• Спасение детей в вашем телефоне
  • Помочь так же просто, как позвонить
  • Cкачай приложение — помоги детям
Жизнь. Продолжение следует
22.03.2019
Даша и Маша:<br>
теория и практика<br>
управления миром
Даша и Маша:
теория и практика
управления миром
Жизнь. Продолжение следует
15.03.2019
Слишком ранимая <br/>кожа между <br/>страхом и любовью
Слишком ранимая
кожа между
страхом и любовью
Яндекс.Метрика
За 22 года — 12,970 млрд руб. В 2019 году — 345 620 404 руб.
25.02.2019

Катя Богунова и ее дети

С ложкой урбеча

В феврале на Колю и Катю свалилась куча проблем разом


Александра Житинская,

специально для Русфонда



Русфонд продолжает рассказывать о семье Богуновых из Санкт-Петербурга, обычной российской семье, состоящей из мамы Кати и четверых детей, один из которых – Коля – живет с ДЦП. В феврале на Колю и Катю свалилась куча проблем разом: по улицам не пройти из-за сугробов, Колина помощница в школе неожиданно заболела, днем темно и сил ни на что не хватает.

Петербург и пригороды завалило снегом. Роптали все: и автомобилисты, и пешеходы – не проехать, мол, не пройти. Катя, отвозя Колю на тренировки, завязала в снегу и пробках. Коля, только-только освоивший ходьбу с крабами, был вынужден пробираться по обледенелой дороге и глубоким сугробам в школу. Но эти ежедневные трудности – ерунда в сравнении с внезапным несчастным случаем, коснувшимся семьи Богуновых.

В очередной раз пробравшись к школе и отправив Колю в класс, Катя бежала домой. Все мамы знают, что, пока дети в школе, нужно успеть сходить в магазин, приготовить обед и ужин, сделать миллион «невидимых» домашних дел. А Кате еще нужно позвонить по двадцати телефонам, чтобы договориться о занятиях, социальных пособиях, справках на счета и налоги, которых не должно было быть. Потом глотнуть на бегу кофе с ложкой урбеча с медом, которым Катя спасается от хандры и хронической усталости, и обратно за Колей. А там уже и старшие домой приходят, оба в выпускных классах (четвертый и девятый), у обоих есть трудности в обучении. Сыновьям нужно постоянно напоминать, что скоро выпускные экзамены и даже поступление в техникум, и всеми правдами и неправдами проверять оценки. А еще, как мы знаем, ежедневно возить Колю на тренировки и процедуры то в Петербург, то в Пушкин.

Привычный распорядок дел нарушил звонок Натальи Владимировны – школьной помощницы Коли. Она позвонила Кате и, завязая в простых предложениях, как Коля в сугробах, попросила проводить до школы. Катя, естественно, побежала спасать учительницу, не вдаваясь в подробности. Когда Катя пришла, Наталья Владимировна стояла у подъезда, держась за дерево, и пошатывалась.

– Пойдемте домой, вызовем врача! – перепугалась Катя. – Я справлюсь с Колей сама!

Но женщина была непреклонна, повторяя, как в бреду: «У меня еще вторым уроком – труд, я веду, пойдемте в школу». Катя решилась вести ее в школу, только когда выяснилось, что родственники в отъезде и дома никого нет. По сугробам и наледи Катя кое-как доволокла Наталью Владимировну в школу. Ни о каком уроке труда речи уже быть не могло. Катя пыталась вызвать скорую, но Наталья Владимировна продолжала отпираться, а хор школьных работников почему-то поддакивал, хотя очевидно было, что состояние коллеги ухудшается на глазах. Вместо скорой принесли раскладушку. «Сейчас немножко полежу и будет полегче», – лепетала учительница. Школьная медсестра померила давление, но даже после зашкаливающих цифр и почти полного отсутствия речи скорую так и не вызвали.

Настоять на своем Катя не могла, к тому же на перемене приходилось заниматься и Колей. В обязанности помощницы входит, к примеру, такая простая вещь, как подготовка Коли к уроку. Он не может сам выложить нужные учебники и тетради из портфеля, открыть пенал, достать карандаши и ручки. На другой перемене Колю нужно было отвести в туалет и соседний класс, принести ему еду из столовой. Следующий урок нужно было и вовсе провести с ним, потому что все ребята ушли на музыку, а Коля на музыку и физкультуру не ходит. До конца дня Наталью Владимировну так и не отпустило, и Кате нужно было идти домой, где в тот день не случилось толком ни обеда ни ужина.

Коле непросто идти в школу через сугробы

На следующий день Катя, взбодрившись ложкой урбеча, пошла с Колей в школу на весь день, потому что Наталью Владимировну все-таки увезли по скорой (не зря Катя била тревогу – предынсультное состояние). Катя заранее продумала, как во время Колиных уроков сбегать в магазин (20 минут) и как что-то приготовить на вечер (еще 20 минут). Так и бегала как челнок. А еще регулярно навещала в больнице Наталью Владимировну, сдавая Колю на занятия к дефектологу (если рядом, чего не добежать). Понимая всю серьезность ситуации, Катя обратилась к руководству школы: что делать дальше? До конца года в таком режиме жить невозможно.

Кате сказали, что социальный работник, прикрепляемый к детям с ОВЗ, должен иметь ряд аттестаций и квалификаций. Это должен быть человек с педагогическим образованием, без судимостей, вдобавок прошедший специальные курсы. Кате сказали, что найти такого человека почти невозможно. Весь месяц Катя каждый день ходила с Колей в школу, сделав своим девизом два слова: «Успеть добежать». Кате помогали не взрослые, а дети: подменяли ее при подготовке Коли к уроку, а она бежала варить суп на вечер. «Бедные мои парни, как они выдерживают меня сейчас, я не знаю, – призналась мне Катя. – Тимофей тут хотел собаку, так я в нее, кажется, уже и превращаюсь. Гавкаю на всех по любому поводу и без повода».

Этим дело не кончилось: заболела Колина классная руководительница Елена Эйновна и на замену пришла незнакомая учительница. И тут уже Коля не выдержал – пришел домой из школы и разрыдался. Мир стремительно рушился: сперва исчезла Наталья Владимировна, потом Елена Эйновна, а еще мама, обычно стойкая и жизнерадостная, срывается. Ежедневная ложка урбеча помогать перестала.

Колины слезы стали решающим аргументом: Катя пошла к директору и поставила ультиматум: «Не уйду, пока не решим проблему». В результате выяснилось, что подходящая кандидатура есть и она вот-вот выйдет на работу. Коля познакомится с новой помощницей на этой неделе. Елена Эйновна тоже выходит с больничного. Дома снова появится нормальный суп и, возможно, будет чуть менее вымотанная мама, не похожая на собаку. Впрочем, степень ее спокойствия зависит не только от школьной помощницы.

В наших силах поддерживать семью материально. И дать Кате уверенность, что она не останется совсем одна, без поддержки и помощи, и может надеяться не только на чудодейственный урбеч, но и на нас с вами.

Фото Алексея Лощилова


Кому помочь
Сумма *

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.


Кому помочь
Сумма *
Валюта *

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

рассказать друзьям:
ВКонтакте
Twitter

comments powered by HyperComments версия для печати