Яндекс.Метрика

«Ночлежка»: история диалога

Как НКО, к которой было много претензий у общества и государства, договорилась со всеми

Дарья Байбакова. Фото Евгении Жулановой
Все без исключения некоммерческие организации время от времени сталкиваются с необходимостью доказывать государству и обществу свою полезность, отстаивать свое право делать работу, которую НКО умеют делать лучше всех. Один из наиболее ярких примеров договороспособности – «Ночлежка». Несколько лет назад эта петербургская организация, помогающая бездомным, решила открыть филиал в Москве и столкнулась с яростным сопротивлением – против были чиновники, местные жители, бизнесмены, известные блогеры. Но не прошло и трех лет, как «Ночлежка» в Москве стала успешно работать, нашла партнеров, друзей и жертвователей. Как удалось договориться, Русфонду рассказывает директор «Ночлежки» в Москве Дарья Байбакова.

По факту существования


Встреча с жителями Савеловского района в 2018 году. Фото Анны Иванцовой

В Петербурге за 30 лет работы «Ночлежка» стала частью культурной среды: горожане воодушевленно встречают новые проекты организации, а редкие случаи недовольства решаются на месте и не попадают в публичное поле. В Москве же появление «Ночлежки» часть жителей восприняли в штыки. Их поддержали муниципальные депутаты и городские чиновники. Дискуссия, развернувшаяся в социальных сетях, далеко ушла от обсуждения конкретики и затронула вечную проблему невидимости бездомных, деления людей на правильных и неправильных, на тех, кто справился, и тех, кто сам виноват, а потому не имеет права на помощь.

В 2018 году «Ночлежка» появилась в столице и запланировала открыть в Савеловском районе прачечную для бездомных людей. Среди всех проектов, которые уже успешно работали у организации в Петербурге, выбрали именно прачечную: ее можно было запустить дешевле всего. Договорились с партнером, сетью благотворительных магазинов «Второе дыхание», что запуск и работу проекта организуют совместно. О планах открывать прачечную «Ночлежка» написала в своих соцсетях в конце августа: просила поддержать сбор 1,82 млн руб. и рассказывала, как именно будет устроен проект. За несколько дней публикации с этой новостью собрали тысячи комментариев. И лишь единицы из них – со словами поддержки.

Дарья Байбакова: Мы вывесили новость, нажали кнопку «опубликовать», собрались и уехали с петербургской командой «Ночлежки» на Ладогу на выходные. До такой степени не ждали подвоха. Теперь я понимаю, что мы тогда плохо подготовились. Коммуникационная ошибка, которая для меня стала самой поучительной, – видимость нашей самоуверенности. Когда ты так веришь в то, что делаешь, и даже на уровне интонаций как будто не допускаешь другого мнения. Это, мне кажется, больше всего задело людей. «Ура, в вашем районе появится первый проект „Ночлежки“ в Москве» – та стартовая точка, после которой все закрутилось. Обиднее всего, что это ведь совсем не про нас. Я не могу вспомнить других примеров, когда мы выбирали такой тон. Мы ведь на самом деле так не думаем. Мы все очень сомневающиеся, готовые к разговору, к компромиссам, но эта одна неправильно выбранная, непродуманная интонация привела к тому, к чему привела.

В ответ на гневные комментарии в соцсетях мы решили встретиться с жителями района. И по неопытности в организации этой встречи тоже допустили несколько ошибок. Уже на встрече мы поняли, что встреча на улице – это плохой формат, когда увидели, как местные мамы показывают своих маленьких детей в телекамеры со словами: «Вот этому малышу угрожает опасность!» Вокруг нас с Дашей Алексеевой, директором «Второго дыхания», ездили на самокатах дети, которые кричали: «Ненавижу бомжей!» Кругом звонки: «Мама, спустись ты тоже». Звонили родителям, свекровям, чтобы все собрались целыми семьями, спустились к камерам. Такое объединение вокруг защиты детей очень сложно перебороть какими-то рациональными аргументами, что детям на самом деле ничего не угрожает. С такими зашкаливающими эмоциями очень сложно справиться.

