Яндекс.Метрика
25.05.2006
СОБРАНО 1 МЛН. 460 ТЫС. РУБ.

Две недели назад мы в репортаже из Научного центра рентгенорадиологии («Выживают триста», от 12.05.06.) рассказали о двух проблемах онкобольных детей в московском Научном центре рентгенорадиологии: отсутствии датчика для аппарата УЗИ и оборудования для детской площадки (968,7 тыс. руб.). Удалось собрать 1460 131 руб. Как заявил зав. детским отделением Олег Щербенко, на «излишки» будет приобретен второй датчик для аппарата УЗИ.


12.05.2006
В ЖИВЫХ ОСТАЮТСЯ ТРИСТА

Мы заплатили налоги и больше ничего не должны Маше, Илюше, Наде, Альбине. Они маленькие, у них рак, они и еще 500 детей каждый год получают лучевую терапию в Институте радиологии. Там не хватает датчика для УЗИ, чтобы видеть детские опухоли. Не хватает денег на индивидуальный подбор лечения. И нет детской площадки, чтобы дети могли гулять.

Маша Масленникова Можно, я вам расскажу про детей, судьба которых вас не касается? Маше Масленниковой лет пять. У нее опухоль мозга. Чтобы удобнее было воздействовать на опухоль Машиного мозга гамма-лучами, волосы на висках у девочки выбриты. А волосы на макушке заплетены в хвостики так, чтобы падали и прикрывали выбритые места. Я спрашиваю:

- Можно мне посмотреть, что у тебя там под хвостиками?

- Посмотри, - говорит Маша.

Я осторожно отодвигаю волосы. На выбритом левом виске у Маши нарисован цветок, на правом виске – солнышко.

- Зачем у тебя нарисованы цветок и солнышко? – спрашиваю.

- Для красоты, - отвечает девочка. – Красиво?

- Очень красиво.

Доктор рассказывает, что у них в единственном на всю страну специализированном детском радиологическом отделении не было аппарата УЗИ. Некоторое время назад благотворители подарили отделению современный аппарат, но благотворители не слишком разбираются в медицинской аппаратуре, и датчики оказались рассчитанными на младенцев. Датчики – это такие пластмассовые штуки, которыми вам наверняка елозили по животу, если делали УЗИ хоть однажды. Если бы купить датчики побольше, можно было бы видеть опухоль у Маши в голове, а так приходится облучать Машину опухоль наугад.

Илюша Прусаков Еще рассказать? Илюше Прусакову три года. У него опухоль забрюшинного пространства. То есть в животе. Опухоль неоперабельная. Она уже раздавила у Илюши внутри левую почку и теперь давит на селезенку. Я беру мальчика за руку, рука желтого цвета.

- Знаешь, - говорит Илюша. – Солнышко подарило мне игрушечного поросенка.

- Какое солнышко?

- Которое светит мне в живот. Оно подарило мне поросенка, машинку и ослика.

Солнышком все дети в Институте радиологии называют рентгеновский аппарат, облучающий их опухоли. Солнышко всегда дарит детям подарки, чтобы дети лежали смирно.

На животе у Илюши косой шрам. А поверх шрама фломастером нарисована опухоль, желудок, поджелудочная железа и единственная почка, которую надо прикрывать от лучей, чтобы те, разрушая опухоль, не разрушали почку.

Доктор говорит, что если бы к аппарату УЗИ купить подходящий датчик, можно было бы облучать опухоль точнее и так, чтобы соседствующие с опухолью внутренние органы страдали поменьше.

Надя Беликова Еще рассказать? Наде Беликовой шесть лет. Она пугается, когда я вхожу в палату, и сидит на кровати, потупив глаза. Я сажусь рядом с Надей на пол, беру у нее с подушки плюшевого кота и щекочу кошачьей лапой Надину руку.

- Надя, привет, - говорю я голосом кота. – Ты знаешь меня? Кто я?

- Ты кот, - отвечает Надя, едва заметно улыбнувшись.

Доктор рассказывает вот что. У Нади в подключичной вене стоял катетер, чтобы вводить химиотерапию. И рядом с катетером (так часто бывает) образовался тромб. Если был бы специальный датчик для УЗИ, этот тромб можно было бы увидеть. Надя очень плохо себя чувствовала. Доктор не знал отчего, а просто случайно догадался, что это может быть тромб. Он наугад дал Наде лекарств, рассасывающих тромбы, хотя такие лекарства нельзя давать наугад, потому что велик риск, что начнутся кровотечения, и ребенок изойдет кровью. Но если бы доктор не догадался про тромб, тот оторвался бы рано или поздно, попал бы в сердце, и вы знаете, что бывает, когда тромб попадает в сердце.

