• Новогодняя акция Русфонда
  • «Благотворительность вместо новогодних сувениров»
  • Приглашаем компании к участию!
Жизнь. Продолжение следует
9.11.2018
Болезнь,<br/>
несчастье, любовь<br/>
и новые сапожки
Болезнь,
несчастье, любовь
и новые сапожки
Жизнь. Продолжение следует
2.11.2018
Молчание <br/>как
знак согласия<br/>
со Вселенной
Молчание
как знак согласия
со Вселенной
Яндекс.Метрика
За 22 года — 12,309 млрд руб. В 2018 году — 1 374 676 575 руб.
25.12.2013

«Хха! Будем есть тортик!»

Колюня и чудеса



Рубрику ведет Виктор Костюковский

Колюне 21 декабря исполнилось четыре года. Нашему проекту 5 декабря исполнилось два. Проект продолжается. Однако есть повод подвести кое-какие итоги этих двух лет. Прежде всего, напомнить о том, как за это время изменился Коля. Мы ведь с вами взялись за помощь семье не только потому, что в ней четверо мальчиков; не только потому, что у них нет отца; не только потому, что мама вынужденно не работает. Но, главным образом, потому, что Колюня родился особенным, и положенных государством денег катастрофически не хватает на то, чтобы вызволить его из этой «особенной» беды.

Едва войдя в квартиру, слышу Колин голос:

– Владимирыч приехал! Я одеваю рубашку!

Вадим уточняет:

– И жилет.

– И жилет, – соглашается Коля.

– Кто тебе помогает одеваться? – спрашиваю я.

Коля нежно отвечает:

– Ва-адик…

Хочу напомнить: Коля родился с целым букетом диагнозов, один другого тяжелей, и врачи уговаривали Катю оставить его в роддоме, предрекали ребенку «растительную» жизнь. Два года назад, когда мы познакомились, уже было видно, что это «растение» хорошо понимает обращенные к нему слова, абсолютно адекватно реагирует на радости и огорчения, время от времени что-то говорит, нам непонятное, но явно осознанное им самим. В то время, конечно, бросалась в глаза его голова – слишком большая для такого ребенка. Гидроцефалия…

Вообще-то я всегда и всех убеждаю, что нужно слушаться врачей. А вот Катя не послушалась, и теперь я понимаю, что правильно сделала. Катя отказалась ставить ребенку шунт. Она считала, что это прямой путь к ДЦП (такого диагноза в том букете не было) и глубокой инвалидизации. Недавно один из врачей, который тогда криком кричал, что Катя губит ребенка, признал: она оказалась права. УЗИ головного мозга, проведенное весной, показало, что вместо предсказанной «полной окклюзии отверстия Монро» (закупорка межжелудочкового отверстия головного мозга, если по-русски, хотя нам, профанам, это мало что объясняет) появился отток жидкости. Известный питерский нейрохирург перемены в Колином состоянии охарактеризовал словом «чудо».

За первый год жизни Колина голова выросла на 21 сантиметр. За второй год – на 3 сантиметра. За два последних года сам Колюня вырос на 15 сантиметров, поправился на 5 килограммов, а голова выросла всего на 2 сантиметра. Причем за последний год – на 0,5 сантиметра. Размер головы уже практически в норме для его возраста.

Катя, а вслед за ней и мы не раз за это время нечаянно выдавали желаемое за действительное. Не потому, что хотели кого-то обмануть – просто уж очень оно было желаемое! Так, еще в прошлом году Катя писала нам из Евпатории, что Коля пошел. Конечно, нет. Но стоит он сейчас на своих ногах, причем с минимальной поддержкой, вполне уверенно. И очень любит это дело – стоять. Охотно ходит, тоже с поддержкой, но сказать, что сам – чересчур.

А вот что касается интеллекта…

– Катя, – прошу, – надо бы Колюню с планшетом сфотографировать…

– Ну, уж нет! – отрезает Катя. – Вы бы знали, каких усилий мне стоило отучить его от планшета, какие были скандалы!

