Яндекс.Метрика

«До последнего не знали, куда их везут»

Как петербургские волонтеры помогают беженцам из Мариуполя

Пункт временного размещения в Царицыном Озере. Фото Галины Артеменко
Сотни добровольцев в Петербурге помогают беженцам из Украины – тем, кто живет в пункте временного размещения (ПВР) в поселке Царицыно Озеро, под Тихвином в Ленинградской области, тем, для кого Петербург является транзитным пунктом на пути в Европу, и тем, кто решил здесь остаться, ищет жилье и работу.

Кирпичные здания советской постройки, соединенные коридором, – бывший интернат для детей с инвалидностью, позже в них жили вахтовики, потом здания пустовали. Десятого апреля сюда, под Тихвин, на берег Царицына озера, привезли автобусами украинских беженцев. В основном мариупольцев. Они прибыли из Таганрога на поезде и до последнего момента не знали, куда их везут. Из вагонов выходить было нельзя, разрешали только тем, у кого были собаки – чтобы их выгуливать.

Главная задача – одеть

В России еще лежал снег, а в разбитом Мариуполе уже начиналась весна. Один из молодых людей, с которым я познакомилась в Царицыном Озере, вспоминал, что теплую куртку, в которой он месяц провел в подвале под обстрелами, он просто бросил в Таганроге – она была рваная и грязная. Ближе к Петербургу из окна поезда увидел заснеженные поля и леса и понял, что у него нет никакой теплой одежды, только толстовка и джинсы.

Когда люди прибыли в ПВР в Царицыном Озере, их ждали комнаты с застеленными кроватями, санузел и душ в коридоре, столовая с трехразовым питанием и медпункт. В одну из комнат, которую потом назвали гуманитарной, завезли предметы личной гигиены, туалетную бумагу, памперсы, белье, носки. Людям стали выдавать помощь раз неделю – в «мужской» и «женский» день выдачи. У комнаты скапливалась очередь.

Для выживших под обстрелами людей, которые лишились жилья, имущества, своего привычного окружения, это стало дополнительным стрессом. На самом деле мы даже не замечаем, сколько всего нас окружает: любимая кофейная кружка и чашка для чая, ночная рубашка и тапочки, плед, в который можно завернуться, белье, вещи, которыми заполнен шкаф.

Государство помогло вывезти людей из зоны боевых действий и обеспечило им крышу над головой, еду и помощь в оформлении необходимых документов, а за обустройство быта взялись волонтеры. Главной задачей было одеть беженцев. В Петербурге была затяжная холодная весна, первые волонтерские машины с вещами ехали под Тихвин, еще когда кругом лежал снег.

Добровольческое сообщество сложилось стихийно, без единого координационного центра. Но волонтеры смогли выстроить слаженную работу.

Поначалу в ПВР в Царицыном Озере привезли 600 человек, сейчас здесь около 400. Многие уехали – или за границу, или в ПВР по всей России, или к родственникам в другие регионы, кто-то нашел работу и перебрался в Тихвин, Сясьстрой, Петербург.

В апреле волонтеры возили беженцам одежду, отсортированную по размерам. Примерно к середине месяца удалось немного выдохнуть, оглядеться, увидеть и другие потребности людей. Закупили, к примеру, сушилки для белья – чтобы беженцы могли высушить одежду после стирки.

В ПВР добровольцам зайти непросто – надо договариваться с руководством, первое время это было практически невозможно, поэтому машины разгружали прямо перед ПВР, свертки и пакеты с помеченными номерами комнат, корпусов и фамилиями получателей передавались из рук в руки.

Петербургские волонтеры создали несколько чатов, в которых общаются друг с другом и беженцами и узнают об их нуждах.

Петербуржцы обеспечивают беженцев одеждой, обувью, посудой, постельным бельем (для тех, кто покидает ПВР), игрушками, продуктами, чемоданами и сумками (чтобы сложить вещи в комнатах, где нет шкафов, или для переезда в другое место).

Очки и книжки

Отдельной заботой добровольцев стали пожилые люди: у многих из них не было даже кнопочных телефонов – заявить о своих потребностях они просто не могли. Поэтому так важно было наладить с ними контакт. В ПВР появилась «Бабушкина комната», где развешивались вещи, чтобы пожилые люди могли выбрать себе что-то самостоятельно.

Многим прибывшим в Царицыно Озеро пожилым людям надо было закупить тонометры, некоторым – глюкометры, у большинства стариков оказались сломаны очки, и эту проблему начали решать волонтеры.

В моем телефоне есть недавнее фото улыбающейся пожилой женщины Надежды Ивановны в новых очках. Она рада, что теперь может нормально видеть. Но с горечью вспоминает, что у нее дома в Мариуполе сгорели все книги, собрания сочинений – Пушкина, Некрасова, Хемингуэя. Я стала спрашивать, не привезти ли ей книг, но Надежда Ивановна ответила, что пока читать не хочет. Среди заявок иногда встречались и просьбы привезти книги. Кроме насущных вещей – белья и одежды, я отвозила в Царицыно Озеро «Фауста» Гете и «Доктора Живаго» Пастернака, а также «Нильса с дикими гусями» Сельмы Лагерлеф – это уже как внеклассное чтение для одной из девочек.