Альбина Асянова А вот Альбина - самая веселая девочка на отделении. Ей лет семь, наверное. У нее опухоль мозга. Мы рассматриваем с ней картинку. Альбина сама нарисовала человека, отпускающего в небо воздушные шарики.

- У меня такая мечта, - говорит Альбина, - запустить в небо целую кучу шариков.

- Хочешь, я подарю тебе целую кучу шариков?

- Мне уже дарили, - девочка смеется. – Я их надула, а они полетели не вверх, а вниз.

- Знаешь, почему?

- Я не знала. Я подумала, что меня обманули, когда показывали по телевизору, как шарики летят вверх. Я думала, там по телевизору кто-то тянет шарики вверх на веревочках, так чтобы мне не было видно.

- Нет, просто шарики надо надувать не ртом, а очень легким газом, чтобы они летели вверх.

- Теперь я знаю, - девочка улыбается. – А хочешь, я для тебя погуляю на улице? Там только очень ободранная горка, но я могу погулять, если тебе надо кого-то пофотографировать на улице.

Хватит рассказывать? В Институте радиологии каждый год лечится от онкологических заболеваний пятьсот детей. В живых остаются триста. Никто из нас не обязан думать об этом, но доктор говорит, что если бы купить датчик, и если бы каждый раз находились деньги на индивидуальных подбор лечения – детей выживало бы четыреста.

Валерий Панюшкин


Для спасения детей Научному центру радиологии
не хватает 681 862 руб.

Профессор руководитель отдела нейроонкологии федерального Центра детской гематологии Ольга Желудкова рассказывает: «Действительно через Российский научный центр (НЦ) рентгенорадиологии ежегодно проходят пятьсот детей со злокачественными опухолями. Здесь их тщательно обследуют и лечат». Ультразвуковая диагностика (УЗИ) в жизни каждого из этих ребятишек играет ведущую роль. Она позволяет обнаружить беду на ранних стадиях, когда шанс на излечение наиболее высок.

«Недавно, -- говорит госпожа Желудкова, -- у нас проходила лечение 6-летняя девочка с метастазами в мозге. На фоне лучевой терапии она получила осложнение, началось тромбообразование. А спецоборудования не было, выявить тромбоз мы не смогли. В результате он вызвал нарушения в сердце, почках, и лучевая терапия стала невозможна. Отсюда рецидив основного заболевания. Имей мы датчик, спасли бы малышку».

В детском отделении НЦ установлен аппарат УЗИ GE Logiq-7. Для него срочно необходим кардиосекторальный датчик 2,5-3,5 МГц. Он позволит детально обследовать глубоко расположенные опухоли брюшной полости, а также сердце и головной мозг. Но датчик вместе с программой непрерывно-волнового доплера стоит 507752 руб. Многим из этих детей надо гулять, но их нельзя выпускать на улицу, в парк, из-за снижения иммунитета им противопоказан и общественный транспорт. Им нужна детская площадка в крохотном дворе НЦ, она обойдется еще в 461 837 руб. НЦ самостоятельно такие покупки не осилит.

Наш новый партнер Инвестиционная группа «КапиталЪ» внесет $10 625. Таким образом, не достает еще 681862 руб. Российский научный центр рентгенорадиологии с благодарностью примет любую помощь.

Индивидуальный же подбор лечения в НЦ обходится в 10 тыс. -- 30 тыс. руб. каждому ребенку. У большинства родителей нет таких денег. Имена и цены, а также реквизиты НЦ и счета есть в фонде.

Экспертная группа Российского фонда помощи

Подпишитесь на канал Русфонда в Telegram — первыми узнавайте новости о тех, кому вы уже помогли, и о тех, кто нуждается в вашей помощи.

Оплатить
картой
Авто-
платежи
Оплатить
c PayPal
SberPay
Другое

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

Другие способы

Банковский перевод Сбербанк Альфа•банк Кошелек РБК Money Кошелек Web Money Яндекс Деньги

Как помочь из-за рубежа

Pay Pal SMS Банковская карта Банковские реквизиты Система платежей CONTACT
comments powered by HyperComments