Яндекс.Метрика

Танцуют все

В Самаре реабилитируют с помощью танцев и пения

Выступления артистов Студии инклюзивного творчества на сцене. Фото из архива Студии инклюзивного творчества
Реабилитация – это не всегда белые стены больниц, врачи и болезненные процедуры. Самарчанка Екатерина Сизова, находясь в инвалидном кресле, открыла для себя такой метод реабилитации, как танцы. Девушка начала танцевать и потянула за собой остальных. Артисты с инвалидностью теперь выступают на региональных, общероссийских и международных площадках. Как танцы, пение и театр повлияли на их жизнь?

Королева бала


Директор Студии инклюзивного творчества Екатерина Сизова. Фото Анны Маховой

Место, где людей не делят на здоровых и инвалидов, находится в Кировском районе Самары. Дом инклюзивной культуры (официальное название – Студия инклюзивного творчества), но чаще его называют просто ДомИК. Большая яркая вывеска видна издалека, но внимание привлекает не столько она, сколько современный и удобный пандус. В Самаре пока таких мало. Внутри – широкие коридоры и дверные проемы. Вдоль стен – поручни. В этом месте сделано все, чтобы люди с инвалидностью своих ограничений не чувствовали.

– Мы создавали это пространство для себя, поэтому делали тут все с любовью. Здесь мы танцуем и поем, репетируем спектакли, шьем костюмы, лепим и рисуем. Занимаемся всем, что нравится, что просит душа, – рассказывает директор Студии инклюзивного творчества Екатерина Сизова.

Она встречает меня на улице. Ловко поднимается на коляске по пандусу, сама открывает дверь и ведет в одну из комнат.

Екатерине 36 лет. Яркая внешность, макияж, современная прическа, красивый ободок. В инвалидной коляске она оказалась 12 лет назад. Говорить об этом не любит.

Екатерина перестала ходить, но продолжает улыбаться, быть оптимисткой и активисткой. Сначала запустила свой сайт, в котором было много полезной информации и советов для колясочников и не только, а затем открыла свой кабинет помощи и реабилитации.

– Я профессиональная танцовщица, с четырех лет занималась народными танцами. После того как стала колясочницей, мне захотелось понять, как мое тело может двигаться и танцевать. В 2014 году мы провели в Самаре первый инклюзивный бал. Это был мой первый опыт танцев в инвалидной коляске. В вечерних платьях мы вальсировали, танцевали польку, – вспоминает Екатерина.

Она тогда стала королевой бала. Вечер закончился, а у девушки все только началось.

– Я поняла, что хочу еще. Стала искать новые танцевальные направления. Сначала ездила в Москву обучаться и перенимать опыт, потом стала приглашать хореографов в Самару. Желающих танцевать становилось все больше. Ко мне приходили люди всех возрастов с разными формами инвалидности и просили их обучить, отказать я не могла. Так я начала преподавать, – рассказывает Екатерина.

Когда открылась танцевальная студия, у нее не было даже помещения. Группа из 15 человек танцевала там, куда пускали. Студийцы не боялись экспериментов, номера были с оригинальными сюжетами, яркими костюмами, которые танцоры шили себе сами.

– Мы начали выступать с первого месяца создания студии. Первый раз танцевали в ДК «Победа», встречали там гостей вечера. Затем стали гастролировать в других городах. Принимали участие в международных конкурсах. Нам было неважно, где выступать, главное, чтобы были зрители и мы могли показать себя. Ведь выход на сцену – это борьба с собственными страхами и комплексами, преодоление себя, – убеждена Екатерина.

В этом она и видит один из методов не только реабилитации, но и социализации.

– Инклюзия – это включение инвалидов в активную жизнь общества. Это не когда мы сидим и ждем, что здоровые люди приедут к нам и что-то покажут, – объясняет Екатерина. – А наоборот, когда мы показываем им то, что умеем. Мы сами должны активно включаться в жизнь.

Танцевальная реабилитация


Фото из архива Студии инклюзивного творчества

Свое помещение у студии появилось три года назад. Тогда ребята уже были известны на весь город. Принимали участие в концертах на самарских площадках и выступали приглашенными гостями на мероприятиях. В их копилке появилось много побед на конкурсах, в том числе международных.

– Мы ничего для себя не просили, никуда не обращались. Глава города Елена Лапушкина узнала, что у нас нет помещения, и помогла решить эту проблему. Сказала, что мы это заслужили, – вспоминает Екатерина.

Конечно, выделенное помещение, как это часто бывает, находилось в плачевном состоянии. Но многие откликнулись на просьбы о помощи: компании, благотворительные фонды и жители города. Поэтому ремонт сделали быстро.

Екатерина проводит экскурсию. Показывает зал для танцев и уроков вокала. Отдельного внимания достойна небольшая мастерская – здесь шьют костюмы для выступлений и фотосессий.

– У нас работает восемь направлений: вокальное, танцевальное, театральное, вокально-инструментальное, экспериментальное, творческая мастерская, психологическая лаборатория и театр мод.

Пока мы здесь одни, но уже скоро начнутся занятия и все помещения будут заняты. Сегодня в доме числится более 100 студийцев. Это дети и взрослые с инвалидностью и без, – говорит Екатерина. – Благодаря помещению мы смогли расширить свои возможности. Стали пробовать петь, играть на музыкальных инструментах.