В один прекрасный день Катя заметила, что Коля подползает к забытому мальчишками планшету, включает его и играет в какую-то игру! И вот, оказалось, он так подсел на эти игры, что пришлось принимать меры.

Некоторые Колюнины чудеса даже для мамы оказываются неожиданными.

– На днях слышу – что-то поет, – рассказывает Катя. – Прислушалась: «Баю-баюшки-баю, не ложися на краю. Не могу я спать у стенки, упираются коленки». Мальчишки научили!

Уверен: если бы у Кати был один Коля, такого прогресса бы не было. Ведь братья не просто о нем заботятся – они постоянно общаются, разговаривают, играют с Колюней. Вадик говорит:

– Эй, братан, насыпь семян!

Коля тут же радостно отвечает:

– Да не вопрос, держи, братан!

Огромную роль в Колином развитии играют «попопед Танюша», остеопат «Кикимыч», врачи, массажисты. И даже лошади и собаки. Об этом я еще не писал: последнее время Катя водит Колю на канотерапию – лечение с помощью собак («канис» по-латыни «собака»).

Но главный Колин доктор – это, конечно, мама. Я поражаюсь Катиной активности, мобильности: она каждую минуту готова мчаться с Колюней, если есть шанс добавить хоть капельку пользы для его развития. И только иногда – открою секрет, которым она со мной поделилась, – они с Колей позволяют себе от души поспать. Уйдут старшие в школу и детсад, а Катя с Колей, если нет дел, дрыхнут часов до двенадцати…

В машине, говорит Катя, Коля тоже теперь трещит постоянно:

– Еду на машине… Еду на занятие... Едем к Кикимычу… Мама, это кто звонит, Владимирыч?.. Теперь поворачиваем налево…

Приезжают домой, и там продолжается:

– Мама, можно я достану конструктор? Спасибо. Буду играть в конструктор. Спасибо. Буду делать уроки Борисовне (Элеонора Борисовна занимается с мальчиками английским, похоже, Колюня на очереди).

И в какие-то моменты Катя не выдерживает:

– Колюня, помолчи! – и смеется счастливым смехом.

А мне ужасно нравится его новая привычка. Знаете, бывает, когда человек подбирает слова, он употребляет какое-нибудь междометие. Например, «ну…» или «э-э…». Или, например, англичане с американцами говорят: «Well…» Так вот, Колюня в таких случаях говорит: «Ха!» И как же это вкусно звучит:

– Хха! Будем есть тортик!

Напоследок о вас, дорогие наши читатели. Вашу роль в Колюниных чудесах недооценить никак нельзя! Это ведь вы своими взносами обеспечиваете Кате с Колей возможность ездить по всему большому Петербургу, к любым специалистам. Это вы уже дважды отправляли все семью в отпуск на юг. Вы подарили семье автомашину, без которой, как теперь ясно, Катя не успевала бы сделать и половины того, что она делает.

Давайте продолжим помогать Кате и ее сыновьям. Наш двухлетний опыт показывает: для того, чтобы им прожить без особых излишеств, но достойно, а вдобавок и впредь так же неустанно лечить и реабилитировать Колюню, в дополнение к тому, что дает государство, им нужно примерно 50 тыс. руб. в месяц. Деньги можно посылать на программу «Катя Богунова и ее дети».

Помочь Кате и ее детям




Таким Колюня был в полгода.




Таким – в два года, когда мы с вами познакомились с Катей и сыновьями.




А такой он сейчас, в свой четвертый день рождения.







Застольные нежности.




Братья учат Колю играть в хоккей.




Бася вдвое старше Колюни. Она, кажется, самый спокойный жилец в этом шумном дружном доме.




Кому помочь
Сумма *

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.


Кому помочь
Сумма *
Валюта *

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

рассказать друзьям:
ВКонтакте
Twitter

comments powered by HyperComments версия для печати