• Скачайте мобильное приложение — теперь с Apple Pay!
  • Спасение детей в вашем телефоне
  • Помочь так же просто, как позвонить
Яндекс.Метрика
За 21 год — 11,664 млрд руб. В 2018 году — 729 607 134 руб.
31.01.2014

Из жизни незаменимых

Новые избранные

Живем всегда по понятиям, но понятия меняются



Игорь Свинаренко,
специальный корреспондент Русфонда

Русфонд продолжает публикации о людях, которые жертвуют деньги на благотворительность, а иногда и что-то большее, чем деньги. Мы стараемся ответить на два вопроса: почему сильный помогает слабым и почему так поступают не все? Сегодня наш специальный корреспондент ИГОРЬ СВИНАРЕНКО рассказывает о том, что некоторые виды благотворительности доступны только по блату. Не внушаешь доверия – не примут от тебя деньги. Автор этих строк не очень одобряет такой подход, но – из песни слова не выкинешь.

Один человек – про него не раз и не два писали, но имя не так чтоб на слуху, оно известно в довольно узких кругах – сделал доброе дело. Вернее, много добрых дел. Оставаясь при этом в основном в тени. Ну, в самом деле, он же не звезда эстрады, ни петь, ни танцевать, на корпоративы не зовут. По ориентации – натурал, это я так, для справки, мало ли что, такие времена сейчас!

Добрые дела таковы.

Одно – он добился большого успеха с недвижимостью.

Не в том смысле, что он в центре снес некий памятник архитектуры и на его месте построил так называемый элитный жилой дом и распродал квартиры в нем по удивительным, непонятно откуда взявшимся ценам. Такого не было. А добился он строительства детской больницы. Что значит – добился? Разрешение, что ли, пробил? Да иди любой, строй, пожалуйста. Были б деньги. Какие дворцы строят в Подмосковье! В здание вполне можно втиснуть 30 или 50 квартир, а живет одна семья. Причем же это не крайние случаи какие, мы не говорим о недвижимости, которую можно увидеть только с вертолета или спутника, так-то охрана притормозит на дальних подступах. Это обычные дома, выросшие на разных направлениях. Как-то к этому все привыкли, никто не удивляется. Это считается вполне нормой – если на участке нету персональной вертолетной площадки или какого-нибудь уж совсем безграничного шубохранилища.

Так ни о чем похожем речь не идет!

Вместо дачи – построена была больница. Деньги и стройматериалы давали люди, которых наш герой убедил в необходимости стройки.

Больница открылась и начала работать.

Ну, обычная история, денег нету, оборудование покупать не на что, простыни пусть пациенты приносят из дому и лекарства тоже, все как у людей, все как положено, все как везде. И это тоже – норма, как известно. В разные времена в разных странах, это известно нам из школьных учебников, были разные правила и порядки. Бывало, хилых младенцев скидывали в пропасть, без всякого лицемерия. Потом общественное мнение немного изменилось, и стали строить потемкинские больницы: это успокаивало чувствительных. Прогресс! Каких он достиг рубежей! Сейчас в открытую даже ненужных котят нельзя топить, не ровен час привлекут по уголовной статье...

Наш герой, однако ж, глаголом жег сердца людей, и те с травмированными такой термообработкой сердцами – несли деньги.

Больница лечила, как положено, поскольку деньги были «не вопрос».

В узком кругу денежных людей это постепенно сделалось привычкой – давать деньги на больницу, именно вот на эту. Без уговоров и без напоминаний. При встрече они спрашивали этого айболита, который медиком никогда не был:

– Ну, как там, сколько надо и на что? Щас я запишу, чтоб не забыть, – и корябали названную сумму на салфетке.

Официально в стране действуют одни законы и правила, а по факту некоторые люди или даже группы людей живут по своим, не побоюсь этого слова, понятиям. Как известно.

– По закону вы не обязаны этого делать! Плюньте и забудьте.

– Ну, ничего страшного. Мы все равно сделаем. Мы же не нарушаем таким образом закон?

– Вроде нет… Но это же глупо! И – в какое положение вы ставите других?

– Это мы не со зла, вы уж не обижайтесь…

В итоге в этом городе – а это областной центр – собралась некая группа друзей не столько даже больницы, сколько ее отца-основателя, что, в общем, одно и то же.

Через какое-то время дошло до того, что в бизнес-кругах людям стали говорить в лицо:

– Как, ты не член клуба? Что ж с тобой не так?

По этой схеме в старые времена в провинции говорили:

– Как, ты в армии не служил? Да ты, значит, просто не мужчина!

(Кстати, говорят, что так в Израиле – кто не служил, тот серьезной карьеры не сделает.)

И бизнесмены, как это ни смешно, потянулись к больнице. С бумажниками. Дать денег – это ж куда проще, чем отслужить в армии. (Многие столичные белобилетники знают это не с чужих слов.)

Однако не все оказалось так просто, как могло показаться! Двери клуба никто настежь не открывал. Отец-основатель отодвигал от себя «котлету» гринов, принесенную состоятельным горожанином:

– А почему я должен брать у тебя деньги?

– Ну, а как, тебе же нужны!

– Мне? Нет. Детям нужны.

– Вот я и принес.

– Не знаю, брать ли у тебя… Точно ли ты достоин? Поспрашиваю про тебя у людей. Подумаю. Позвони мне недели через две.

Неудавшийся благотворитель уходил, шатаясь, не вполне понимая, что же происходит. Есть в боксе такое слово – groggy. Это был нокдаун.

Некоторым это смутно напомнило времена КПСС. Тогда говорили – вы сперва напишите заявление, мы обсудим, потом, может, кандидатом вас примем, а там уж все будет зависеть от вашего поведения, и не в последнюю очередь от морального облика!

Как ни странно, городские бизнесмены приняли этот жесткий подход к больнице.

Да, странно. С одной стороны. Ведь не могут же нравы меняться так быстро. Но, с другой стороны, они таки меняются! Еще совсем недавно считалось, что это позволительно и прилично – вступать в вышеупомянутую КПСС. А сейчас некоторые переписывают свои биографии или наполняют их пробелами и белыми пятнами.

Все-таки жизнь меняется. Нам кажется, что медленно – но как быстро и неузнаваемо она стала другой. Люди, еще не ушедшие на пенсию, не могут рассказать детям про свою молодость так, чтоб никто не смеялся и не крутил пальцем у виска. Это факт, который часто остается незамеченным.

И – happy end.

Некоторым «отказникам» в областном центре удалось отмыться, и теперь отец-основатель берет у них деньги. И после отчитывается, как они были потрачены. Жертвователи рассыпаются в благодарностях и боятся спугнуть удачу. Попасть в черный список легко, а вот поди оттуда вычеркнись…

Помочь детям

рассказать друзьям:
ВКонтакте
Twitter

comments powered by HyperComments версия для печати