• Скачайте мобильное приложение — теперь с Apple Pay!
  • Спасение детей в вашем телефоне
  • Помочь так же просто, как позвонить
Яндекс.Метрика
За 21 год — 11,664 млрд руб. В 2018 году — 729 607 134 руб.
26.12.2012

Международная филантропия

Великобритания:
Дерево надежды

Арт-терапия и русские обеды: как живется нашим детям в лондонской Харли Стрит Клиник



Кристина Москаленко,
журналист – специально для Русфонда

В клинике холдинга Харли Стрит (Лондон, Великобритания), специализирующейся на лечении раковых заболеваний, прошла новогодняя елка для больных детей и их родителей.

Сначала к детям пришли клоуны из «Chaplins Pantos». А после часового представления подопечные с родителями, медсестрами и гостями отправились в комнату для игр, где их ждал сюрприз. Сюрприз получился скорее для взрослых, так как дети сразу догадались, что спрятано за плотной синей занавеской. Буквально через пару секунд после вопроса медсестры: «Как вы думаете, что там?», кто-то из детей выкрикнул: «Дерево!».

Детям предложили написать или нарисовать на листках бумаги свои желания и повесить их на ветки. Малыши с радостью бросились к краскам и мелкам, дети постарше задумались, а один мальчик стал тянуть маму за рукав домой.

– Напиши желание и повесь, оно сбудется. Будем романтиками, пошли писать! – позвала его Карина Солловэй, директор компании «АнглоМедикал», организующей медицинские услуги в Великобритании детям и взрослым из России и других стран бывшего СССР.

В этот момент в комнате для игр еще девять российских детей с родителями, которым она помогла приехать на лечение в Великобританию, разрисовывали листки с желаниями. Кто-то хочет новую игровую приставку, кто-то – чтобы папа купил машину, кто-то – гармонии во всем мире. Но большинство хотят стать сильными и выздороветь.

…Несколько месяцев назад арт-терапевт Нана Жвитиашвилли (Лондонский университет) решила, что комнату для игр в этой онкоклинике Харли Стрит надо разнообразить. По стенам больницы развешены яркие картинки с диснеевскими персонажами. В комнате для игр всегда есть альбомы, фломастеры и краски. Но если учесть, что дети живут в клинике месяцами (а то и годами!) в окружении медсестер, капельниц и других больных детей, что ежедневно они проходят через множество процедур, – то можно представить себе, как не очень-то им хочется рисовать. И никакие картинки уже не отвлекают от больничных будней.

Именно поэтому Нана обратилась в «Chance for life» (эта благотворительная организация занимается в Лондоне психологической реабилитацией детей, попавших в сложные ситуации), с предложением профинансировать создание «Дерева жизни», которое можно было бы установить в комнате для игр. Директор «Chance for life» Ольга Махаринская сразу же согласилась.

Тогда Нана привлекла выпускника Центрального колледжа искусства и дизайна имени Святого Мартина Дара Кейси (Darragh Casey) поработать над дизайном «Дерева жизни».

Дизайнер Кейси рассказывает:

– Нана попросила меня разработать такой дизайн «Дерева жизни», чтобы он нес в себе хорошую энергию. Я изучил рисунки детей и понял, что надо делать простые и яркие формы. Поэтому я разбил «Дерево» на два элемента: ствол и зеленые круглые панели – они образуют листву. В кругах проделаны дырочки, в которые можно продеть нитку и привязать листок бумаги со своим желанием.

«Дерево» – не просто рисунок на стене, а нечто, что дети могут менять сами! Вот сейчас они повесили на него свои разноцветные пожелания – и «Дерево» зацвело. Я счастлив, я надеюсь, что ребятишкам тоже нравится.

Ольга Махаринская добавляет:

– Для этого «Дерево» и сделано, чтобы дети могли высказать свои желания. Сегодня это происходит спонтанно, но вообще мы надеемся, что это станет традицией: приходить сюда и вешать что-то на это дерево. Через год мы посмотрим и оценим, как это работает и каковы успехи детей – авторов сегодняшних желаний. Мы очень маленькая благотворительная организация, но если возникает ситуация, когда можно кому-то помочь, мы стараемся не упускать шанс что-то сделать.

