Яндекс.Метрика

Вика Кочнева хочет быть учителем и мечтает о своей семье

Говорят, что беда не приходит одна. Так случилось и в жизни 17-летней подопечной Русфонда Вики Кочневой. Сначала умерла ее мама, потом бабушка, а позже Вика узнала, что и сама тяжело больна. У Вики выявили саркому Юинга, одну из самых агрессивных опухолей костных тканей. Тогда никто не мог сказать, выживет ли девочка. С тех пор прошло три года. О том, как она боролась с болезнью и как чувствует себя сейчас, Вика рассказала Русфонду.

Пять лет тревоги

Вика живет в маленьком селе Терса Волгоградской области. Два раза в год приезжает в Санкт-Петербург на контрольное обследование к специалисту-онкологу, делает компьютерную томографию: необходимо убедиться, что в организме нет метастазов.

– В прошлом году мне пришлось сильно понервничать, – рассказывает Вика. – Врачи увидели на снимках подозрительное пятно как раз в том месте, где была опухоль. Мне срочно сделали операцию, под анестезией взяли биопсию. Когда результаты пришли, оказалось, что все в порядке.

По словам врачей, первые пять лет после болезни самые опасные – в этот период у больного может развиться рецидив опухоли. Потом такая вероятность почти отсутствует.

– Мне осталось подождать еще два года, – говорит Вика. – Тогда, наверное, я окончательно поверю, что страшная болезнь осталась позади. И больше никогда не вернется.

Один на один с болезнью

Сейчас Вике 20 лет. Когда она заболела, было 17. Сначала появилась боль в копчике. С каждым днем эта боль усиливалась – и наконец стала нестерпимой. Вика едва могла ходить, с трудом стояла, не наклонялась. Врачи районной больницы назначили девочке прогревание и обезболивающие лекарства, но лечение не помогало. Тогда Вику направили на обследование в областную клинику: там сделали компьютерную томографию и обнаружили новообразование в крестцово-копчиковом отделе позвоночника. Девочку срочно перевели из Волгоградской области в Санкт-Петербург, в Национальный медицинский исследовательский центр (НМИЦ) имени В.А. Алмазова, где взяли биопсию. Оказалось, что у Вики опухоль позвоночника – саркома Юинга. Врачи понимали, что раковые клетки будут быстро расти, и, не теряя драгоценного времени, стали проводить Вике высокодозную химиотерапию – один курс за другим. Но организм не отзывался. Девочка оказалась на грани жизни и смерти.

– Тогда мне было очень тяжело, – вспоминает Вика. – И физически, и морально. Ведь я одна осталась. Мама умерла, когда мне было десять лет, вскоре не стало и бабушки. Отца своего я никогда не знала. Опеку надо мной оформила тетя – родная сестра мамы. Она не могла поехать со мной в Санкт-Петербург, так как у нее два сына. Поэтому мне пришлось одной пройти весь этот нелегкий путь.

Минуты отчаяния

Саркома Юинга считается одной из самых агрессивных злокачественных опухолей костных тканей. Раковые клетки растут в геометрической прогрессии, и остановить этот разрушительный процесс крайне сложно. Врачи приняли решение перевести Вику в Научно-исследовательский институт детской онкологии, гематологии и трансплантологии имени Р.М. Горбачевой в Санкт-Петербурге. Там девочке провели аутологичную трансплантацию костного мозга, то есть Вике выполнили пересадку ее собственных стволовых клеток. Затем провели восемь курсов поддерживающей химиотерапии.

– Были моменты, когда я падала духом и не верила, что смогу вылечиться. Казалось, что болезнь гораздо сильнее меня. Как будто ты выходишь на поле боя совершенно безоружный, а против тебя выступает огромное вооруженное войско. И ты понимаешь, что выиграть эту битву невозможно.

