Яндекс.Метрика

Вычеркнут из списка

Как чиновники лишили сироту законного представителя и пособия, гарантированного государством

Иллюстрация Тимофея Яржомбека
«Без бумажки ты букашка» – эту чиновничью заповедь сформулировал еще советский поэт Лебедев‑Кумач. Но нынешние чиновники пошли дальше: если постараться и вычеркнуть человека из списка или не поставить на положенный учет, то его будто бы вообще не существует. Даже если это ребенок, сирота и инвалид. Именно так случилось с 12-летним Дамиром, который вместе с тетей-опекуном живет в Новой Москве. Дамира как будто бы вообще нет. А обратное еще нужно доказать.

Москва выгоняет, Прокопьевск не принимает

Дамир родился в городе Прокопьевске Кемеровской области. Мама умерла, когда ему было всего два года, а еще через четыре года умер отец. Мальчика взял под опеку родной дядя, который жил там же, в Прокопьевске. Но год назад по семейным обстоятельствам от опеки ему пришлось отказаться. Тогда Дамира забрала его тетя, живущая в городе Щербинке – теперь это часть Новой Москвы.

Пока шел переезд и сбор всех необходимых документов, тетю Ольгу Ивановну назначили временным опекуном – это обычная практика. Дамира сразу же поставили на учет в Щербинском отделе социальной защиты населения УСЗН ТиНАО города Москвы. Поначалу все складывалось неплохо. Трудности начались, когда тетя собрала все нужные бумаги и обратилась в Щербинский ОСЗН с заявлением о назначении ее опекуном малолетнего Дамира на постоянной основе. Она получила отказ.

По мнению чиновников, Ольга Ивановна с Дамиром должны сняться с учета в Москве, поехать в Прокопьевск, встать там на учет и получить распоряжение о назначении постоянной опеки, а затем вернуться в Москву. Однако этот план столичных бюрократов не устроил администрацию Прокопьевска. В местном управлении образования пояснили: раз Дамир поставлен на учет в Щербинском ОСЗН Москвы, здесь и должна оформляться постоянная опека. В общем, Москва выгоняет, Прокопьевск не принимает.

Куда только не писала Ольга Ивановна, пытаясь отстоять права племянника-сироты: Президенту РФ, уполномоченному по правам человека в Москве, в Департамент соцзащиты Москвы, в прокуратуру. Безрезультатно. Ее обращения пересылались все в тот же Щербинский ОСЗН, который твердо стоял на своем.

– Чиновники от соцзащиты Москвы полагают, что назначить постоянную опеку над Дамиром невозможно, потому что он не живет в Москве, его здесь нет. По их мнению, сирота-инвалид до сих пор живет в Прокопьевске! Если эти чиновники действительно так полагают, то это клинический случай. А если нет, то приходится говорить о профессиональной несостоятельности, безответственности и чудовищном равнодушии всех этих должностных лиц, – отмечает Алексей Головань, правозащитник, руководитель благотворительного центра «Соучастие в судьбе».

Чиновники, которые играют в игры

Московский департамент соцзащиты играет в свою любимую игру, делая вид, что не понимает, чем различаются место постоянной регистрации и фактическое место проживания. В переписке с Ольгой Ивановной сотрудники департамента Е.М. Зайцева и Е.В. Бербер настойчиво отправляют Дамира на «подтвержденное место жительства».

– Интересно спросить у Зайцевой и Бербер, что это вообще такое – «подтвержденное место жительства»? В каком нормативном акте они нашли это понятие? – возмущается Головань. – Для тех чиновников, которые не умеют читать закон и не понимают эту разницу, Верховный суд РФ неоднократно разъяснял: сам по себе факт регистрации или отсутствия таковой не может служить основанием для ограничения прав и свобод граждан. Место жительства подопечных детей – вместе с опекуном и определяется тем обстоятельством, какой орган опеки осуществляет свои полномочия в отношении этих детей.

