• Спасение детей в вашем телефоне
  • Помочь так же просто, как позвонить
  • Cкачай приложение — помоги детям
Жизнь. Продолжение следует
22.03.2019
Даша и Маша:<br>
теория и практика<br>
управления миром
Даша и Маша:
теория и практика
управления миром
Жизнь. Продолжение следует
15.03.2019
Слишком ранимая <br/>кожа между <br/>страхом и любовью
Слишком ранимая
кожа между
страхом и любовью
Яндекс.Метрика
За 22 года — 12,970 млрд руб. В 2019 году — 345 620 404 руб.
32 608 223 руб. — детям Москвы и Московской области
27.12.2018

Лере Мигуновой оплачен эндопротез плечевого сустава



25 декабря здесь на сайте мы рассказали историю 17-летней Леры Мигуновой из Татарстана («После ожога: возвращение к жизни», Елена Светлова). У девочки после тяжелой травмы, обширных ожогов и множественных переломов образовалась контрактура правого плечевого сустава, рука стала неподвижной. Хирургическое лечение оказалось неэффективным. Восстановить двигательные функции руки поможет только протезирование плечевого сустава. Операцию проведут за счет госбюджета, но оплатить дорогой эндопротез мама девочки не в силах. Рады сообщить: вся необходимая сумма (297 364 руб.) собрана. Татьяна, мама Леры, благодарит всех за помощь. Примите и нашу признательность, дорогие друзья.


25.12.2018

После ожога: возвращение к жизни

Лере Мигуновой необходима операция


Три года назад 14-летняя Лера Мигунова, школьница из Казани, сорвалась с железнодорожного моста и, задев высоковольтные провода, упала с шестиметровой высоты. Когда на скорой девочку доставили в реанимацию, на ней не было живого места: тяжелейшие ожоги 65 процентов поверхности тела, разрывы внутренних органов, множественные переломы. Мама девочки уже обращалась в Русфонд. И читатели помогали. Сейчас Лере требуется протезирование плечевого сустава. Тогда она сможет себя обслуживать, а пока ей без посторонней помощи не обойтись.

Как помочь

У Леры все тело в послеожоговых рубцах. Девочка выжила, но до выздоровления еще далеко, из-за поражения плечевого сустава у нее почти не двигается правая рука. Левая нога срослась неправильно, на нее невозможно опереться. Кисть левой руки едва сгибается, пальцы скрючились. Лера называет эту свою руку лапкой и крючком.

Девочка не теряет чувства юмора. Сидит на больничной койке и, улыбаясь, рассказывает о том, что ей пришлось пережить и преодолеть.

– Мне говорили, что буду овощем. Многие меня похоронили. Еще полгода назад я не могла сидеть. Мне не хотелось жить. Я всего лишь существовала. А сейчас учусь ходить с ходунками, пока получается только от окна до двери палаты. Веду блог в инстаграме. Как только стала чувствовать руку, начала рисовать в планшете.

Она показывает мне свой автопортрет. Черная полоса мелкими штрихами делит лицо пополам: до и после. Прежняя Лера сгорела и возродилась, как птица феникс.

– С моста открывался такой красивый вид, что дух захватывало. Не помню, как я полетела вниз. Очнулась уже на земле. Вижу только ноги людей, которые меня обступили. Чувствую, что зубы сломались и дышать тяжело. Вспоминаю телефонный номер мамы и кричу этим людям. Они отвечают, что скорая уже едет. Потом оранжевый свет в реанимации. Заплаканное лицо мамы. У меня в горле трубка, я не могу говорить и глазами пытаюсь показать, что жива.

В реанимации Лере снились страшные сны – настоящие фильмы ужасов. Но и реальность была сплошным мучением. Операции без счета, болезненные перевязки. При виде белых халатов, резиновых перчаток и хирургических инструментов Лера так громко кричала, что не выдержали связки – голос пропал и еще не полностью восстановился. Она говорит очень тихо.

Татьяна, мама девочки, все это время неотлучно находится рядом с ней.

– В больнице меня спрашивали: «Она у вас крещеная? Батюшку вызывайте, умирает ваш ребенок». Мне говорили это каждый день. Я им не верила, даже когда в ожоговом центре у Леры резко упало артериальное давление, произошла остановка сердца. Состояние было критическим.

Ожоги опасны тем, что страдают иммунная и эндокринная системы, сердце, легкие и печень. У Леры все развивалось по самому плохому сценарию.

Кожа для пересадки, которую брали с неповрежденных участков тела – рук, ног, спины, – отторгалась из-за инфекции в послеоперационных ранах. Только на лбу кожу пересаживали трижды. Нарушился обмен веществ, организм не принимал обычную пищу. Лера похудела почти в два раза, у нее резко упал гемоглобин.

В таком критическом состоянии девочку перевезли из Казани в Москву, в Детскую городскую клиническую больницу (ДГКБ) №9 имени Г.Н. Сперанского. Кормили внутривенно и через зонд. Продолжали пересаживать кожу. Лечение длилось десять месяцев. Врачи еще раз спасли Лере жизнь.

В больнице девочка окончила девятый класс, экзамены у нее принимали прямо в палате: все было по-настоящему, без скидок на болезнь.

Вот только правая рука плохо двигается, почти не поднимается – из-за ожогов сильно поврежден плечевой сустав, образовались контрактуры. Лера не может есть суп ложкой – жидкость выливается. Не может самостоятельно причесаться, вымыть голову, даже дверь открыть без помощи ей трудно. Девочку мучает боль в плече. Все это сильно осложняет жизнь.

Врачи пришли к выводу, что единственная возможность помочь Лере – протезировать плечевой сустав. Это поможет устранить болевой синдром и восстановить двигательную функцию руки.

Операцию проведут за счет бюджетных средств, но дорогой эндопротез надо оплатить самим. Мама Леры после случившейся трагедии не работает, ухаживает за дочкой, у папы давно другая семья. Пособие по уходу за ребенком-инвалидом, социальная пенсия девочки – вот и все их доходы.

Татьяна уже обращалась за помощью в Русфонд. И вы, дорогие друзья, всегда помогали мужественной девочке, с которой случилась страшная беда. Сейчас Лере вновь необходима наша помощь и поддержка.

Елена Светлова,
Казань, Татарстан
Фото Сергея Величкина

Заведующий отделением травматологии ДГКБ №9 имени Г.Н. Сперанского Игорь Буркин (Москва): «После тяжелой комбинированной травмы и множественных переломов у Леры образовалась контрактура правого плечевого сустава, рука в плече практически не двигается. Оперативное лечение оказалось неэффективным. Помочь девочке сможет только установка реверсивного эндопротеза плечевого сустава. Это позволит восстановить двигательные функции руки, качество жизни Леры улучшится».


Стоимость эндопротеза 297 364 руб. 237 238 руб. внесла одна московская компания, пожелавшая остаться неназванной. 60 126 руб. собрали наши читатели.

Дорогие друзья! Если вы решите помочь Лере Мигуновой, пусть вас не смущает цена спасения. Любое ваше пожертвование будет с благодарностью принято. Все необходимые реквизиты есть в Русфонде.

Можно воспользоваться и нашей системой электронных платежей, сделав пожертвование с банковской карты или электронной наличностью, в том числе и из-за рубежа. А владельцы айфонов и андроидов могут отправить пожертвование через мобильное приложение. Скачать его можно здесь.

Экспертная группа Русфонда





Кому помочь
Сумма *

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.


Кому помочь
Сумма *
Валюта *

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

рассказать друзьям:
ВКонтакте
Twitter

comments powered by HyperComments версия для печати