• Новогодняя акция Русфонда
  • «Благотворительность вместо новогодних сувениров»
  • Приглашаем компании к участию!
Жизнь. Продолжение следует
9.11.2018
Болезнь,<br/>
несчастье, любовь<br/>
и новые сапожки
Болезнь,
несчастье, любовь
и новые сапожки
Жизнь. Продолжение следует
2.11.2018
Молчание <br/>как
знак согласия<br/>
со Вселенной
Молчание
как знак согласия
со Вселенной
Яндекс.Метрика
За 22 года — 12,309 млрд руб. В 2018 году — 1 374 676 575 руб.
23.01.2015

Свои чужие дети

Одной любви мало

Усыновителям надо учиться «отключать» эмоции



Артем Костюковский,
специальный корреспондент Русфонда

Практика показывает, что одна из необходимых составляющих успешного усыновления – психологическое сопровождение приемных семей. Такую работу ведет благотворительный фонд «Волонтеры в помощь детям-сиротам». Сотрудник фонда, психолог ИННА ПАСЕЧНИК рассказывает специальному корреспонденту Русфонда АРТЕМУ КОСТЮКОВСКОМУ о том, что стоит за детским воровством, важен ли возраст усыновляемого и почему любовь к приемному ребенку иногда приходится «отключать».

Как работать с детьми (в присутствии родителей или нет), решать мне. На первой консультации я, пообщавшись с ребенком, рассказываю родителям, какие проблемы увидела и как, на мой взгляд, их нужно решать. Часто я работаю с этими детьми наедине. У каждого приемного ребенка есть что-то, чего он никогда не скажет своим новым родителям. Например, многие не говорят о своем пребывании в детдоме, не рассказывают о кровных родителях, так как боятся, что это повредит их отношениям.

***
«Я больше не могу» – этими словами почти всегда начинаются обращения приемных родителей. «Я смотрю на него и вижу, что он постоянно обманывает меня, фальшивит и лицемерит. Говорит то, что я хочу услышать, а делает все по-своему». «Просишь ее сделать уроки – и она начинает орать. Час орет беспрерывно, два, три, доводит меня до изнеможения. Зато при моем появлении в школе демонстративно меня обнимает». «Он постоянно ворует: дома, в школе, в магазинах. Роется в наших вещах». Это наиболее типичные жалобы приемных родителей.

***
Одна из распространенных ошибок – все принимать на свой счет, думать, что ребенок проявляет агрессию именно к тебе, что ворует, чтобы досадить именно тебе. Но дело не в родителях, а в том, что у ребенка большие эмоциональные трудности: пребывание в детском доме действительно сильно его порушило. То же воровство – это не способ обогатиться и не выпад против тебя, а крик о помощи, свидетельство того, что ребенку чего-то не хватает (часто – внимания, заботы), он таким образом пытается заполнить недостающее. Можно сказать, что вещами, в том числе чужими, он пытается заполнить прореху в своей душе. Тогда как фальшь – это привычный способ поведения со взрослыми, который в свое время (в детском доме или в прежней семье) помог ему выжить. Теперь ребенок пользуется известными ему сценариями, не оценивая адекватность этого поведения в настоящей ситуации.

***
Приемный ребенок – всегда «кот в мешке». Считается, что чем младше усыновленный ребенок, тем меньше проблем будет с ним. Но это не так. Все зависит от индивидуальных особенностей и от жизненной ситуации. Ребенок может провести в детдоме три месяца, но получить такую же травму, как дети, которые там провели семь лет.

А главное, ты не знаешь, что и когда «выстрелит». В моей практике был случай: в семье с усыновленным в три года ребенком проблемы начались, когда ему исполнилось девять лет. Вранье, воровство, холодное отношение к родителям. Получается, шесть лет все было хорошо, а потом запустились эти процессы.

