Яндекс.Метрика

Вскрыть проблему

Что не поделили детский кардиохирург Рубен Мовсесян и администрация больницы


Алексей Каменский,

специальный корреспондент Русфонда

Рубен Мовсесян. Фото Алексея Лощилова

16 июня суд Красносельского района Санкт-Петербурга признал незаконным и подлежащим отмене выговор, вынесенный администрацией Детского городского многопрофильного клинического специализированного центра высоких медицинских технологий (Детской городской больницы (ДГБ) №1) заведующему кардиохирургическим отделением Рубену Мовсесяну. Русфонд давно сотрудничает с ДГБ №1, оплатил лечение нескольких сотен детей в отделении, которым руководит Мовсесян. Почему одному из лучших неонатальных хирургов пришлось защищаться от работодателя в суде?

Несколько дней назад на Change.org появилась петиция «Не допустить увольнения Рубена Мовсесяна из ДГБ №1», и следом фамилия врача замелькала в новостях, письмах, документах. В Комитет по здравоохранению Петербурга обратились «Кардиомама» и другие родительские сообщества, стали приходить письма врачей со всей России и даже из других государств. О заслугах Мовсесяна и его отделения рассказали комитету главврачи федеральных центров сердечно-сосудистой хирургии Астрахани, Челябинска, Красноярска, директор новосибирского НМИЦ имени академика Е.Н. Мешалкина, главный внештатный детский кардиолог Белоруссии. Коллективное письмо написали два десятка членов Ассоциации детских кардиологов России. Комитет делает вид, что это его не касается, между тем страсти только разгораются, а петиция на Change.org набрала уже больше 100 тыс. подписей.

О причинах всей этой кутерьмы даже авторы обращений говорят удивительно расплывчато. Врачи просят поддержать коллегу и его отделение, не объясняя, от чего, собственно, их надо защитить.

Центр против отделения

Что на самом деле происходит в больнице, понять и правда нелегко. Кульминацией стало судебное разбирательство между Рубеном Мовсесяном и руководством ДГБ №1 по поводу выговора о нарушении должностных инструкций, полученного врачом. 16 июня суд признал выговор незаконным и подлежащим отмене. Разбирательство шло с осени прошлого года. А проблемы начались гораздо раньше.

ДГБ №1 сравнительно молодая больница, она открылась в конце 1970-х и стала одной из лучших детских больниц Петербурга. 29 лет назад главным врачом был назначен 40-летний хирург Анатолий Каган, ему больница обязана очень многими своими достижениями. А десять лет назад он сам пригласил московского неонатального кардиохирурга Рубена Мовсесяна руководить кардиохирургическим отделением больницы. Время, однако, идет. Мовсесян говорит, что постепенно у него возникало все больше проблем с качеством хирургических инструментов. Руководство, по его словам, не реагировало. К 2016 году проблема «приобрела катастрофический характер». Несмотря на миллиардные госпрограммы, самая обычная нехватка денег по‑прежнему мучает российскую медицину. Русфонд постоянно помогает ДГБ №1: оплачивает операции, приобретает средства индивидуальной защиты для врачей. У больницы много спонсоров. Одна из давних идей Мовсесяна была в том, чтобы организовать попечительский совет, который смог бы решать финансовые вопросы.

Готовность что-то резко менять не относится к числу распространенных достоинств российских главврачей.

– Не понимаю, почему я должен устраивать полемику о проблеме, которой не существует, – сказал Русфонду Анатолий Каган. – Я руковожу государственным бюджетным учреждением. Я четко работаю по своему уставу. Не могу создавать попечительские советы, какие-то фонды. Я даже не хочу на эту тему разговаривать!

Возможно, именно это и стало отправной точкой. Поскольку страсти кипят уже года три, назвать какую-то одну главную причину сейчас не смогли бы и сами участники конфликта.

