Яндекс.Метрика
28.08.2015

Русфонд.Дом

Хорошо, когда дети вредничают

Чтобы быть самим собой – вредным и озорным
мальчишкой – Антошке нужно 60 тысяч рублей ежемесячно


Вера Шенгелия, специальный корреспондент Русфонда

Антону Н. девять лет. Его история – к сожалению, самая частая история, которая случается с детьми с синдромом Дауна в нашей стране. Чаще всего таких детей просто не забирают из роддома, как это и вышло с Антоном. В результате всю свою жизнь мальчик провел в интернате для умственно отсталых детей: не учился, не ходил в театр и цирк, не ездил в трамвае, не пробовал шоколадный торт. Четыре месяца назад в Москве был создан маленький, всего на 22 ребенка, частный Свято-Софийский детский дом для детей с тяжелыми множественными нарушениями развития, который все называют просто Домик. В этом новом Домике, организованном по семейному типу, теперь и живет Антошка.


Внимание! Мы собираем пожертвования на оплату содержания Антона в Свято-Софийском детском доме на три месяца. Всего требуется 360 тыс. руб. Половину из этих средств дает Департамент соцзащиты населения Москвы. Таким образом, не хватает 180 тыс. руб.


Если честно, Антон – ужасно вредный ребенок. В любых других обстоятельствах этот факт раздражал бы меня ужасно. А в случае с Антоном я по-настоящему счастлива этому его качеству. Никогда бы не поверила, что буду так радоваться детской вредности.

Первое, что бросается в глаза при знакомстве с детьми, которые долгое время провели в интернатах для умственно отсталых: у них как будто нет никакого «я». Ты смотришь на такого ребенка и понимаешь, что видишь только диагноз или какие-то его проявления. Вот мальчик с синдромом Дауна, вот мальчик, который бьется головой об пол, вот мальчик, у которого вместо правой ноги культя, вот мальчик, который смотрит в одну точку и рычит. Ты видишь только эти странности, а если их отбросить, то не видишь ничего, никаких различий. Все дети не умеют говорить, не умеют играть, не умеют общаться с другими детьми, переползают через одногруппника как через бревно; никто не смеется, никто не хулиганит, никто не вредничает.

Антошка жил еще в обычном московском интернате для умственно отсталых на 600 койко-мест, как это у них называется, когда я увидела его впервые. Он вместе с другими детьми из интерната тогда приехал в Центр лечебной педагогики, куда я ходила волонтером, и мы стали играть с детьми. Я смотрела, как несколько плохо ходящих или совсем не ходящих детей ползали по комнате, мычали, пытались спрятаться, а Антон быстро подполз к ящику с игрушками, вытащил оттуда яркую большую погремушку и почти целиком засунул ее в рот. Я протянула к Антону руку, как-то робко заигрывая, Антошка треснул меня погремушкой по руке, засунул ее обратно в рот и засмеялся. Я сказала: «А ты чего такой вредный?» – и тоже засмеялась с огромным облегчением. Такое поведение по крайней мере было мне понятно, Антон был похож на ребенка, а не на зверька в человеческом обличье, и поэтому я тоже смеялась этой его выходке и этой его вредности.

В медицинских картах детей из интернатов очень часто написано «задержка психоэмоционального развития». Причиной этой задержки часто становится именно депривация (отсутствие возможности общаться с другими людьми, нарушение контактов с окружающими, которое может спровоцировать психические нарушения. – Русфонд), а не основной диагноз. Другими словами, ребенок из интерната не умеет общаться, выражать свои эмоции или желания не потому, что у него синдром Дауна, например, а потому, что никто никогда не учил его общению, взаимоотношениям, близости, привязанности, нежности. Волонтеры как-то посчитали, что перед глазами ребенка в интернате иногда за день сменяется 16 взрослых. Как правило, все в белых халатах. Как правило, для того, чтобы проделать какую-нибудь манипуляцию – переодеть, помыть, поставить градусник, сделать клизму. Даже обычные дети в обычных детских домах в результате этого чудовищно страдают от задержки развития, что уж говорить о детях, чьи стартовые позиции гораздо слабее.

