Яндекс.Метрика
Жена умерла, когда сыну было всего полгода. Ему к тому времени сделали одну операцию на нёбе и сказали, что следующую нужно делать не ранее, чем в шесть лет. Год назад дали направление на лечение в московской клинике, а здесь врачи сказали, что мы время упустили, раньше нужно было приезжать. Стали оперировать, а у сына с сердцем плохо, его в другую больницу перевели, сделали операцию на сердце, а через год – на нёбе. Но проблем еще много: жидкая пища через нос выливается, зубы выросли кривые, швы от операции стянули губу, сын плохо говорит, учителя его не понимают. У нас в Майкопе помочь ему не могут, а в Москве лечение платное. Моя вторая жена занимается с Богданом, возит его в больницы, хотя у нее двое своих детей, правда, уже взрослых. Вот и сейчас готова поехать с ним на лечение, но денег нет. Я работаю трактористом, она уборщицей, живем в доме-бараке без удобств. Помогите нам! Анатолий Тополенко, Адыгея.
Опубликовано 11 ноября 2014

Виталий Рогинский

Руководитель
Центр челюстно-лицевой хирургии (Москва)
Для продолжения хирургического лечения нужна ортодонтическая подготовка: расширить верхний зубной ряд, изолировать небо от попадания пищи в расщелину, создать контакты между зубами верхней и нижней челюсти. Параллельно будем решать проблемы с речью

История болезни

15 декабря 2014

Богдану Тополенко начали лечение в Центре челюстно-лицевой хирургии (Москва).

«Богдану установлены ортодонтические аппараты, в условиях стационара с ним занимается педагог-дефектолог, – говорит профессор Виталий Рогинский. – Мы нормализуем мальчику речь и исправим прикус, а после Богдану предстоит операция по коррекции расщелины верхней губы и нёба».
Анатолий, папа Богдана, благодарит за помощь зрителей «Первого канала» и читателей Русфонда. 

comments powered by HyperComments