Особенно неприятно во всей этой истории, что мы как бы все время играли по правилам, а против нас в это же время играли в другую игру. Активисты из района говорили, что «Ночлежка» ни с кем не договаривается, и зря абсолютно мы не поговорили с местными жителями, и в то же время писали донос в Следственный комитет, что «Ночлежка» и «Второе дыхание» устроили несанкционированный митинг. Под несанкционированным митингом имели в виду как раз ту нашу встречу с местными жителями. Даше Алексеевой потом пришлось объяснять, что к чему. Вызывали в прокуратуру. Просто по факту нашего существования, насколько я поняла. Я ходила, рассказывала, как работают благотворительные организации, почему люди жертвуют деньги; показывала наш годовой отчет, наш устав. Скорее всего, было какое-то заявление просто про нашу деятельность в целом, ни о каких нарушениях речи не было.


Потоки людей, которые идут к своим домам


Здание «Ночлежки» в Бумажном проезде. Фото Евгении Жулановой

Встреча на парковке не принесла результатов: войны в комментариях не стихли, разве что прицел переместился на Дарью и Дарью, которых неизменно путали. Но тон становился все жестче. Сотрудникам и сторонникам «Ночлежки» стали приходить угрозы. В комментариях жители района грозили избивать и сжигать будущих клиентов «Ночлежки» в Москве. Одновременно угрозы начал получать и собственник помещения, где должна была открыться прачечная. Угрожала управа района: обещали бесконечные проверки МЧС и Роспотребнадзора. После этого «Ночлежка» решила отказаться от запуска проекта, несмотря на то, что идею к тому моменту поддержали 80 022 человека. Все они подписали петицию, адресованную мэру Москвы, с просьбой выделить «Ночлежке» помещение, где смогут работать ее проекты помощи бездомным.

Дарья Байбакова: Мы стали искать новое помещение. Определили для себя 200 метров как безопасное расстояние, достаточное, чтобы не смешивались потоки наших клиентов и тех людей, которые идут к своим домам. С другой стороны, нам нужно было место не на отшибе: чтобы люди, которым нужна помощь, могли до нас добраться. В то же время мы писали городским чиновникам с просьбой выделить для нас помещение. Нам либо не отвечали, либо отказывали. Наконец, мы смогли встретиться с Департаментом труда и соцзащиты, где нам предложили не помещение, а возможность работать на базе одного из приютов ЦСА (Центра социальной адаптации. – Русфонд). А как?.. То есть там уже работает ЦСА, живут люди, запустить там наши проекты не было никакой возможности. В общем, это был очень непонятный формат, и мы отказались. Нельзя было назвать это каким-то реальным предложением. И мы продолжили свои поиски.

Спустя девять месяцев постоянной работы сотрудников и волонтеров «Ночлежки» в Москве подходящее здание нашлось среди объявлений на «Циане». Бывшая фурнитурная фабрика в Бумажном проезде между Савеловским и Белорусским вокзалами. К тому моменту волонтеры пешком обошли больше 80 объектов по городу, включая 50 промзон. Отказывались раз за разом от помещений, рядом с которыми были жилые дома, роддома, школы, детские сады и досуговые центры – все, соседство с чем могло вызвать тревогу у местных жителей. Все, соседствовать с чем по закону может любая благотворительная организация, в том числе – помогающая бездомным.

В Бумажном проезде «Ночлежка» решила открыть консультационную службу и приют. На этот раз средств на запуск полноценных проектов реабилитации хватало: организацию поддержали Владимир Смирнов и фонд «Образ жизни».

Дарья Байбакова: Еще в 2018-м мы поняли, что помещение для приюта и консультационной службы силами «Ночлежки» арендовать в Москве невозможно: это очень дорого. Поэтому мы стали думать, какая минимальная площадь нужна, чтобы хоть что-то полезное открыть, – остановились на прачечной. Не срослось. В процессе поисков нового помещения мы познакомились с меценатом Владимиром Смирновым. Он из тех людей, которые не просто поддерживают, а хотят решать проблему. Его заинтересовала помощь бездомным, и он стал искать организацию, которая наиболее эффективно, с его точки зрения, этой проблемой занимается. Смирнов поддержал комплексный подход, который дает результат, который он хотел бы видеть. Мне кажется, что Смирнов поддержал «Ночлежку» ровно за возможности видеть измеримый результат нашей работы. Так у нас появились гораздо более серьезные возможности, и мы стали искать большое помещение, куда все поместится: консультационная служба, приют, пункт выдачи, «Неравнодуш» и стиральные машины.

