• Новогодняя акция Русфонда
  • «Благотворительность вместо новогодних сувениров»
  • Приглашаем компании к участию!
Жизнь. Продолжение следует
9.11.2018
Болезнь,<br/>
несчастье, любовь<br/>
и новые сапожки
Болезнь,
несчастье, любовь
и новые сапожки
Жизнь. Продолжение следует
2.11.2018
Молчание <br/>как
знак согласия<br/>
со Вселенной
Молчание
как знак согласия
со Вселенной
Яндекс.Метрика
За 22 года — 12,309 млрд руб. В 2018 году — 1 374 676 575 руб.
9.07.2018

Русфонд.Дом

По шкале горя

Для того чтобы Катя К. могла жить в Домике, требуется
43 тыс. руб. ежемесячно



Вера Шенгелия Вера Шенгелия,
специальный корреспондент
Русфонда

Кате К. 14 лет. Еще недавно Катя жила с мамой в деревне в Ярославской области, а теперь живет в Домике – Свято-Софийском социальном доме для детей с тяжелыми множественными нарушениями развития. Это небольшой частный детский дом, организованный по семейному принципу.






Внимание! Мы собираем пожертвования на оплату содержания Кати в Свято-Софийском социальном доме на ближайшие четыре месяца. С апреля 2016 года это 43 тыс. руб. в месяц. Оставшуюся часть средств дает Департамент соцзащиты населения Москвы и частные жертвователи Домика. Таким образом, не хватает 172 тыс. руб.


Как помочь

Нет никаких сомнений: ребенок должен жить в семье. С людьми, которые его обожают, целуют и принимают таким, какой он есть. Если представить детскую шкалу счастья, то такая жизнь в семье – это 100 баллов.

Катя все 14 лет своей жизни продержалась на этой отметке в 100 баллов. Понять это очень легко: вот Катя протягивает мне два альбома с фотографиями – все, что осталось от ее прежней, стобалльной жизни, – и в этих альбомах сразу все видно. Вот Катя совсем крошечная, сразу после роддома, лежит в кроватке. У Кати огромная голова, как это часто бывает у детей со Spina bifida – врожденным пороком спинного мозга, и маленькие безжизненные ножки. В ногах у Кати сидит кошка, у изголовья – мама. Мама нежно смотрит на Катю. Видно, что фотография сделана в деревенском доме – очень простом, с печкой и скромной обстановкой.

Родителей, которым 14 лет назад удавалось выстоять перед уговорами врачей и не отказаться от ребенка с таким диагнозом, в России ничтожно мало. Я представляю Катину маму – смелую деревенскую женщину, которая не испугалась ни Катиного диагноза, ни прогнозов, ни того, что Катя никогда не сможет ходить, ни бесконечных больниц, ни операций.

Сама Катя ничего мне про маму не рассказывает. Она очень вежливая девочка – каждый раз, когда я что-то говорю про фотографии, тихо улыбается и говорит спасибо. Еще Катя все время повторяет, что у нее все хорошо. Так и говорит: «У меня все хорошо, спасибо, а вот мы с мамой на празднике». В альбоме действительно много фотографий с разных праздников: вот Катя с Дедом Морозом и мамой, вот со школьной учительницей и мамой, с братом и мамой, с собакой и мамой.

Недавно Катина мама умерла, других родственников, готовых забрать девочку к себе, не нашлось, так что Катя должна была оказаться в ДДИ – в детском доме-интернате для умственно отсталых детей. У Кати сохранный интеллект, она хорошо читает, переписывается с подругами из прежней жизни во «ВКонтакте», но в России так устроено, что дети с таким диагнозом всегда оказываются в ДДИ. По шкале детского счастья Катя оказалась на отметке «ноль».

