормы, и это было признаком лейкоза. Потом выяснилось, что у Андрея пока еще апластическая анемия.

Ольга казнит себя напрасно, болезнь шла к ее сыну постепенно и незаметно. Да и посмотришь на мальчика – ни за что не заподозришь, что болен. Когда я пришел к Ждановым, у Андрея температура была под 39, а он, крепкий и коренастый, улыбался.

– Такой характер, – сказала мне Ольга, – даже когда больно, когда уже слезы в глазах, а он все улыбается.

Сейчас он улыбается, глядя на сестренку, она ему очень нравится.

В марте этого года Андрюшу положили в отделение химиотерапии лейкозов 1-й детской горбольницы Санкт-Петербурга. Тогда очень помог его отец, с которым Ольга в разводе. Именно отец лежал с мальчиком в больнице, а мама занималась малышкой.

– Врачи нам говорили, – вспоминает Ольга, – что апластическую анемию вылечить можно, но все зависит от того, как отреагирует организм. Сначала казалось, что он реагировал хорошо. А потом анализы снова стали плохими, и пошло переливание за переливанием, и врачи сказали, что болезнь перешла в неизлечимый миелодиспластический синдром.

Я осторожно смотрю на Андрея, который здесь же, в комнате, и все слышит. А куда ему деваться? Ольга и двое ее детей-инвалидов живут в маленькой комнате коммунальной, по сути дела, квартиры. В этой квартире сейчас живут десять человек. Андрей никак не реагирует на слово «неизлечимый». То ли не понимает, что это значит, то ли привык.

Андрюша Жданов А может быть, и так: мальчик он довольно взрослый, и уже знает, что имеет в виду мама. Она имеет в виду, что Андрея нельзя вылечить обычными средствами. Она знает, что его единственный шанс теперь – это трансплантация гемопоэтических стволовых клеток. Или, как чаще говорят, пересадка чужого здорового костного мозга.

– Тесновато у нас, – говорит Ольга и вдруг улыбается, – вот только удавчика нам здесь и не хватает.

– Какого удавчика?! – не понимаю я.

– А вы Андрюшу спросите, он у нас змей очень любит, вот и мечтает удавчика завести.

– Да ладно, – отмахивается Андрей, – об удаве давно никто и не говорит. А вот ужа не мешало бы.

Теперь мы беседуем с ним, и выясняется, что любимые предметы у него география и биология. Начиналось с самого обычного пацаньего увлечения динозаврами, а теперь уже есть мысли и о будущем, в котором он видит себя… Тут Андрей никак не может вспомнить слово, и мы вместе определяем, что речь, наверное, идет о палеонтологии, а может быть, даже палеозоологии, науке о вымерших животных. В общем, хочется человеку путешествовать, копать, изучать.

Но сначала надо вырасти. Он и в школу-то с самого марта, как заболел, не ходит. Шесть классов закончил, теперь в седьмом, на домашнем обучении. Уже и друзей растерял. Правда, ему сейчас не очень-то дружить можно: иммунная система после химии в подавленном состоянии. Это значит, что Андрей может болеть от любого чиха. Надо поберечься и к пересадке подойти в хорошей форме.

Если она будет, пересадка.

Родители Андрея уже знают, что почем с такими болезнями. И только разводят руками. Мне немало приходилось разговаривать с родителями тяжелобольных ребятишек, но вы, уверен, даже и без таких разговоров можете хорошо представить себе это состояние отчаяния и бессилия, когда не можешь помочь собственному ребенку. Ему на кого надеяться, как не на маму и папу? Но на кого надеяться им, где найти полтора миллиона рублей?

Ольга по специальности оператор вычислительных машин, когда-то работала в Сбербанке. А вот пошли дети, декреты, болезни – и она давно уже не работает. Ее случай, конечно, не из легких, если учесть, что у младшей, Танечки, все признаки детского церебрального паралича.