Не надо, ребята


Дарья Байбакова. Фото Евгении Жулановой

Дарья Байбакова: Когда здание нашлось, мы начали большую подготовительную работу, чтобы не допустить тех же ошибок, что в Савеловском. Мы много с кем говорили на эту тему, и, я бы сказала, мнения разделились 50/50. Половина людей говорили: не надо, ребята, не заходите на второй круг. Они поддерживали стратегию открываться, работать, а уже потом говорить: смотрите, мы уже два месяца тут, а вы нас даже не заметили. И это был очень заманчивый вариант, честно говоря, очень заманчивый. Но нам было важно не прятаться.

В этот раз мы очень серьезно готовились. Мы выделили часть денег из пожертвований на исследование. Независимые эксперты КСИlab провели уличный опрос в части района, где должны были открыться проекты «Ночлежки». Они опросили 300 человек. Нам важно было понять и показать, что люди думают про необходимость помощи в районе, про доступность таких проектов и про то, есть ли в районе те, кому такая помощь потребуется. Мы сознательно убирали любое упоминание «Ночлежки», потому что дело было не в организации, дело было в помощи.


Вместе с тем в «Ночлежке» составили и опубликовали документ с ответами на два десятка самых острых вопросов и самых частых стереотипов, которые возникли еще в дискуссии вокруг кейса в Савеловском.

Дарья Байбакова побывала на встрече с главой местной управы, познакомилась с Бабюром Дикером, генеральным директором Wainbridge Russia, компании, которая на тот момент строила апартаменты Soho+Noho по соседству с будущим зданием «Ночлежки». Глава управы поддержал появление проектов в районе, но попросил открываться и работать тихо, не привлекая к себе внимания. Директор компании-застройщика поинтересовался, как будет выглядеть фасад здания «Ночлежки». Предлагал помощь в его ремонте и оформлении.

В соцсетях «Ночлежка» опубликовала приглашение на открытую встречу с местными жителями, на которую вместе с активистами района Беговой пришли и участники конфликта в Савеловском. С этого приглашения началась новая волна споров в фейсбуке. Но к ней «Ночлежка» была готова: сотрудники в Петербурге и Москве посменно дежурили в соцсетях, отслеживая любые упоминания конфликта и отвечая на все вопросы, нападки и конспирологические теории. А еще – благодаря тех, кто выступал в поддержку.

Как только вспыхнул конфликт, глава управы заявил, что полностью поддерживает жителей района, имея в виду ту их часть, что выступила против «Ночлежки». К нему присоединился и Бабюр Дикер, который больше не вышел на связь с Дарьей и ее коллегами. Местные муниципальные депутаты угрожали проверками и направили в администрацию президента письмо с просьбой признать «Ночлежку» иноагентом и больше не выделять деньги из Фонда президентских грантов на работу организации. После обращений активистов – противников «Ночлежки» Роспотребнадзор направил организации предостережение.

Никто и никому не верит на слово


Клиент «Ночлежки» Вячеслав на работе, которую получил в Stone Hedge. Фото: пресс-служба «Ночлежки»

Дарья Байбакова: Роспотребнадзор нам два раза выдавал предостережение, одно и то же, – и в Савеловском, и в Беговом. Это один и тот же Роспотребнадзор, потому что один и тот же округ, Северный. Они нам каждый раз под давлением жителей писали, мол, предостерегаем вас от нарушения закона. Мы им каждый раз писали: спасибо большое, мы и не планируем ничего нарушать. На том мы расходились. Продолжали готовить ремонт, делали свою работу. Запустили проекты. К нам приходили какие-то риелторы, которые занимаются апартаментами, говорили, что их потенциальные покупатели очень интересуются тем, как у нас все выглядит. Мы им все показывали, чтобы они пофотографировали и могли спокойно рассказывать покупателям. Были люди, которые собирались купить квартиры рядом и хотели своими глазами посмотреть на «Ночлежку». Мы им тоже водили экскурсии, открывали все двери, показывали, что скрытого нет.