Занятия с детьми и психологическая помощь


Дети купаются в Царицыном озере. Фото из личного архива жителей ПВР

Около ста детей – от грудничков до подростков – приехали в апреле в Царицыно Озеро. Многие из них пошли в детский сад и школу в Тихвине – их забирал и привозил автобус. Но волонтеры сразу начали просить руководство ПВР, чтобы разрешили проводить занятия с детьми. Переговоры затянулись, и только в конце мая – начале июня волонтеры начали заниматься с детьми – рисовать, играть. Это был лагерь, организованный анимационной студией «Да». Он длился всего неделю. Но сейчас одна из беженок из Мариуполя организовала в ПВР детскую библиотеку и проводит занятия с детьми.

Петербурженка Екатерина Евченко, медицинский журналист, сейчас занимается организацией психологической помощи жителям ПВР, в том числе и детям. Увы, помощь придется оказывать не в самом ПВР по объективным причинам: нет свободных помещений и трудно организовать выезд специалистов (дистанционно тоже пока невозможно – в ПВР плохая связь). На данный момент этот вопрос решается на уровне индивидуальных консультаций, когда волонтеры возят мариупольцев в Петербург.

– Дети, общаясь с психологами, начинают рисовать танки, могилы, обстрелы и так далее. Им снятся жуткие сны, они могут упасть на землю от громкого звука, – рассказывает Екатерина.

Одна из историй напоминает фильм «Жизнь прекрасна» Роберто Бениньи: молодая семья из Харькова, стараясь психологически защитить свою маленькую дочь, убедила девочку, что сидение в темном подвале и приготовление пищи на улице – это такая игра. Семья жила в одном из наиболее пострадавших районов города.

Медицинская помощь


То, что осталось от дома в Мариуполе. Фото из личного архива жителей ПВР

Посттравматический синдром настигает людей не сразу. Сейчас у многих жителей ПВР начали обостряться хронические заболевания. Безусловно, скорую помощь им оказывают в местных стационарах, включая тубдиспансер. Тех, кого переводят с украинского инсулина на российский, тоже кладут в больницу. Правда, потом волонтеры везут глюкометры и тест-полоски выписавшимся «домой» пациентам: государство беженцев этим не обеспечивает. К сожалению, сразу со свидетельством о предоставлении временного убежища полис ОМС беженцы не получают. А иногда необходимо срочно организовать консультацию специалистов, когда у человека тяжелое заболевание или осложнения после ранения. В этом помогают волонтеры – архиепископ и правозащитник Григорий Михнов-Вайтенко и его жена, поэтесса Наталия Сивохина, а также другие добровольцы, которые договариваются с дружественными клиниками о бесплатных консультациях и лечении для беженцев.

Выезд за границу

Все украинские беженцы могут беспрепятственно покинуть Россию и выехать в Европу даже по внутренним украинским паспортам. Но людей должен кто-то довезти до российско-эстонской границы Ивангород – Нарва, а до этого встретить на вокзале, предоставить ночлег, накормить, иногда обеспечить одеждой. Это делают волонтеры – снимают хостелы, приглашают к себе, отвозят до границы. Добровольцы сталкивались с разными ситуациями. Например, многодетную семью из Мариуполя с четырьмя мальчиками, старший из которых имеет онкологическое заболевание, а у младшего осколочное ранение, российская волонтерская команда передавала друг другу от Таганрога до Ивангорода. В Нарве семью встретили эстонские волонтеры, дальше путь семьи лежал в Варшаву, где они встретились со своим лечащим врачом и в результате попали в швейцарскую клинику.

Те, кто решил остаться

Немало семей принимают решение остаться в России. Едут к родственникам, находят работу и жилье в Ленинградской области и в Петербурге. Это процесс очень сложный: со статусом временного убежища на работу берут неохотно или отказывают вовсе, а чтобы получить гражданство РФ даже по ускоренному алгоритму, нужно минимум три месяца. Кто-то параллельно с оформлением документов ищет приработки, чтобы поддержать семью, кто-то надеется только на волонтеров.
Теперь у петербургских добровольцев появился еще один чат – кураторский над семьями, которые или выехали из ПВР, или самостоятельно добрались до Петербурга. Кураторы поддерживают семьи во всем, помогают со сбором документов, вещей и в решении других вопросов.
Оплатить
картой
Авто-
платежи
Оплатить
c PayPal
Телефон
Другое
Если вы хотите отправить пожертвование в валюте, воспользуйтесь, пожалуйста, сервисами PayPal или Stripe

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

Если вы хотите отправить пожертвование в валюте, воспользуйтесь, пожалуйста, сервисами PayPal или Stripe

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

Если вы хотите отправить пожертвование в валюте, воспользуйтесь, пожалуйста, сервисами PayPal или Stripe

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

Введите номер своего телефона, а затем сумму пожертвования в форме внизу. После этого на ваш телефон будет отправлено СМС-сообщение с просьбой подтвердить платеж. Cпасибо!

Отправить пожертвование можно со счета мобильного телефона оператора — «Мегафон», «Билайн» или МТС.

Дорогие друзья, абоненты Tele2!
Будьте внимательны!

От имени Русфонда (и без нашего на то согласия!) оператор поднял минимум пожертвований с привычного 1 руб. до 75 руб. а комиссию – 8% плюс 10 руб., которую оплачиваете вы при совершении платежа в пользу оператора.
Предлагаем вам альтернативу: жертвуйте по cистеме быстрых платежей (СБП). Комиссия – 0,4%, платит Русфонд. Или с помощью QR-кода. Подробнее здесь.

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течении четырех банковских дней.

Скачайте мобильное приложение Русфонда:

App Store

Google Play

Другие способы

Банковский перевод Альфа•банк ЮMoney