Яндекс.Метрика

Новичок-сноубордист

О мальчике с врожденной косолапостью, который катается на роликах и мечтает о сноуборде

Егор Смоляков появился на свет с искривленной левой ногой – она напоминала клюшку для гольфа, загнутую в другую сторону. Врачи поставили диагноз: врожденная левосторонняя косолапость. В первые дни жизни ребенку начали срочное лечение, которое продолжалось несколько лет. Как Егор себя чувствует сейчас и понадобится ли ему дальнейшая помощь врачей, рассказала его мама Ольга Садовникова.

Дважды в одну реку

Восьмилетний Егор очень любит активные игры, а еще – спорт. Он катается на велосипеде, роликах и скейте. Глядя на мальчика, и не скажешь, что когда-то у него были проблемы со здоровьем. А ведь он родился с тяжелой патологией левой ноги – косолапостью. И если бы не своевременное лечение, мог бы стать инвалидом.

Во время беременности Ольге несколько раз делали УЗИ. Малыш словно прятал левую ногу и не показывал ее врачам. Будущая мама волновалась, ведь именно ножки ребенка вызывали у нее больше всего опасений. Ее старший сын родился с двусторонней косолапостью, обе ноги были сильно искривлены.

– Я очень боялась, что и у младшего ребенка может быть такая же проблема, – рассказывает Ольга. – Однако врачи меня успокаивали. Говорили, что такое бывает очень редко, чтобы двое детей в одной семье рождались с одной патологией.

Но именно так и случилось. Ольга помнит первые минуты после рождения сына. Врачи, которых она хорошо знала по своим первым родам, о чем-то тихо переговаривались. Она с тревогой спросила: «Неужели опять ножки?» В ответ услышала: «Да, искривление левой стопы».

Ольга плакала от боли и отчаяния. Она не думала, что ей придется второй раз пройти точно такой же путь, как со старшим сыном Захаром – он на три года старше Егора.

– Если с первым ребенком я была заранее подготовлена – на УЗИ деформация двух ног была отчетливо видна, то с Егором заранее ничего не знала. Я думала, раз у него правая нога на УЗИ была без патологии, то и левая должна быть такой же, – говорит Ольга.

Папа мальчика, Игорь, тоже не ждал таких новостей. Ему было очень трудно. Но он нашел нужные слова, чтобы поддержать жену. Он сказал: «Мы вместе будем бороться за здоровье сына. Все будет хорошо, ведь мы уже проходили этот путь».

И они настроились на то, что предстоит долгое и трудное лечение.

Пять недель в гипсе

Ольга знала, что нельзя терять драгоценное время. Врачи рекомендуют начинать лечение косолапости с семидневного возраста ребенка.

Через день после выписки из роддома Ольга с Егором поехали на обследование в центр, специализирующийся на детской травматологии и ортопедии.

– Я помню, что старшему сыну Захару впервые наложили гипс, когда ему было всего тринадцать дней, – вспоминает Ольга. – Поэтому я и торопилась с Егором, потому что знала: чем раньше начать лечение, тем лучше будет результат.

Однако квот на тот момент в клинике не оказалось. Нужно было ждать. Ольга хорошо понимала, что время терять нельзя, ведь, если отложить терапию хотя бы на несколько месяцев, сын может стать инвалидом.

На платное лечение у родителей не было средств, все свои сбережения они уже израсходовали на медицинскую помощь для Захара. В клинике Ольге посоветовали обратиться в Русфонд.

– Врачи с самого начала нас очень поддерживали и относились к нам с большим сочувствием – знали, что у нас двое детей с такой серьезной проблемой. Именно доктора и порекомендовали мне написать в Русфонд, рассказать о нашей сложной ситуации. Знаете, на самом деле мы сами всегда перечисляли пожертвования в Русфонд, по телевизору смотрели сюжеты и отправляли сообщения. И вот теперь так сложилось, что нам самим потребовалась помощь, – рассказывает Ольга.

О болезни Егора узнали сотни читателей, и буквально за несколько часов необходимая сумма – 120 тыс. руб. – была собрана. Врачи безотлагательно начали лечение по методу Понсети – так называют сложную технику коррекции врожденной косолапости.

