Яндекс.Метрика

Человек с иглой

Как я учился делать уколы

Иллюстрация Тимофея Яржомбека
С навыками доврачебной помощи в России дело обстоит плохо. Это большая проблема, и это показатель общего уровня медицинской культуры, от которого здоровье зависит не меньше, чем от врачей. Начать исправление я решил с самого себя.

Знакомство с первой помощью почему-то чаще всего начинается с места в карьер: только что ты не умел вообще ничего и вот уже делаешь искусственное дыхание рот в рот, проводишь массаж сердца и пытаешься остановить артериальное кровотечение. По-моему, лучше начать с чего-то более часто встречающегося и не такого ужасно ответственного. Например, с уколов.

Проблема в том, что делать их почти нигде не учат. «Запрос на такое обучение есть, – говорит директор Ресурсно-образовательного центра по первой помощи Российского Красного Креста Лариса Храмеева, – но проводить его на курсах доврачебной помощи мы не имеем права, за этим навыком надо идти на курсы медсестер». То есть потратить несколько месяцев. Но я нашел другой вариант – однодневные курсы.

«На законодательном уровне прямого запрета учить делать уколы нет, – объяснил мне организатор курсов, врач-инфекционист Александр Лукьянов. – У нас краткосрочные семинары, не требующие лицензирования, мы учим делать уколы не для работы, а для личного использования – и никаких официальных документов об окончании не выдаем». Меня это вполне устроило.

Укольная теория

Обстановка на курсах Лукьянова напоминает революционный марксистский кружок конца XIX века. Вечер, рабочий день кончился. Комната с низким потолком под самой крышей неприметного старого дома. Обшарпанные столы. Крайне разношерстная компания – человек шесть в возрасте от 20 до 70. Но все с тетрадками и ручками, старательно и увлеченно записывают, спорят, задают вопросы хрупкой молоденькой преподавательнице, педиатру Полине. Лукьянов сидит в углу комнаты, он сегодня в роли помощника.

Теоретическая часть оказалась неожиданно большой. Казалось бы, что здесь изучать, но возможностей ошибиться на самом деле немало. Взять, например, шприц. Иголки бывают разные, а если сделать внутримышечный укол слишком толстой иглой, будет больно. Подсказка – цвет канюли (это то, чем игла вставляется в шприц). Для внутримышечных уколов подойдет зеленая и голубая. Но не розовая или желтая! Если вы набрали лекарство, проколов шприцем пробку флакончика, сразу поменяйте иглу. Даже не из соображений стерильности, а потому что она при этом затупляется, колоть будет больнее. Ампула, когда вставляете в нее иглу, пусть лучше стоит на столе: порой иголка вместо ампулы входит в держащий ее палец. Ну и так далее, важных деталей множество. Да, и неплохо на всякий случай прочесть инструкцию к лекарству. Там всегда указан способ введения – внутримышечно, подкожно, внутривенно. В очень редких случаях ошибка может оказаться смертельной: например, если масляный раствор будет введен в вену, начнется жировая эмболия, при которой происходит закупорка сосудов.

А еще в инструкции пишут скорость введения – медсестры в больницах очень и очень часто это указание игнорируют. И даже если про скорость ничего не сказано, не надо вгонять весь раствор одним махом: скорость должна быть примерно 1 мл за десять секунд, то есть около минуты на стандартный 5-миллилитровый шприц.

«Положите мизинчик на канюлю, а другой рукой придерживайте кожу, тактильный контакт очень важен для пациента», – объясняет наш лектор. Чувствуется, что сама она делает уколы настолько не больно, насколько это вообще возможно. Иголку можно втыкать полностью.

«Иногда советуют вводить на две трети, но обычно подкожная клетчатка достаточно развита, так что можно и до конца», – объясняет Полина. «А если недостаточно глубоко ввел? – интересуется особо дотошный слушатель. – Вынуть и еще раз попробовать?» – «Просто довведите, это не больно», – успокаивает его Полина.

Курсовая разница

Всех нас привели на курсы разные соображения. Моя соседка по парте, крупная немолодая дама, хочет сама делать уколы мужу – они ему нужны регулярно. Двоим слушателям нужно что-то колоть самим себе. Оказывается, в этом случае внутримышечный укол делают не в ягодицу, а в переднюю поверхность бедра: так больнее, но проще. Серьезная девушка в очках – студентка медицинского вуза, ей все это нужно для экзаменов, и вопросы она задает заковыристые и какие-то немного нечеловеческие. Например, каким спиртовым раствором правильнее дезинфицировать, 70- или 90-процентным.

Именно о студентах думал Александр Лукьянов, когда несколько лет назад решил организовать курсы. Он тогда сам оканчивал Третий мед (Московский государственный медико-стоматологический университет имени А.И. Евдокимова), нужно было проходить аккредитацию, демонстрировать практические навыки. Так что сначала он все это устроил для себя и однокурсников. Помимо инъекций тут учили и до сих пор учат накладывать швы. Среди неврачей это может пригодиться любителям экстремального спорта и опасных путешествий, но таких на курсах пока не было. А вот на «иглоукалывание» сразу потянулись самые обычные граждане, рассказывает Лукьянов.

Начинается практическая часть: мы расходимся по комнате, вооруженные шприцами и новыми знаниями, а Полина переходит от одного к другому и мягко подсказывает, как сделать, чтобы все получилось. Шприцы и иголки самые настоящие, даже в упаковке, а вот условная ягодица, кожа на бедре и локтевой сгиб – так себе. Хотя для первого раза сойдет. На сгибе локтя даже прощупываются вены – их три, лучше метить в центральную.

Кстати, просьба «поработать кулачком», чтобы вены стали более выпуклыми, устарела: это только утомляет пациента. Попросите его просто один раз сжать кулак, результат будет тот же. Иглу в вену вводим срезом вверх и сразу делаем тракцию – немного вытягиваем поршень: если в шприце появилась кровь, значит, игла в вене. Потом ослабляем жгут и снова делаем тракцию... В общем, целая наука.

Насколько такие занятия гарантируют успех? «Мы учим технике, – говорит Лукьянов, – а когда делаешь укол, основная проблема скорее психологическая. Перед тобой живой человек, и в первый раз надо себя преодолеть. Но если хорошо запомнить порядок действий, все обязательно получится».

Настоящие уколы я делал, наверное, раз десять в жизни. Не скажу, что получал удовольствие. А что теперь? Одно достижение точно есть: главным страхом, который я тщательно скрывал от укалываемых и в котором впервые признался на занятиях, было у меня уткнуться иголкой в кость. Но Полина сказала, что вероятность этого очень невелика, а главное, даже если такое случится, ничего страшного: не опасно и не больно. Вообще багаж полученных знаний морально поддерживает. Жду случая проверить их на практике. И собираюсь учиться дальше.

Подпишитесь на канал Русфонда в Telegram — первыми узнавайте новости о тех, кому вы уже помогли, и о тех, кто нуждается в вашей помощи.

Оплатить
картой
Авто-
платежи
Оплатить
c PayPal
SberPay
Другое

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

Другие способы

Банковский перевод Сбербанк Альфа•банк Кошелек РБК Money Кошелек Web Money Яндекс Деньги

Как помочь из-за рубежа

Pay Pal SMS Банковская карта Банковские реквизиты Система платежей CONTACT
comments powered by HyperComments