– Я верила, что вылечимся еще на стадии апластической анемии, а вот перешло в этот самый синдром, – говорит мне Ольга, и в ее голосе слезы. – И что же дальше будет?

Она задает вопрос, на который ни один врач не ответит, не то что мы с Андрюшей, на которого я опять смотрю с опаской. Андрей о чем-то задумывается, глядя на свой полуигрушечный микроскоп. Я не знаю, о чем он думает. То ли о микроскопе настоящем, то ли как раз о том, что будет дальше, удержится ли его организм на той черте, у которой он стоит, или сорвется в следующий виток болезни, когда все надо будет начинать сначала.

Виктор КОСТЮКОВСКИЙ


ДЛЯ СПАСЕНИЯ 13-ЛЕТНЕГО АНДРЕЯ ЖДАНОВА
НЕ ХВАТАЕТ 979 900 РУБ.

Заведующая отделением химиотерапии лейкозов детской городской больницы № 1 Санкт-Петербурга Эльмира Бойченко рассказывает, что апластическая анемия – незлокачественное заболевание. Оно сопровождается резким снижением способности костного мозга к кроветворению, требуются переливания и специальное лечение, которое восстанавливает собственное кроветворение. Вот такой курс терапии Андрей Жданов и получил в марте этого года.

Андрюша Жданов – Но дальнейшее обследование, – говорит доктор Бойченко, – показало, болезнь трансформировалась в другую. У Андрюши сейчас миелодиспластический синдром. Это еще не лейкоз, но уже предлейкемическое состояние. Опасное уже и само по себе, оно к тому же может трансформироваться в новую, более злокачественную форму, в острый лейкоз.

Теперь для спасения мальчика, по словам врача, требуется пересадка здорового костного мозга и последующее медикаментозное лечение, способное блокировать любые осложнения в ослабленном организме ребенка.

Поиск и активация неродственного донора костного мозга в немецком Фонде Стефана Морша, где действует международный донорский банк данных, обойдутся в традиционные €15 тыс. Еще требуются противогрибковые препараты на 1 050 700 руб. Дружественный нам питерский фонд Адвита внесет €5 тыс. в Фонд Морша. А постоянный партнер Русфонда компания «Ингосстрах», как всегда, перечислит 417 тыс. руб. Таким образом, не хватает еще 979 900 руб.

Дорогие друзья! Родителям Андрея такой суммы самостоятельно не собрать, поэтому они и обратились к нам в редакцию. Ваши пожертвования можно перевести на сберкнижку маме Андрея Ольге Владимировне Калининой, а также поставщику лекарств либо в наш фонд «Помощь» (учредители ИД «Коммерсантъ» и Лев Амбиндер). Все необходимые реквизиты есть в Российском фонде помощи. Можно также воспользоваться нашей системой электронных платежей и сделать пожертвование с кредитной карточки или электронной наличностью, в том числе и из-за рубежа.

Экспертная группа Российского фонда помощи

Подпишитесь на канал Русфонда в Telegram — первыми узнавайте новости о тех, кому вы уже помогли, и о тех, кто нуждается в вашей помощи.

Оплатить
картой
Авто-
платежи
Оплатить
c PayPal
SberPay
Телефон
Другое

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

Отправить пожертвование можно со счета мобильного телефона оператора — «Мегафон», «Билайн», МТС или Tele2.

Введите номер своего телефона, а затем сумму пожертвования в форме внизу. После этого на ваш телефон будет отправлено СМС-сообщение с просьбой подтвердить платеж. Большое спасибо!


Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

Скачайте мобильное приложение Русфонда:

App Store

Google Play

Другие способы

Банковский перевод Сбербанк Альфа•банк Кошелек РБК Money Кошелек Web Money ЮMoney

Как помочь из-за рубежа

Pay Pal SMS Банковская карта Банковские реквизиты Система платежей CONTACT
comments powered by HyperComments