***
Иногда сложности зависят от изначального мотива, который двигал усыновителями. Часто детей берут, когда теряют своих, иногда даже бессознательно ищут максимально похожего. Родителям кажется, что они нашли замену, но потом очарование проходит, появляется осознание, что этот ребенок совсем другой. Столкновение с реальностью приносит много трудностей. Иногда женщины усыновляют детей после смерти или ухода из семьи мужа. Этот вариант тоже может оказаться сложным, ведь на ребенка так или иначе навешивается то, чего от него нельзя требовать, он вынужденно берет на себя роль взрослого, которая оказывается для него слишком тяжелой ношей. Вообще «замены», «подмены» – далеко не лучший мотив.

***
Понятно, что ребенка берут для того, чтобы его любить. Широта души, желание заботиться – все это важно. Но нужны усыновителям и другие качества: жесткость, упорство, иногда даже цинизм. Способность «отключаться» и смотреть на ребенка не через призму твоей любви, а со стороны. Трезво оценивать его поведение. Стать «стеной», если этого потребуют обстоятельства, не позволять двигать границы, сохранять спокойствие, даже когда ребенок кричит на тебя и ты сам готов сорваться. Важно не сдавать своих позиций. Показывать, что ты здесь взрослый и обладаешь властью. Делать какие-то совсем не этичные и малоприятные вещи – например, если подозреваешь, что ребенок ворует, без стеснения обыскивать его портфель.

Все это довольно тяжело, обычно усыновители не готовы к таким «военным действиям». Думают, что если любишь, все будет хорошо. Но бывают ситуации, когда одной любви недостаточно. Приемная мама с очень тяжелым опытом усыновления мне говорила: «Иногда я не понимаю, что со мной происходит. Когда возникают конфликтные ситуации, я как будто превращаюсь в стороннего наблюдателя, в ученого, спокойно препарирующего своего ребенка. Творится что-то тяжелое, а у меня все эмоции отключаются, я спокойно думаю, что мне предпринять, каким образом разрулить конфликт. И мне страшно, что моя любовь к дочке куда-то делась». Она никуда не делась, но периодически приходится «отключать» эмоции и «включать» холодный расчет. Иначе не выжить.

***
Больше всего проблем с родителями, которые усыновили детей в период до 2012 года, когда посещение школ приемных родителей было необязательным. Они многого не знают, ошибочно полагаются только на себя, недооценивают сложность приемного родительства.

***
Иногда, в особо тяжелых случаях, родители, доведенные своими приемными детьми «до ручки», говорят, что ловят себя на чувстве ненависти к ребенку и пугаются этого. Это тяжело пережить, к тому же в этом никому не признаешься, не обсудишь даже с близкими людьми. На самом деле это почти биологический процесс, сильные эмоции работают на самосохранение. И родители очень нуждаются в том, чтобы кто-то их поддержал, сказал им, что так бывает, ничего страшного, пройдет…

И еще: родители во время конфликтных ситуаций оказываются как бы выключенными из общества. Их друзья и родственники говорят им: «Ты соображал, что ты делал, когда брал ребенка? Тебя ведь предупреждали, что может быть дурная генетика. Ничего удивительного в том, что у вас все плохо». В итоге родители замыкаются, могут впасть в депрессию и окончательно испортить отношения с ребенком.

Чтобы этого не произошло, существует психологическое сопровождение приемных семей. Но, к сожалению, мало кто знает, что есть такой вид помощи, что она бесплатна. Иногда родители терпят конфликтные ситуации месяцами, иногда – годами. А потом понимают, что без посторонней помощи не справиться. Они доведены до отчаяния, они могут быть в депрессии, но сам факт обращения к психологу говорит о том, что они продолжают бороться, не отказываются от ребенка.

Помочь детям


Кому помочь
Сумма *

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.


Кому помочь
Сумма *
Валюта *

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

рассказать друзьям:
ВКонтакте
Twitter

comments powered by HyperComments версия для печати