Яндекс.Метрика
мы в социальных сетях

Одиночество всех

В реабилитационном центре для детей с церебральным параличом «Сделай шаг» в Домодедово (Московская область) установлен тренажер Гросса. Под потолком натянут трос, по тросу скользит блок, к блоку на резинках цепляется что-то вроде люльки из ремней, как у парашютиста. В эту люльку можно подвесить ребенка с церебральным параличом. В этой люльке неходячий может ходить, едва касаясь ногами пола, или ползать, едва касаясь пола руками и коленями, приседать, отжиматься, вставать, садиться – тренироваться, одним словом, двигаться, накачивать мышцы и приобретать моторные навыки, которых нет у детей с ДЦП. Беда только в том, что тренирует больного ребенка не тренажер, а человек при помощи тренажера. Физическому терапевту тренажер Гросса мог бы быть в помощь, но без специалиста тренажер – это просто развлечение, не полезнее качелей. И лучше иметь специалиста без тренажера, чем тренажер без специалиста. →

Принципы целеполагания

Главное, чем отличается реабилитация детей с церебральным параличом во всем цивилизованном мире от той практики, к которой привычны российские пациенты, – целеполагание. Российские специалисты и родители детей с ДЦП зачастую либо формулируют цели занятий неконкретно (чтобы наступили улучшения, чтобы пошел, чтобы заговорил…), либо вообще считают занятия самоцелью. В Европе, Америке, Израиле и даже Индии реабилитологи считают, что цели должны быть специфическими, измеримыми, достижимыми, реалистическими и ориентированными во времени. По-английски, чтобы запомнить принципы целеполагания, используют аббревиатуру SMART (specific, measurable, achievable, realistic, time oriented). По-русски, чтобы запомнить, как правильно ставится цель, подходит аббревиатура «СИДОРОВ» (цели должны быть Специфичными, Измеримыми, Достижимыми, Реалистичными и Ориентированными во Времени). →
1 2 3 4 5