• Скачайте мобильное приложение — теперь с Apple Pay!
  • Спасение детей в вашем телефоне
  • Помочь так же просто, как позвонить
Жизнь. Продолжение следует
10.08.2018
Как Юра Карпов<br/>
сделал чудо<br/>
из слова «мама»
Как Юра Карпов
сделал чудо
из слова «мама»
Жизнь. Продолжение следует
27.07.2018
Как сердце Аслана<br>
справилось<br>
со словом «нет»
Как сердце Аслана
справилось
со словом «нет»
Яндекс.Метрика
За 21 год — 11,884 млрд руб. В 2018 году — 950 144 752 руб.
29.01.2015

Русфонд.ДЦП

Достоверные сведения

Которые мы боимся получить



Рубрику ведет Валерий Панюшкин

В реабилитационном центре для детей с ДЦП «Сделай шаг» есть мальчик Матвей. Его история ужасна. У него не ДЦП, а болезнь Гиршпрунга – врожденная аномалия развития кишечника. Он был практически здоровым мальчиком, у которого всего лишь время от времени случались запоры.

Проект «Русфонд.ДЦП»: внедрение, поддержка и развитие новых медицинских технологий в лечении детского церебрального паралича.

Помочь проекту «Русфонд.ДЦП»

Однажды у Матвея случился такой запор, что от запора этого произошла каловая интоксикация. С этой интоксикацией мальчик попал в реанимацию. И там, в реанимации, пролежал месяц один, без мамы, потому что родителей в России почти никогда не пускают к детям в реанимационные отделения. Отдавала мама веселого малыша, который уверенно учился лепетать и ходить, а получила через месяц совершенно парализованного и совершенно слепого. За этот месяц чего только не было у Матвея – от отека мозга до гнойных пролежней на голове.

Практически Матвею помочь ничем нельзя, разве что при помощи массажа бороться с пролежнями и атрофией мышц. Но тем-то и отличается центр «Сделай шаг» от многих других реабилитационных центров, что мы принимаем детей с нарушениями любой тяжести. Взяли и Матвея.

Он лежал как тряпочка, ни на что не реагировал. Мы читали ему сказки в минимальной надежде на то, что он, возможно, их слышит. А моя младшая дочь, которую я привез в Центр, потому что ее не с кем было оставить, сидела с Матвеем, как будто чувствуя, что Матвею нужно, чтобы с ним посидел кто-то живой.

Однажды психолог центра «Сделай шаг» Елена Семенова пронесла над головой Матвея какую-то яркую игрушку. Кубик, шарик, флажок… Не помню что. То ли передать хотела какому-то другому ребенку, то ли позаниматься с ни на что не реагирующим Матвеем безнадежными психологическими занятиями. И вдруг Елене показалось, что Матвей следит за игрушкой глазами.

Этого не могло быть, ведь про Матвея известно, что он слепой. Но Елена провела над головой мальчика игрушкой еще раз. И он, вроде бы, опять следил за игрушкой глазами. Елена меняла игрушку, брала кубик вместо шарика, мячик вместо флажка, махала всем этим над головой Матвея. А он следил за игрушками.

Неизвестно, что он там видит (яркие пятна, очертания, тени), но что-то он видит, какая-то зрительная функция сохранилась или восстановилась, можно ее как-то развивать, поощрять. С того памятного дня Елена стала заниматься с Матвеем много и с особым энтузиазмом. Потому что мы ведь можем сколько угодно декларировать, что занимаемся даже и с самыми безнадежными детьми, но если появляется какая-нибудь надежда хоть на что-нибудь, всех вокруг начинает переть, колбасить и вштыривать (не знаю, как описать это чувство без молодежного сленга).

Теперь Матвей сидит у Елены на занятиях и сам ест кашу ложкой. Сам! Ест! Ложкой! Раньше любое из этих слов было бы неприменимо к Матвею. Елена только поддерживает слегка его запястье и говорит:

– Это он сам. Это не я двигаю его руку. Я только слегка поддерживаю, а он сам. Я же чувствую, как он сам тянет ложку в рот.

И я не знаю, как к этому относиться. Можно радоваться тому, что Матвей научился сам держать ложку. А можно скептически хмыкать, что это ведь Елена вложила ложку ему в кулак. Можно ликовать, что Матвей почти научился сам есть. А можно резонерствовать, что это, дескать, Елена научилась незаметно и эффективно манипулировать Матвеевой рукой.

И я каждый раз говорю, что нам нужны объективные медицинские обследования. Вот бы нам точно узнать, держит ли Матвей ложку, тянет ли ложку в рот и видит ли хотя бы пятна и тени.

Мы стараемся обследовать детей. Я хочу достоверных научных сведений, но правда в том, что боюсь их. Вдруг окажется, что Матвей совершенно парализован и совершенно слеп? Вдруг окажется, что неожиданные успехи Матвея – всего лишь плод наших подсознательных манипуляций?

Фото Ольги Лавренковой

Как помочь проекту «Русфонд.ДЦП»

→ О проекте

Дорогие друзья!

Сумма пожертвования может быть любой. Во всех случаях в назначении платежа или в комментариях просим указывать: пожертвование на проект «Русфонд.ДЦП».

Основные каналы перечисления средств:

1) Отправьте слово ШАГ или SHAG на короткий номер 5541.
Стоимость сообщения 75 руб. Количество SMS с одного телефона не ограничено.

2) Платеж через банк

3) Платеж через систему РБК Money, которая включает в себя: 4) Кошелек WebMoney через систему Assist

5) Яндекс.Деньги

Подробнее о том, как помочь из-за рубежа → rusfond.ru/donation/abroad

Внимание! Пожертвования, отправленные через систему QIWI (КИВИ) – безадресные. Пожалуйста, сообщите нам о таком переводе для проекта «Русфонд.ДЦП».

Если у вас есть вопросы, замечания, предложения, звоните в Русфонд по номеру 8-800-2507525 (бесплатный звонок из России, благотворительная линия от компании МТС) или пишите на rusfond@rusfond.ru.

Спасибо!



  • 1. Матвей не умеет есть

  • 2. Не умеет общаться

  • 3. Не умеет играть

  • 4. Или, может быть, умеет играть?

  • 5. Умеет играть в игрушки?

  • 6. Умеет играть даже на бубне?

  • 7. Умеет общаться с доктором?

  • 8. Умеет общаться с моей дочерью?

  • 9. Умеет есть почти сам?




Кому помочь
Сумма *

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней


Кому помочь
Сумма *
Валюта *

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней

рассказать друзьям:
ВКонтакте
Twitter

comments powered by HyperComments версия для печати