По ее словам, целью занятий является не только получение удовольствия, но и реабилитация.

– Мне стало интересно, как вокал влияет на развитие легких, дыхательной системы, – рассказывает директор ДомИКа.

Так в студии появились вокальные занятия. Екатерина признается, что чуда не произошло: никто, конечно, не встал с коляски и не излечился от своей болезни. Но кто-то начал лучше говорить и двигаться, кто-то стал увереннее в себе. А у некоторых студийцев кардинально изменилась жизнь.

– Тех ребят, с кем я начинала шесть лет назад, не узнать. Кто-то вышел замуж и родил детей. Одни нашли работу, другие ее поменяли. Придя в студию, они решили свою внутреннюю психологическую проблему. Избавились от комплексов, начали новую жизнь, – говорит Екатерина.

Начала общаться с людьми


Тройняшки Лиза, София и Настя Головины с мамой Мариной. Фото из архива семьи

В ДомИКе занимаются сестры-тройняшки – 15-летние София, Лиза и Настя Головины.

– У Насти с определенного возраста начались проблемы с коммуникацией. Были подозрения на разные диагнозы, включая аутизм, но ничего не подтвердилось, – рассказывает мама девочек Марина Головина. – Тем не менее общение с другими детьми у дочери не складывалось. С четырех лет она занималась с дефектологом, проходила разные курсы лечения.

Были трудности и во взаимоотношениях с сестрами. Лиза и София не понимали, как общаться с сестрой.

– Настя всегда хотела обучаться пению, но обычные занятия ей не подходили. Через друзей мы узнали о вокальной группе в инклюзивном доме. Настя пришла попробовать и осталась там, – вспоминает мама.

Настя так много рассказывала про свои занятия, что сестрам тоже стало интересно. Она пригласила их на урок, и девочки тоже начали заниматься.

– Видя людей с разными умениями и возможностями, дочки стали учиться терпению и, самое главное, научились принимать и понимать Настю, – говорит Марина. – Сейчас они вместе ходят на занятия, у них наладилось общение, Настя еще стала играть на синтезаторе. Она устраивает концерты дома, играет и поет в школе. Дочка стала общительной, у нее появилась уверенность в себе. Девочки вместе участвуют в благотворительных концертах, ездят выступать, им это очень нравится.

Удовольствие от процесса

Выступления артистов Студии инклюзивного творчества на сцене. Фото из архива Студии инклюзивного творчества

Выступления артистов Студии инклюзивного творчества на сцене. Фото из архива Студии инклюзивного творчества

Фото из архива Студии инклюзивного творчества

Фото из архива Студии инклюзивного творчества

Фото из архива Студии инклюзивного творчества

Фото из архива Студии инклюзивного творчества

    Екатерина Сизова рассказывает, как три года изнуряла себя тренировками в зале.

    – Как бы я ни старалась, это не давало нужных результатов. А потом я начала танцевать. Я получаю от этого удовольствие, а мое тело в это время работает. И я стала замечать, что мышцы спины окрепли, ноги ведут себя по-другому, потому что они благодаря танцам работают и находятся в тонусе, – делится Екатерина.

    За шесть лет танцевальная студия переросла в Дом инклюзивной культуры, который больше напоминает центр семейного досуга, ведь в нем занимаются дети с инвалидностью, их братья и сестры, папы и мамы. Одно остается неизменным: здесь принимают всех. Не делят на здоровых и людей с ограниченными возможностями.

    – Сюда приходят просто люди, каждый со своими особенностями, которые есть у всех, не только у людей с инвалидностью. Здесь они учатся принимать себя, получают удовольствие от творческого процесса, от выступлений на сцене. И начинают любить свою жизнь, – уверена Екатерина.
    Оплатить
    картой
    Авто-
    платежи
    Оплатить
    c PayPal
    Другое
    Если вы хотите отправить пожертвование в валюте, воспользуйтесь, пожалуйста, сервисами PayPal или Stripe

    Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

    Если вы хотите отправить пожертвование в валюте, воспользуйтесь, пожалуйста, сервисами PayPal или Stripe

    Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

    Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

    Если вы хотите отправить пожертвование в валюте, воспользуйтесь, пожалуйста, сервисами PayPal или Stripe

    Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

    Если вы хотите отправить пожертвование в валюте, воспользуйтесь, пожалуйста, сервисами PayPal или Stripe

    Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

    Введите номер своего телефона, а затем сумму пожертвования в форме внизу. После этого на ваш телефон будет отправлено СМС-сообщение с просьбой подтвердить платеж. Cпасибо!

    Отправить пожертвование можно со счета мобильного телефона оператора — «Мегафон», «Билайн» или МТС.

    Дорогие друзья, абоненты Tele2!
    Будьте внимательны!

    От имени Русфонда (и без нашего на то согласия!) оператор поднял минимум пожертвований с привычного 1 руб. до 75 руб. а комиссию – 8% плюс 10 руб., которую оплачиваете вы при совершении платежа в пользу оператора.
    Предлагаем вам альтернативу: жертвуйте по cистеме быстрых платежей (СБП). Комиссия – 0,4%, платит Русфонд. Или с помощью QR-кода. Подробнее здесь.

    Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течении четырех банковских дней.

    Скачайте мобильное приложение Русфонда:

    App Store

    Google Play

    Скачайте из RuStore

    Другие способы

    Банковский перевод Альфа•банк ЮMoney Stripe