Точно в цель

Ни пересадка костного мозга, ни химиотерапия не помогали. Удалять опухоль хирургическим путем не решались даже самые опытные врачи – боялись задеть нервные окончания позвоночника, что неминуемо бы вызвало паралич. Оставался единственный шанс на спасение – протонная терапия. Это один из самых эффективных и щадящих методов лечения рака. Лучи протонов точечно воздействуют на клетки опухоли, не повреждая при этом окружающие здоровые органы и ткани. В Центре протонной терапии Медицинского института имени Березина Сергея (МИБС) в Санкт-Петербурге подтвердили, что могут помочь Вике. Лечение стоило несколько миллионов рублей, так как клиника частная. Опекун Вики, Екатерина Кочнева, написала письмо в Русфонд с просьбой о помощи. Деньги быстро собрали, и специалисты безотлагательно начали лечение. На протяжении 30 дней Вике проводили протонное облучение. Она терпеливо и мужественно перенесла все процедуры. А после облучения выдержала еще восемь курсов высокодозной химиотерапии в НМИЦ имени В.А. Алмазова.

– В тот период я встретила людей, которые стали мне очень близкими, почти родными, – рассказывает Вика. – И за это я благодарна судьбе. Меня постоянно поддерживали врачи в больнице, всегда настраивали на лучшее, даже когда я сама в это не верила. Помню, как меня водили в столовую на обеды, потому что у меня не было сил. Я поняла, что родной человек – это тот, для кого твоя боль больнее собственной. Когда по телевизору в совместном проекте Русфонда и телеканала «Россия-1» показали сюжет обо мне, мне позвонила женщина, Людмила Серова, она захотела не просто перечислить деньги, а встретиться со мной лично и помочь чем-то еще. И вот мы с ней увиделись – и до сих пор общаемся и встречаемся, тетя Люда мне очень помогает и морально поддерживает. Когда я приезжаю в Петербург на обследование, я всегда у нее останавливаюсь. Она очень близкий мне человек. А еще меня поддерживала тетя Надечка Марусеева, она возглавляет петербургское отделение Ассоциации онкологических пациентов «Здравствуй!». У Надежды Васильевны незаживающая рана на сердце – ее дочка Ася умерла от этой болезни. В память о дочке она создала фонд «Анастасия» и теперь помогает всем, кто столкнулся с онкологией. Недавно я узнала, что тетя Надя выдвинула меня на ежегодную Всероссийскую премию «Будем жить!» в номинации «Уникальная пациентская история». Награждение лауреатов пройдет в Москве 5 февраля, оно приурочено к Всемирному дню борьбы против рака. Но я, если честно, о победе не думаю. Мне кажется, все номинанты достойны победы.

Способ взрослеть

За время болезни Вика заметно изменилась: она повзрослела и научилась иначе смотреть на жизнь. Девочка нашла ответы на сложные вопросы: почему именно ей выпал такой путь? и для чего?

– На самом деле это был очень важный период в моей жизни. Во-первых, я стала бережнее относиться к себе, к своему здоровью. Во-вторых, я увидела главные ценности жизни. Поскольку я осталась без родителей, то неизвестно, как бы я прошла подростковый период и этап взросления, сколько ошибок могла бы совершить. А в больнице я многое поняла. Нужно беречь себя и своих близких, ценить каждый момент жизни. Может быть, это банально звучит, каждый человек, наверное, об этом скажет, но это именно так. Как часто люди не замечают главного – что они здоровы, что здоровы их родители и дети, что у них есть все для настоящего счастья: они могут видеть, слышать, ходить, говорить. Но, имея возможность говорить, часто ли мы говорим друг другу слова поддержки, любви? Редко, очень редко.

Вика молчит и добавляет:

– Еще я поняла, что одна из главных ценностей в жизни – это милосердие. Если бы не поддержка людей, которые участвовали в моей судьбе, неизвестно, смогла бы я сейчас говорить это. Поэтому я теперь твердо верю: только добро и милосердие может наполнить мир светом и теплом. Мне хочется сказать спасибо каждому, кто мне помог. Одна я бы не справилась. Благодаря поддержке окружающих меня людей на смену отчаянию приходила надежда, а вместе с надеждой – новые силы и вера в победу над болезнью.