Мы с Катей смотрим фотографии на скамейке во дворе Домика – маленького частного детского дома для детей с тяжелыми множественными нарушениями развития, организованного по семейному принципу. Слева от меня на скамейке сидит Антоша – у него синдром Дауна, он не говорит, но хорошо объясняется жестами. Антоша показывает, чтобы мы листали быстрее. Рядом с Катей – Коля, у него тяжелый ДЦП, он на коляске и тоже почти не говорит, ему не видно фотографий, так что Коля толкает Катю и пытается подгрести рукой альбом к себе поближе. В этот момент я думаю: где сейчас Катя на нашей шкале?

Домик был организован три года назад группой волонтеров службы помощи «Милосердие» и Центра лечебной педагогики, чтобы забрать в него 22 ребенка из обычного государственного интерната. Я помню самое начало этого переезда. Мы тогда делали правда невероятное дело: забрали детей из самой тяжелой группы для лежачих, где их не вынимали из кроватей, не играли с ними и не учили есть из тарелок. Сейчас, когда все они ходят в школу, плавают, ходят без памперсов, ездят на море и в летний лагерь, ходят в магазин и в театр, я понимаю, что Домик для них был возможность переместиться с отметки 0 на отметку 100. Но Катя приехала из дома, а не из интерната. Она ходила в обычную школу, и у нее была своя мама. Что это значит для 14-летней девочки – вдруг оказаться совершенно одной среди таких детей, как Коля и Антошка?

Так что я не могу ответить на вопрос про шкалу. По сравнению с обычным интернатом, в который должна была попасть Катя, где у нее отобрали бы телефон, где у нее не было бы собственных вещей, возможности учиться, каждый день гулять и играть, у Кати все хорошо. По сравнению с жизнью с мамой в уютном деревенском доме – Катя в настоящем аду. Кажется, такой отметки даже нет на шкале детского горя.

У меня и моих коллег из Русфонда, к сожалению, нет никакой волшебной палочки, которая могла бы изменить нашу жизнь, сделать ее счастливой. Такой, чтобы Катя опять жила бы дома, а сирот и сиротских учреждений в России не было совсем. В нашей взрослой жизни мы можем только просить вас перевести немного денег на то, чтобы Катя продолжала жить в Домике. Не потому, что Домик идеальный, а потому, что больше Кате пока жить негде.

Фото Алексея Николаева


Как помочь проекту «Русфонд.Дом»

Дорогие друзья! Чтобы Катя К. и дальше могла жить в Домике, получать уход и помощь специалистов, необходимо 43 тыс. руб. в месяц. Сейчас мы собираем пожертвования на оплату содержания Кати в Свято-Софийском социальном доме на четыре месяца. Оставшуюся часть средств дает Департамент соцзащиты населения Москвы и частные жертвователи Домика. Таким образом, не хватает 172 тыс. руб.
Сумма пожертвования может быть любой. Во всех случаях в назначении платежа или в комментариях просим указывать: пожертвование на проект «Русфонд.Дом».

Основные каналы перечисления средств:

1) Отправьте слово ДОМ или DOM на короткий номер 5542. Стоимость одного SMS-сообщения 75 руб. Количество SMS с одного телефона неограниченно

2) Платеж через банк

3) Платеж через систему RBK Money, которая включает в себя: 4) Кошелек WebMoney

5) «Яндекс.Деньги»

Подробнее о том, как помочь из-за рубежа → rusfond.ru/donation/abroad

Внимание! Пожертвования, отправленные через систему QIWI (КИВИ), – безадресные. Пожалуйста, сообщите нам о таком переводе для проекта «Русфонд.Дом».

Если у вас есть вопросы, замечания, предложения – звоните в Русфонд по номеру 8-800-250-75-25 (бесплатный звонок из России) или пишите на rusfond@rusfond.ru.

Спасибо!

 




Кому помочь
Сумма *

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.


Кому помочь
Сумма *
Валюта *

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

рассказать друзьям:
ВКонтакте
Twitter

comments powered by HyperComments версия для печати