Яндекс.Метрика
4.07.2015

Русфонд.Дом

Дом обычной жизни

60 тыс. руб. в месяц нужно Дане, чтобы жить дома,
а не храниться на складе


Вера Шенгелия, специальный корреспондент Русфонда

Дане С. 14 лет. Даня сирота, а кроме того – у него редкий генетический синдром, из-за которого он попал в детский дом-интернат для умственно отсталых детей. Там, не выходя из комнаты, которую он делил еще с двумя десятками мальчиков и девочек, Даня и провел всю жизнь. К 13 годам не умел съесть печенья – в интернате проще было кормить из бутылки, так что просто не научили. Несколько месяцев назад Даня, как и еще 21 ребенок из его интерната, переехал в Свято-Софийский детский дом для детей с тяжелыми множественными нарушениями развития. Это детский дом, устроенный по семейному типу, который все называют просто Домик.

Внимание! Мы собираем пожертвования на оплату содержания Дани в Свято-Софийском детском доме на три месяца. Всего требуется 360 тыс. руб. Половину из этих средств дает Департамент соцзащиты населения Москвы. Таким образом, не хватает 180 тыс. руб.


Как общаться с ребенком, который не говорит? У меня трое детей, которых я воспитываю последние десять лет, у меня есть младшие братья и сестры, я много играю с детьми друзей, но я не знаю ответ на этот вопрос. Наверное, поэтому мне так тяжело с Даней. Однажды, когда я навещала детей в Домике, меня попросили побыть Даниным волонтером – погулять с ним, позаниматься, помочь ему пообедать, надеть памперс перед сном, уложить спать.

Даня сразу мне очень понравился – он стройный и высокий, у него аристократические скулы и задумчивый взгляд. Он показался мне очень спокойным ребенком, когда я увидела его в первый раз. Так что я сразу настроилась на тихие игры, чтение на диване, неспешную прогулку.

Все, что я умею делать с детьми, – это выдумывать. Рассказывать сказки, обсуждать выдуманных героев, отгадывать загадки, тараторить скороговорки, иными словами – болтать. Жизнь с детьми – это болтовня. Так я считала до встречи с Даней.

Я стала рассказывать Дане, куда мы пойдем, что будем делать, хвалить его рубашку, спрашивать, чего бы ему хотелось, предлагать свои варианты. Даня посмотрел мимо меня, грубо толкнул меня плечом, закрыл уши руками и заплакал.

Я стала его утешать, тараторя то веселее, то утешительнее. И тогда Даня упал на пол, встал на четвереньки и заплакал еще громче и горше. Он стучал ботинком по полу, раскачивался в ритм, плакал и бил себя рукой по скуле. Я делала ему больно одной своей болтовней. Я начинала паниковать, к горлу подкатывал мерзкий ком страха, а единственный мой инструмент на все случаи жизни – моя речь – никак не мог мне помочь.

Первый раз в жизни я вообще не знала, что делать. Что делать с существом, которое не разговаривает, стоит на коленках и воет?

Приблизительно из такого хода мыслей, как у меня в тот момент, и рождалось то отношение к людям с ментальной инвалидностью, которое еще недавно преобладало во всем мире. Если не говорит и не реагирует привычным нам способом, значит не вполне человек, какое-то существо. Нужно содержать подальше от «нормальных» людей, в условиях, не сильно отличающихся от условий содержания животных.

Так было везде. Государственные учреждения для людей с ментальными проблемами раньше существовали во всем мире.

Что-то похожее на наши детские дома-интернаты для умственно отсталых и психоневрологические интернаты для взрослых – огромные, на 600, иногда на 1000 человек заведения, больше похожие на склады, чем на дома, в которых должны жить люди. Такие учреждения 50-60 лет назад были и в Швеции, и в Великобритании, и в Германии.

Их реформа началась с простых и понятных гуманистических идей о равенстве всех людей и о свободе, с которой мы все рождаемся. О том, что человек с двумя ногами точно так же достоин жизни, как и человек без ног. Что человек может не говорить и быть при этом самым добрым человеком на земле. Как-то неловко это еще раз повторять, но идея приблизительно в том, что все люди – люди.

Из этих идей шведский врач и общественный деятель Карл Грюневальд вывел концепцию «нормализации». Вкратце ее смысл в том, что если уж почему-то так получилось, что люди с ментальной инвалидностью живут не в семье и не в нормальных для обычного человека условиях, то надо стремиться к тому, чтобы привести эту жизнь к нормальной. Например, про 14-летнего мальчика с умственной отсталостью нельзя сказать, что он ничего не понимает, на этом основании надеть на него детскую шапочку. Ведь мы бы не надели ее на обычного подростка. Нельзя жить по 20 человек в одной комнате и ходить в туалет, у которого нет двери. Нельзя всю жизнь проводить в кровати. Нельзя есть лежа и из бутылки, если можешь дойти до стола и сесть. Нельзя не иметь никакого дела, всю жизнь ходить бритым под машинку. Нельзя, потому что ненормально. Обычные люди так не живут.

Когда сотрудники православной службы «Милосердие», специалисты Центра лечебной педагогики, волонтеры и другие неравнодушные люди только мечтали о Свято-Софийском домике, они мечтали именно о нормализации. О том, что дети будут жить так же, как обычные люди в обычном доме. И каждый будет человек. И каждый будет достоин человеческого отношения.