Будет ли завтра

В больнице Вика провела несколько лет. Она отпраздновала там два дня рождения: 17-летие и 18-летие. Там же окончила школу с двумя отметками «хорошо», остальные – «отлично». Выписали Вику уже после выпускных школьных экзаменов в июле 2019 года.

– После 11-го класса я еще год провела дома, восстанавливалась после лечения. Мне кажется, всего я перенесла больше десяти общих наркозов. А сколько было курсов химиотерапии – и не сосчитать! Дома я готовилась к Единому госэкзамену, так как для поступления в институт требовалось сдать дополнительные предметы – профильную математику и обществознание. Через год я выдержала все необходимые экзамены и поступила в Волгоградский государственный социально-педагогический университет на учителя начальных классов.

Сейчас Вика уже на втором курсе института. Учится с удовольствием и старанием. С увлечением рассказывает о любимых предметах.

– На первом курсе у нас было много общеобразовательных дисциплин, а вот на втором уже появились предметы по профилю, такие как педагогика начального образования, методика преподавания, психология. Мне это очень интересно.

Вика успешно сдала экзамены на зимней сессии. На каникулы она всегда приезжает домой. В родном селе Терса ей даже предложили работу – быть учителем младших классов в местной школе. Но девушка отказалась.

– Я ведь только на втором курсе. Если пойду работать, то придется переводиться на заочное отделение, и тогда я буду меньше времени уделять учебе. Поэтому я решила сначала получить диплом, а потом уже искать работу. Где именно? Пока не знаю. Если будет возможность, то я вернусь в свое село, а если нет – буду искать место в Волгограде или в Волгоградской области. Хотя об этом еще рано говорить. Я не люблю загадывать наперед. Во время болезни я научилась жить одним днем. Когда несколько месяцев не встаешь с больничной постели, постоянно чувствуя боль, то не знаешь, будет ли у тебя завтра, наступит ли оно? Поэтому сейчас я радуюсь тому, что мне принес нынешний день. А принес он немало: я хорошо себя чувствую, ничего не болит, я хорошо учусь. Вот на водительские права бы еще сдать, и вообще было бы хорошо. Потому что между Волгоградом и нашим селом 400 километров, добираться до дома очень долго, а хочется приезжать чаще.

Своя семья

На столе у Вики – много книг. Она любит читать. А еще есть хобби – алмазная мозаика. Девушка может часами вышивать: чем сложнее рисунок, тем интереснее.

– Я очень люблю алмазную мозаику, все смотрят и удивляются: «Как ты за ней сидишь, это же очень долго, тяжело». А мне очень нравится.

Возможно, именно терпение помогло Вике побороть болезнь. Девушка сидит, склонив голову над вышивкой. Сейчас она собирает картину, на которой изображена семья.

– Конечно, я хочу, чтобы и у меня через несколько лет была семья. Впрочем, как я уже говорила, не буду заглядывать в будущее. Всему свое время.

Фото из личного архива

Подпишитесь на канал Русфонда в Telegram — первыми узнавайте новости о тех, кому вы уже помогли, и о тех, кто нуждается в вашей помощи.

Оплатить
картой
Авто-
платежи
Оплатить
c PayPal
SberPay
Телефон
Другое
⚠️ Если вы хотите отправить пожертвование в валюте, воспользуйтесь, пожалуйста, сервисами PayPal или Stripe

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

⚠️ Если вы хотите отправить пожертвование в валюте, воспользуйтесь, пожалуйста, сервисами PayPal или Stripe

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

Отправить пожертвование можно со счета мобильного телефона оператора — «Мегафон», «Билайн» или МТС.
Для абонентов Tele2 услуга недоступна.

Введите номер своего телефона, а затем сумму пожертвования в форме внизу. После этого на ваш телефон будет отправлено СМС-сообщение с просьбой подтвердить платеж. Большое спасибо!


Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

Скачайте мобильное приложение Русфонда:

App Store

Google Play

Другие способы

Банковский перевод Сбербанк Альфа•банк Кошелек РБК Money ЮMoney