А тем временем в январе срок временной опеки над Дамиром закончился. В виде исключения чиновники продлили ее на месяц. А после того как Ольга Ивановна обратилась к Генеральному прокурору РФ, еще на месяц. Однако 29 марта и этот срок закончился.

Уже месяц 12-летний мальчик вообще не имеет законного представителя. Дамир очень плохо слышит, учится в коррекционной школе, а тетя, вместо того чтобы направить все усилия на его лечение и воспитание, бесконечно обивает пороги чиновничьих кабинетов. Кроме того, мальчик до сих пор не получает ежемесячное пособие, гарантированное ему государством.

– Тем самым нарушается базовое право сироты на содержание и полное государственное обеспечение. Важно, что в силу закона эти денежные средства принадлежат непосредственно сироте. Значит, государство не только незаконно лишает сироту содержания, но и незаконно удерживает те средства, которые предназначены сироте-инвалиду, – поясняет Алексей Головань.

Права гарантированы, но это неточно

Ольга Ивановна очень боится, что Дамира у нее отберут и отправят в детский дом, но сдаваться не намерена. 23 марта она подала иск в Щербинский районный суд города Москвы. Судебное заседание назначено на 8 июня.

– Даже если 8 июня суд вынесет решение, которым требования истицы будут удовлетворены (а так и будет, потому что они основаны на положениях федерального законодательства), и суд обратит решение к немедленному исполнению, сирота-инвалид Дамир к тому времени уже два с половиной месяца будет находиться без законного представителя, – отмечает Алексей Головань. – Для уполномоченных государственных органов, для прокуратуры отсутствие у сироты законного представителя хотя бы один день – уже ЧП! А в случае Дамира – 72 дня! Кто за это ответит?

Год назад были приняты поправки в Конституцию, одна из которых гласит: «Государство, обеспечивая приоритет семейного воспитания, берет на себя обязанности родителей в отношении детей, оставшихся без попечения» (часть 4 статьи 67.1). В случае с Дамиром наоборот: государство всячески пытается от своих обязанностей отбояриться, а «приоритет семейного воспитания» для чиновников просто красивая формулировка – как нарядный фантик у плохой конфеты.

Что делать, если вы или ваши знакомые оказались в подобной ситуации
Рекомендации юриста и правозащитника Алексея Голованя

Все социальные гарантии сиротам, вне зависимости от того, установлены они федеральным законодательством или нормативными правовыми актами регионов, предоставляются не по месту их регистрации, а по месту жительства. При этом сирота может быть зарегистрирован в одном субъекте Российской Федерации, а иметь место жительства вместе с опекуном в другом регионе страны. То есть «место регистрации» и «место жительства» – понятия не тождественные.

Местом жительства несовершеннолетних, не достигших 14 лет, признается место жительства их законных представителей – родителей, усыновителей или опекунов. Место жительства – это то место, где гражданин постоянно или преимущественно проживает. У гражданина не может быть более одного места жительства.

При этом нужно ссылаться на статью 20 Гражданского кодекса РФ (пункты 1 и 2).

При перемене места жительства подопечного полномочия органа опеки и попечительства возлагаются на орган опеки по новому месту жительства со дня получения личного дела подопечного и в порядке, определенном Федеральным законом от 24.04.2008 №48-ФЗ «Об опеке и попечительстве».

Подпишитесь на канал Русфонда в Telegram — первыми узнавайте новости о тех, кому вы уже помогли, и о тех, кто нуждается в вашей помощи.

Оплатить
картой
Авто-
платежи
Оплатить
c PayPal
SberPay
Другое

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

Другие способы

Банковский перевод Сбербанк Альфа•банк Кошелек РБК Money Кошелек Web Money Яндекс Деньги

Как помочь из-за рубежа

Pay Pal SMS Банковская карта Банковские реквизиты Система платежей CONTACT
comments powered by HyperComments