Я не знаю, как девятилетнему Антошке, не умеющему ходить, говорить, есть твердую пищу, разглядывать картинки, удалось вырастить в себе свой собственный характер. Может, когда-то он был любимчиком какой-нибудь нянечки, и ему доставалось больше внимания. Может, его навещала бабушка – такое тоже случается часто. Может быть, в нем было столько жажды жизни, столько самой жизни, что даже долгих девять лет подавления и невнимания не смогли ничего поделать. Антошка все равно остался Антошкой. Большим весельчаком и врединой.

Когда дети только переехали в Домик, и педагоги из Центра лечебной педагогики устраивали специальные обучающие семинары для персонала Домика, одним из первых и важнейших уроков был урок, посвященный выбору. Дайте ребенку выбрать между чаем и соком, пусть сам выберет – красную майку надевать или синюю, пойти гулять или остаться в здании, – объясняли дефектологи ЦЛП. Тогда это казалось ужасно несерьезным. Дети с сильной задержкой развития, натурально лакавшие из тарелок и чашек, а мы им – вам яблочный сок или компот? Но прошло какое-то время, и вдруг стало понятно, что Феруза любит красивые маленькие сумочки и платья, что Оля на музыке всегда выбирает барабан, а Кирюша – наоборот, инструменты со струнами, что Вовке нравятся все предметы, которые напоминают руль, а Антошке – мягкие игрушки, а не пластиковые. Что-то внутри этих детей, их «я», их характеры, назовите это, как хотите, – стало просыпаться, стоило кому-то заметить в них это «я».

Антошка же рванул еще дальше. На прошлой неделе дети из Домика вернулись из первого в их жизни детского летнего лагеря. Полтора месяца они провели под Обнинском в лагере «Галактика», среди обычных детей. Выезжали всем Домиком – со всеми воспитателями, со своими стиральными машинами, стульями и надувными бассейнами. Впервые – кто-то за 9 лет, а кто-то и за 16 – дети оказались на природе, у реки, впервые купались, впервые играли в песке на пляже, впервые прожили так долго рядом с говорящими, бегающими, хохочущими детьми.

Я зашла навестить детей, Антошка сидел на полянке во дворе Домика и обнимал Наташку, маленькую, почти не видящую девочку. Воспитатели рассказали мне, что за последний месяц Антошка невероятно к ней привязался. Если бы я не видела, как Антон тянет к ней руки, радуется ей и гладит, я бы ни за что в эту привязанность не поверила.
Каким-то удивительным образом, этому маленькому вредине удалось не только сохранить собственное «я», но и научиться видеть его в других.

Фото Ольги Павловой


Как помочь проекту «Русфонд.Дом»

Дорогие друзья! Чтобы Антон и дальше мог жить в Домике, получать уход и помощь специалистов, необходимо 120 тыс. руб. в месяц. Сейчас мы собираем пожертвования на оплату содержания Антона в Свято-Софийском детском доме на три месяца. Всего требуется 360 тыс. руб. Половину из этих средств дает Департамент соцзащиты населения Москвы. Таким образом, не хватает 180 тыс. руб.
Сумма пожертвования может быть любой. Во всех случаях в назначении платежа или в комментариях просим указывать: пожертвование на проект «Русфонд.Дом».

Основные каналы перечисления средств:

1) Отправьте слово ДОМ или DOM на короткий номер 5542. Стоимость одного SMS-сообщения 75 руб. Количество SMS с одного телефона неограниченно

2) Платеж через банк

3) Платеж через систему RBK Money, которая включает в себя: 4) Кошелек WebMoney

5) «Яндекс.Деньги»

Подробнее о том, как помочь из-за рубежа → rusfond.ru/donation/abroad

Внимание! Пожертвования, отправленные через систему QIWI (КИВИ), – безадресные. Пожалуйста, сообщите нам о таком переводе для проекта «Русфонд.Дом».