– Суть этого метода в том, что, пока у ребенка все ткани очень мягкие, в том числе и костные, можно постепенно выровнять ногу. Делают это так: врач руками выводит стопу в положение, максимально близкое к норме, и сразу фиксирует ее гипсом, – объясняет Ольга. – За пять-шесть дней натянутые мышцы и сухожилия расслабляются. После этого гипс снимают – и врач снова выводит стопу в правильное положение до максимального натяжения сухожилия. И снова сразу же накладывает гипс. И так от пяти до девяти раз.

Егору был месяц, когда ему наложили первый гипс. Малыш терпеливо переносил все процедуры. Не плакал и не капризничал, словно понимал, что врачи всеми силами стараются ему помочь.

– В общей сложности сыну гипсовали ножку на протяжении пяти недель. Затем ему предстояла операция – ахиллотомия, – вспоминает мама.

У детей с такой патологией, как у Егора, укорочено ахиллово сухожилие. Чтобы удлинить его, врачи делают небольшой надрез, таким образом растягивая ахилл.

– После операции нога Егора выглядела абсолютно здоровой. На месте рассечения сухожилия остался шрам, как царапинка, но он был настолько маленький, что его практически не было видно, – говорит Ольга.

Волшебные ботиночки

Егора выписали из больницы домой, однако мальчику предстояло дальнейшее длительное лечение.

– Врачи объяснили, что при косолапости, даже несмотря на операцию, укороченное сухожилие все равно будет тянуть ногу обратно, поэтому Егору необходимо носить специальные ботиночки – брейсы. Точно такие же носил и мой старший сын Захар, – добавляет Ольга.

Брейсами называют ортопедические сандалии или ботинки, которые крепятся под определенным углом на металлической планке. Таким образом стопа фиксируется в правильном положении. Эту обувь дети должны носить до пяти лет.

– Сначала мы ходили в них 23 часа, то есть почти сутки, – вспоминает Ольга. – Один час отводился на отдых и купание малыша. Потом время сократилось до 20 часов, потом до 16. Конечно, это было очень тяжело. Только представьте, весь день находиться в обуви, которая крепится на планке-фиксаторе.

Егор отказывался надевать ботиночки, капризничал и плакал. Но хороший пример ему подавал старший брат, который с терпением, послушанием и выдержкой каждый день носил брейсы. И Егор тоже постепенно к ним привык.

– Я помню, как сын сделал свои первые шаги в этих ботиночках. Тогда ему было всего девять месяцев. Он осторожно встал, потом сначала одну ногу передвинул вперед, потом – вторую. Он напоминал мне новичка-сноубордиста, который едва-едва стоит на своей доске. Это было и грустно, и смешно, – рассказывает мама. – Спали дети тоже в брейсах. Помню, приду в комнату и вижу: ребята спят, закинув ноги с этой металлической планкой прямо себе на голову, то есть они пополам сгибались и так спали. Зато нас никогда не мучили кишечные колики, потому что у Захара и Егора пресс был просто деревянный. Они накачали его так хорошо, что взрослые могли бы позавидовать.

Для Ольги этот период, когда дети носили брейсы, был довольно сложным. Она уставала не только физически, но и морально.

– Мне кажется, у меня не было времени, когда я просто наслаждалась беззаботным материнством. Мои дети с самого рождения были то в гипсе, то в брейсах. Мне порой казалось, что они закованы в кандалы. Трудно было просто покачать их на ручках, потому что они ударяли меня ножками в живот, – делится Ольга.

Дети носили лечебные ботиночки несколько лет. Но чем старше они становились, тем труднее было объяснять, что это необходимо.

– Старший сын Захар очень дисциплинированный ребенок, он носил брейсы ровно пять лет – столько, сколько надо. Я всегда восхищалась силой его характера. Представляете, мальчику почти пять лет, он уже большой, скоро в школу идти, а он спит в этих сандалиях, как положено, – рассказывает Ольга. – И сейчас у него даже нет намека на рецидив, то есть он абсолютно здоров. А вот Егор часто жаловался, что брейсы ему давят, что ему больно и металлическая планка тяжелая. Он плакал и сам, без нашего разрешения, снимал их по ночам. Конечно, мы как могли объясняли ему, что эти сандалики волшебные, что они помогают ему выздороветь. Но он все равно не мог постоянно их носить. Тем не менее ногу удалось восстановить.