В 2017 году Рубен Мовсесян начал получать от руководства больницы выговоры, в основном за «недооформление» документации. Всего их было пять. Три он оспорил, и администрация их отменила. Еще об одном, говорит Мовсесян, он просто не знал. Судьбоносным стал пятый выговор.

В начале прошлого лета друг хирурга, предприниматель Сергей Сидоров решил пожертвовать больнице около 10 млн руб. на приобретение кардиохирургических инструментов. Инструменты специально изготавливали под руку Мовсесяна, первая партия ценой около 5,5 млн руб. приехала в Петербург из Германии в сентябре. Инструменты были приняты больницей, но затем, рассказал адвокат Мовсесяна Владимир Жирновой, администрация обвинила Мовсесяна в том, что он не оформил на них документы. Врач получил выговор и в конце осени обратился в суд – именно этот выговор и отменили 16 июня.

– Ситуация была надуманная, – считает Жирновой. – Просто администрация больницы не предполагала, что у нас сохранилась переписка Мовсесяна, где мой подзащитный спрашивает у администрации, как нужно оформить приемку инструментов. Он все сделал так, как ему сказала по телефону главный бухгалтер. И у нас есть подтверждения, что телефонные разговоры имели место. Главный врач через несколько дней после этого подписал все необходимые документы, и больница начала пользоваться инструментами. Выговор Мовсесяну объявили уже после этого.

– Я не первый раз помогаю медицинским учреждениям, но с ДГБ №1 до сих пор дела не имел. То, что произошло, оставило у меня очень тягостное впечатление, – поделился с Русфондом Сергей Сидоров, купивший для больницы инструменты.

Следующим поводом для раздора стал план Анатолия Кагана создать в больнице Центр кардиологии и сердечно-сосудистой хирургии. История началась в 2018 году и до сих пор не закончилась. Отделение Мовсесяна должно стать одной из составных частей этого центра. Но на самом деле, объясняет хирург, целью администрации было просто вынудить его уйти из больницы: «Мое отделение стало единственной составной частью центра, – объясняет Мовсесян. – То есть я руковожу своим коллективом, а начальник центра руководит мной». Структура предполагалась иная, объясняет пресс-секретарь ДГБ №1 Ирина Котова: «Руководитель центра должен заниматься и кардиологическими койками другого отделения, вести большую аналитическую работу». «У того отделения свой заведующий, не подчиняющийся центру», – парирует Мовсесян. За полтора года у центра сменилось два руководителя, причем второй выдержал всего неделю: устоявшийся коллектив врачей просто ему не подчинялся.

– Существует трудовая дисциплина, и все, начиная с меня и кончая санитаркой, должны ее соблюдать. Если кому-то не нравится, что я могу сделать? – объясняет ситуацию Каган. Решение суда он комментировать не захотел, поскольку еще его не видел. Но напомнил Русфонду, что «в нашей судебной системе, слава богу, много инстанций».

400-граммовый человек

Каковы планы Анатолия Кагана насчет Рубена Мовсесяна, мы не знаем, но по закону для увольнения достаточно двух выговоров в течение года. Родительские сообщества бросились на защиту хирурга, говорят о его профессиональных качествах, доброте и отзывчивости. Но едва ли не важнее мнение коллег Мовсесяна, которых действительно тревожит происходящее.

– Наше сообщество детских кардиохирургов очень маленькое – ведущих хирургов можно пересчитать по пальцам, и Мовсесян, безусловно, один из лидеров. Я бы мог рассказывать о нем как о человеке и специалисте несколько часов, так что скажу лишь о некоторых аспектах работы его команды, – говорит Михаил Абрамян, заведующий отделением экстренной кардиохирургии и интервенционной кардиологии Морозовской больницы в Москве.

И перечисляет несколько пунктов:

– Гамма выполняемых вмешательств. Команда, возглавляемая Рубеном Мовсесяном, выполняет весь спектр операций на сердце, включая сложнейшие, за которые берутся далеко не все кардиохирурги. Отделению Мовсесяна под силу любое вмешательство, именно поэтому сюда стремятся попасть пациенты не только из других регионов, но и из стран бывшего СССР.