Если у вас есть вопросы, замечания, предложения – звоните в Русфонд по номеру 8-800-250-75-25 (бесплатный звонок из России) или пишите на rusfond@rusfond.ru.

Спасибо!

 

1. Антошке девять лет, как все дети из Домика, он выглядит намного младше

1. Антошке девять лет, как все дети из Домика, он выглядит намного младше

2. Антошка почти всегда что-то грызет, как младенец, у которого режутся зубы

2. Антошка почти всегда что-то грызет, как младенец, у которого режутся зубы

3. Оказывается, что самостоятельно есть ложкой из маленькой баночки – задача довольно сложная

3. Оказывается, что самостоятельно есть ложкой из маленькой баночки – задача довольно сложная

4. Марина – детский врач-невролог, волонтер и большой друг Антошки

4. Марина – детский врач-невролог, волонтер и большой друг Антошки

5. Антошка может ходить с поддержкой, а самостоятельно – отказывается

5. Антошка может ходить с поддержкой, а самостоятельно – отказывается

6. Приблизительно с таким лицом Антошка обычно и вредничает

6. Приблизительно с таким лицом Антошка обычно и вредничает

7. В Домике Антошка понял, что плакать не бессмысленно – на плач тут же кто-нибудь примчится

7. В Домике Антошка понял, что плакать не бессмысленно – на плач тут же кто-нибудь примчится

8. Раньше в интернате умывали или протирали влажной салфеткой. В Домике все приходится делать самому

8. Раньше в интернате умывали или протирали влажной салфеткой. В Домике все приходится делать самому

9. Таким образом Антошка обычно показывает, что хочет ползти, а не идти

9. Таким образом Антошка обычно показывает, что хочет ползти, а не идти

10. Многие дети с синдромом Дауна Антошкиного возраста могут читать, плавать, ходят на танцы и, конечно, в школу

10. Многие дети с синдромом Дауна Антошкиного возраста могут читать, плавать, ходят на танцы и, конечно, в школу

11. Никуда ни за что не хочет идти

11. Никуда ни за что не хочет идти

12. Марина уже третий год делает все, чтобы Антошка начал шагать сам – ходит с ним, ползает перед ним, уговаривает, показывает, объясняет

12. Марина уже третий год делает все, чтобы Антошка начал шагать сам – ходит с ним, ползает перед ним, уговаривает, показывает, объясняет



    Подпишитесь на канал Русфонда в Telegram — первыми узнавайте новости о тех, кому вы уже помогли, и о тех, кто нуждается в вашей помощи.

    Оплатить
    картой
    Авто-
    платежи
    Оплатить
    c PayPal
    Сбербанк
    онлайн
    Телефон
    Другое

    Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

    Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

    Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

    Sberbank Держатели карт Сбербанка России, подключенных к системе «Сбербанк Онлайн», могут сделать пожертвование в Русфонд из своего личного кабинета в системе «Сбербанк Онлайн».

    Внимание! Комиссия за проведение платежей через Сбербанк и «Сбербанк Онлайн» не взимается!

    Далее

    Отправить пожертвование можно со счета мобильного телефона оператора — «Мегафон», «Билайн», МТС или Tele2.

    Введите номер своего телефона, а затем сумму пожертвования в форме внизу. После этого на ваш телефон будет отправлено СМС-сообщение с просьбой подтвердить платеж. Большое спасибо!


    Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

    Для абонентов МТС есть возможность отправить деньги через сайт:

    МТС. Легкий платеж

    Пожертвовать
    с помощью SMS

    Скачайте мобильное приложение Русфонда:

    App Store

    Google Play

    Другие способы

    Банковский перевод Сбербанк Альфа•банк Кошелек РБК Money Кошелек Web Money Яндекс Деньги

    Как помочь из-за рубежа

    Pay Pal SMS Банковская карта Банковские реквизиты Система платежей CONTACT
    comments powered by HyperComments