Шаг в будущее

Егор ежегодно проходит обследование у ортопеда. Мальчику разрешены все виды спорта, даже такие, которые требуют большой нагрузки на голеностоп – как, например, сноубординг. Так что Егор на этот раз уже по-настоящему мечтает встать на доску.

Правда, недавно врачи заметили, что нога у ребенка немного искривилась. Егору необходимо растягивать ахиллово сухожилие на специальном тренажере.

– Нужно разминать левую ногу, стоять в специальной позе: пятки пониже, а носочки повыше. Если это не поможет, придется делать операцию, – признается Ольга. – Хирургическое лечение раз и навсегда решит нашу проблему. Но сложность в том, что после операции придется пять месяцев жить с загипсованной ногой. Поэтому мы надеемся, что занятия на тренажере все-таки помогут Егору.

Главное, что поняла Ольга за время болезни своих детей: эта патология – не приговор. Ребенок с косолапостью может на сто процентов излечиться, и для этого все есть – и специалисты, и методики, и тренажеры, и специальная обувь.

– На протяжении нашего долгого пути нам помогали многие люди. Я всегда чувствовала поддержку. И теперь я стараюсь своим детям объяснить такие важные понятия, как добро, сострадание, отзывчивость, потому что эмпатия в наше время – это самое главное, – говорит Ольга. – Конечно, у них сейчас такой возраст, что они не до конца понимают значение всех этих слов, но я все равно продолжаю проговаривать это. Я часто спрашиваю: «Хотите ли вы, чтобы люди были добры к вам?» Они отвечают: «Хотим!» Тогда, говорю, вам самим нужно делать добро, а еще необходимо научиться видеть боль и нужду другого человека. Я часто повторяю им фразу: «Красота в глазах смотрящего». Надеюсь, что они ее запомнят и свой шаг в будущее сделают, опираясь именно на такие ценности, как добро и милосердие.

Фото из личного архива

    Оплатить
    картой
    Авто-
    платежи
    Оплатить
    c PayPal
    Другое
    Для пожертвования с карты зарубежного банка воспользуйтесь, пожалуйста, сервисами PayPal, Stripe или формой на сайте фонда-партнера в Казахстане rusfond.kz

    Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

    Для пожертвования с карты зарубежного банка воспользуйтесь, пожалуйста, сервисами PayPal, Stripe или формой на сайте фонда-партнера в Казахстане rusfond.kz

    Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

    Отписаться от пожертвования можно здесь

    Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

    Для пожертвования с карты зарубежного банка воспользуйтесь, пожалуйста, сервисами PayPal, Stripe или формой на сайте фонда-партнера в Казахстане rusfond.kz

    Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

    Для пожертвования с карты зарубежного банка воспользуйтесь, пожалуйста, сервисами PayPal, Stripe или формой на сайте фонда-партнера в Казахстане rusfond.kz

    Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

    Введите сумму пожертвования в форме выше. После этого введите номер телефона в открывшемся окне виджета оплаты. На ваш телефон будет отправлено СМС-сообщение с просьбой подтвердить платеж. Cпасибо!

    Отправить пожертвование можно со счета мобильного телефона оператора — «Мегафон», «Билайн» или МТС.

    Дорогие друзья, абоненты Tele2!
    Будьте внимательны!

    От имени Русфонда (и без нашего на то согласия!) оператор поднял минимум пожертвований с привычного 1 руб. до 75 руб. а комиссию – 8% плюс 10 руб., которую оплачиваете вы при совершении платежа в пользу оператора.
    Предлагаем вам альтернативу: жертвуйте по cистеме быстрых платежей (СБП). Комиссия – 0,4%, платит Русфонд. Или с помощью QR-кода. Подробнее здесь.

    Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течении четырех банковских дней.

    Скачайте мобильное приложение Русфонда:

    App Store

    Google Play

    Скачайте из RuStore

    Другие способы

    Банковский перевод Альфа•банк Vk Pay Stripe