А потом к нам пришел Саша Семин (режиссер и продюсер, автор многих социальных рекламных кампаний. – Русфонд) и рассказал, что знает про переживания среди застройщиков по поводу нашего нахождения здесь и хочет нас с одними из них познакомить. Это была компания Stone Hedge. Они пришли очень настороженные, очень-очень настороженные. Это была просто экскурсия, мы даже чай не пили, ничего. Они приехали, мы все показали и сказали, что готовы обсуждать сотрудничество, если им это покажется интересным.

Дальше был период, когда все было непонятно: не было ощущения, что они нас точно поддержат. А потом было несколько встреч, где мы обсуждали, каким может быть наше сотрудничество. Не сразу, но придумали формат трудоустройства бездомных людей, которым помогает «Ночлежка», на объектах Stone Hedge. С тех пор двое наших клиентов получили там рабочие места. Stone Hedge стали нашим генеральным партнером и большим другом: до конца 2022 года они выделят 20 миллионов на работу наших проектов в Москве.

Видно сейчас, что для Stone Hedge это не просто благотворительность, в которой они дали деньги и отошли в сторону. Для них это история, в которой они ведут за собой и вокруг которой объединяют клиентов, партнеров по бизнесу, друзей, создавая целое сообщество. Они идут против шаблона. И ведут за собой других. Мы в этом очень похожи.

Когда «Ночлежка» в Москве появилась физически, нам стало сильно легче работать. Потому что никто и никому не верит на слово, и это очень правильно. Важно прийти посмотреть своими глазами. История со Stone Hedge о том же. Есть мы, ребята, которые рассказывают, что бездомные люди – они разные: по-разному выглядят, с разными историями. А есть партнеры, которые потом приходят на Бумажный и видят, как работает проект, который они решили поддержать, и кто те люди, которым здесь помогают.

Когда мы открылись, стало проще договариваться с партнерами, искать волонтеров, стало проще чувствовать огромную поддержку, которую раньше просто не к чему было приложить. Каждый стал находить для себя какую-то возможность: «Луис+» установили для нас видеонаблюдение; «Леруа Мерлен» дали строительные материалы, «Мосплитка» помогла с кафелем; Thermex подарили водонагреватель. Волонтеры стали приходить пару раз в неделю, чтобы мыть термосы, помогать с ремонтом и другими задачами.

Гораздо проще люди отзываются теперь на наши просьбы о помощи, и вместо ощущения стены, которую надо проламывать при каждом шаге, пришло чувство огромной поддержки. А на любой вопрос и любое сомнение мы теперь можем говорить: приходите и посмотрите, все именно так, как мы и говорили.


Работа «Ночлежки» в Москве. Фото Евгении Жулановой

Работа «Ночлежки» в Москве. Фото Евгении Жулановой

Консультационная служба. Фото Евгении Жулановой

Консультационная служба. Фото Евгении Жулановой

«Неравнодуш». Фото Евгении Жулановой

«Неравнодуш». Фото Евгении Жулановой

«Ночной автобус». Фото Евгении Жулановой

«Ночной автобус». Фото Евгении Жулановой

    Подпишитесь на канал Русфонда в Telegram — первыми узнавайте новости о тех, кому вы уже помогли, и о тех, кто нуждается в вашей помощи.

    Оплатить
    картой
    Авто-
    платежи
    Оплатить
    c PayPal
    SberPay
    Телефон
    Другое
    ⚠️ Если вы хотите отправить пожертвование в валюте, воспользуйтесь, пожалуйста, сервисами PayPal или Stripe

    Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

    ⚠️ Если вы хотите отправить пожертвование в валюте, воспользуйтесь, пожалуйста, сервисами PayPal или Stripe

    Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

    Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

    Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

    Отправить пожертвование можно со счета мобильного телефона оператора — «Мегафон», «Билайн» или МТС.
    Для абонентов Tele2 услуга недоступна.

    Введите номер своего телефона, а затем сумму пожертвования в форме внизу. После этого на ваш телефон будет отправлено СМС-сообщение с просьбой подтвердить платеж. Большое спасибо!


    Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

    Скачайте мобильное приложение Русфонда:

    App Store

    Google Play

    Другие способы

    Банковский перевод Сбербанк Альфа•банк Кошелек РБК Money ЮMoney