Среди тех, кто мечтал об этой новой жизни для детей, была сестра милосердия Юля Данилова. Она тогда и спасла меня, когда я стояла и балаболила рядом с рыдающим Даней. Она опустилась рядом с ним на колени и положила руку ему на спину. Даня потихоньку успокоился, Юля помогла ему подняться и отпустила, Даня побрел куда-то по коридору, а Юля молча пошла следом, Даня подошел к окну и стал смотреть. Юля обняла его за плечи, и так они рядом смотрели в окно. Юля улыбалась. Не потому, что Даня рассказал ей смешную историю, не потому, что он выучил стихотворение или песню. Она улыбалась просто потому, что рядом с ней стоял приятный ей человек. Симпатичный мальчик с красивой улыбкой и точеными скулами. Непонятный, израненный жизнью в огромном интернате, молчащий, но живой отдельный человек.

Когда меня спрашивают, зачем мы собираем деньги на Свято-Софийский детский дом, ведь наших детей все равно не вылечить, я всегда вспоминаю Даню, Юлю, шведскую систему шестидесятилетней давности, Карла Грюневальда и концепцию нормализации. К сожалению, так получилось, что жить жизнью обычного мальчика сирота с ментальной инвалидностью может только в детском доме, организованном в частном порядке.

Государство в Дане пока человека не признает.

Фото Ольги Лавренковой


Как помочь проекту «Русфонд.Дом»

Дорогие друзья! Чтобы Даня и дальше мог жить в Домике, получать уход и помощь специалистов, необходимо 120 тыс. руб. в месяц. Сейчас мы собираем пожертвования на оплату содержания Дани в Свято-Софийском детском доме на три месяца. Всего требуется 360 тыс. руб. Половину из этих средств дает Департамент соцзащиты населения Москвы. Таким образом, не хватает 180 тыс. руб.
Сумма пожертвования может быть любой. Во всех случаях в назначении платежа или в комментариях просим указывать: пожертвование на проект «Русфонд.Дом».

Основные каналы перечисления средств:

1) Отправьте слово ДОМ или DOM на короткий номер 5542. Стоимость одного SMS-сообщения 75 руб. Количество SMS с одного телефона неограниченно

2) Платеж через банк

3) Платеж через систему RBK Money, которая включает в себя: 4) Кошелек WebMoney

5) «Яндекс.Деньги»

Подробнее о том, как помочь из-за рубежа → rusfond.ru/donation/abroad

Внимание! Пожертвования, отправленные через систему QIWI (КИВИ), – безадресные. Пожалуйста, сообщите нам о таком переводе для проекта «Русфонд.Дом».

Если у вас есть вопросы, замечания, предложения – звоните в Русфонд по номеру 8-800-250-75-25 (бесплатный звонок из России) или пишите на rusfond@rusfond.ru.

Спасибо!

 

1. Даня – один из самых старших детей в Домике

1. Даня – один из самых старших детей в Домике

2. Даня всегда все пробует на вкус, это его способ знакомства с миром

2. Даня всегда все пробует на вкус, это его способ знакомства с миром

3. Совсем не у любого взрослого получается найти общий язык с ребенком, который не говорит

3. Совсем не у любого взрослого получается найти общий язык с ребенком, который не говорит

4. Даня любит качели, но не выносит громких звуков, так что качается он обычно вместо уроков музыки

4. Даня любит качели, но не выносит громких звуков, так что качается он обычно вместо уроков музыки

5. Бить себя костяшками пальцев по лбу – такая привычка, к сожалению, осталась от Даниной прошлой жизни, в которой, чтобы почувствовать хоть что-нибудь, приходилось прибегать к самоагрессии

5. Бить себя костяшками пальцев по лбу – такая привычка, к сожалению, осталась от Даниной прошлой жизни, в которой, чтобы почувствовать хоть что-нибудь, приходилось прибегать к самоагрессии

6. Волонтер Домика Сергей Лебедев помогает попить сразу двум детям – Дане и Мише

6. Волонтер Домика Сергей Лебедев помогает попить сразу двум детям – Дане и Мише

7. Данина любимая поза. В ней удается успокоиться

7. Данина любимая поза. В ней удается успокоиться

8. Даня очень любит помогать катить коляску, особенно если в коляске его подруга и одногруппница Настя

8. Даня очень любит помогать катить коляску, особенно если в коляске его подруга и одногруппница Настя

9. Волонтеры обычно пишут свои имена на ленте, чтобы все в Домике обращались друг к другу по имени, как в семье

9. Волонтеры обычно пишут свои имена на ленте, чтобы все в Домике обращались друг к другу по имени, как в семье

10. Даня набрался смелости полежать на пони на прогулке в Нескучном саду

10. Даня набрался смелости полежать на пони на прогулке в Нескучном саду

     

    Подпишитесь на канал Русфонда в Telegram — первыми узнавайте новости о тех, кому вы уже помогли, и о тех, кто нуждается в вашей помощи.

    Оплатить
    картой
    Авто-
    платежи
    Оплатить
    c PayPal
    Сбербанк
    онлайн
    Телефон
    Другое

    Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

    Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

    Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

    Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

    Отправить пожертвование можно со счета мобильного телефона оператора — «Мегафон», «Билайн», МТС или Tele2.

    Введите номер своего телефона, а затем сумму пожертвования в форме внизу. После этого на ваш телефон будет отправлено СМС-сообщение с просьбой подтвердить платеж. Большое спасибо!


    Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

    Для абонентов МТС есть возможность отправить деньги через сайт:

    МТС. Легкий платеж

    Пожертвовать
    с помощью SMS

    Скачайте мобильное приложение Русфонда:

    App Store

    Google Play

    Другие способы

    Банковский перевод Сбербанк Альфа•банк Кошелек РБК Money Кошелек Web Money Яндекс Деньги

    Как помочь из-за рубежа

    Pay Pal SMS Банковская карта Банковские реквизиты Система платежей CONTACT
    comments powered by HyperComments