– Если говорить о наиболее сложных пороках, то команда Мовсесяна – одна из лучших при лечении синдрома гипоплазии левых отделов сердца (так называется отсутствие левого желудочка, отвечающего за большой круг кровообращения, подробнее читайте об этом читайте в статье «Половина сердца». – Русфонд). Этот порок очень трудо- и финансово затратный. Это всегда многоэтапное тяжелое лечение.

– Особая категория – повторные операции. Повторно войти в грудную клетку, где после первой операции образовались спайки, всегда сложно и рискованно. В кардиохирургии ДГБ №1 30% больных повторные, причем с очень хорошими результатами.

– Отделение Мовсесяна много занимается детьми с экстремально малым весом, в этой больнице одна из самых больших в Европе неонатальных реанимаций на 70 коек. Самый маленький пациент, перенесший операцию без искусственного кровообращения, весил 440 граммов!

– Рубен Рудольфович – один из организаторов и вдохновителей нашего сообщества, инициатор большинства проектов. Сейчас мы создаем регистр детей с врожденными пороками сердца. Это чрезвычайно важный проект, который позволит не только видеть реальную картину заболеваемости, но и обеспечит преемственность в лечении. Мовсесян создал в WhatsApp группу детских кардиохирургов, сейчас в ней 173 специалиста из России и из-за рубежа, занимающихся врожденными пороками сердца. В ней мы обсуждаем сложные случаи и вместе находим ответы на многие вопросы. Нельзя такими специалистами разбрасываться, я верю, что они сумеют найти компромисс в сложившейся непростой ситуации, – подытоживает Абрамян.

Анатолий Каган в сложном положении.

– Не понимаю, по большому счету, за что меня шельмуют, – говорит он. – Я не могу создать отдельные условия для одного доктора. И потом, он сам отдает себе отчет, что он про меня говорит? А у меня уже требуют гарантию, что я его никогда не уволю. Я работаю в федеральном центре. Если бы это было частное предприятие, я бы пришел и сказал: я в ваших услугах не нуждаюсь.

– Вы бы правда готовы были это сказать Мовсесяну, если бы работали в частном центре? – спросил я Анатолия Кагана.

– Не знаю. Не могу себе этого представить, потому что никогда не работал в частном предприятии.

Более подробные вопросы по поводу сложившейся ситуации, отправленные в пресс-службу больницы, Анатолий Каган предложил переслать в Комитет по здравоохранению. Там Русфонду сообщили, что переправили вопросы обратно в больницу, где готовят ответы, и их можно будет получить опять же через посредничество Комитета по здравоохранению – «видимо, уже сегодня». Но это было позавчера, а ответов нет.

Подпишитесь на канал Русфонда в Telegram — первыми узнавайте новости о тех, кому вы уже помогли, и о тех, кто нуждается в вашей помощи.

Оплатить
картой
Авто-
платежи
Оплатить
c PayPal
Сбербанк
онлайн
Телефон
Другое

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

Отправить пожертвование можно со счета мобильного телефона оператора — «Мегафон», «Билайн», МТС или Tele2.

Введите номер своего телефона, а затем сумму пожертвования в форме внизу. После этого на ваш телефон будет отправлено СМС-сообщение с просьбой подтвердить платеж. Большое спасибо!


Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

Для абонентов МТС есть возможность отправить деньги через сайт:

МТС. Легкий платеж

Пожертвовать
с помощью SMS

Скачайте мобильное приложение Русфонда:

App Store

Google Play

Другие способы

Банковский перевод Сбербанк Альфа•банк Кошелек РБК Money Кошелек Web Money Яндекс Деньги

Как помочь из-за рубежа

Pay Pal SMS Банковская карта Банковские реквизиты Система платежей CONTACT
comments powered by HyperComments