В клинику Харли Стрит русскоязычные дети стали поступать с 2009 года.

Директор «АнглоМедикал» Карина Солловэй рассказывает:

– Среди моих клиентов оказались дети, которым не по карману лечение в пафосных клиниках Лондона. Дело осложнялось не только ценой лечения, но и тем, что возможности лечения этих детей на родине были исчерпаны. Для таких детей Лондон оказался последним шансом. И вот они продолжают бороться и с помощью частных благотворителей, фондов и таких людей, как Ольга Махаринская, приезжают сюда. А мы со своей стороны ищем врачей и клиники, которые возьмутся за лечение. Чаще всего родителям о нас рассказывают либо родные уже пролечившихся детей, либо доктора. Больше всех таким детям помогает «Русфонд», этот крупнейший благотворительный фонд России. Я бы хотела отметить, что такое динамичное развитие частной благотворительности, как у «Русфонда», в Великобритании можно наблюдать только, пожалуй, у «Оксфама» (Oxfam – крупная британская благотворительная организация). Сейчас в Харли Стрит Клиник и госпитале Портланд лечатся десять российских детей – подопечные «АнглоМедикал» и Русфонда.

Мама Дениски Инна Александрович, которому три года назад поставили диагноз саркома Юинга (рак кости), рассказывает:

– Дениске было девять месяцев, когда мы узнали про его диагноз. Сначала нас отправили лечиться в Москву, но ничего не помогало. Мы поехали в Израиль. Там сделали два сеанса химиотерапии и отправили домой. И в Лондоне за Дениску не хотели браться, но Карина поговорила с доктором Захарулисом из Харли Стрит Клиник, и он согласился попробовать. Когда Денис поступил сюда, он почти не дышал. Операцию делали восемь хирургов разных специализаций. А теперь посмотрите! Денис хорошо себя чувствует, у него хорошие результаты. Год назад он хотел уснуть и не проснуться, а сейчас его желание – быть сильным.

Не стоит думать, будто в Великобритании найдется панацея от всех недугов. В ситуациях, подобных вышеописанной, очень много зависит от конкретных обстоятельств болезни. К примеру, Людмила Китайская уверена, что ее сыну Владу очень помогли врачи в Санкт-Петербурге, но ситуация сложилась так, что все-таки пришлось приехать на лечение в Лондон. Лечение – это мягко сказано. Приезжая в Лондон, дети с сопровождающими их родителями порой могут задержаться в клинике Харли Стрит на несколько лет. Людмила с Владом тут уже полтора года. Влад скучает по дому, по сестре, которая, правда, наконец-то приезжает в Лондон на эти новогодние праздники.

Но вот незадача – русских ребят в клинике, благодаря поддержке благотворительных фондов, становится все больше, а еда здесь исключительно британская или арабская. Заведующая кухней и повар стараются, как могут. Но меню все равно непривычное. Поэтому мамы ребят по очереди готовят еду дома и носят ее в больницу. Карина Солловэй два года настаивала, чтобы русских детей кормили русской едой, в клинике не возражали, но шеф-повар только разводил руками: «Где ж я тебе научусь готовить как русские мамы?» Тогда госпожа Солловэй устроила серию мастер-классов этих самых русских мам. Прямо у нее на кухне мамы учили здешних поваров готовить борщ, сырники, вермишель, плов. Людмила Китайская – главная по борщу. Пока она мне все это рассказывает, ее серьезный сын Влад начинает настойчиво гладить маму по руке и напоминать ей: «Мама, у меня скоро капельница, пошли домой, отдохнем».

Отдохнуть ребятам, конечно же, надо, впереди трудный путь к выздоровлению. Главное, чтобы желания, которые они и их родители повесили на «Дерево жизни», обязательно сбылись.

Фото автора











рассказать друзьям:
ВКонтакте
Twitter

comments powered by HyperComments версия для печати