Яндекс.Метрика

Инспектор на коляске

Подопечная Русфонда проверила инклюзивные площадки Екатеринбурга на доступность для детей с ограниченными возможностями

В прошлом году в Центральном парке культуры и отдыха (ЦПКиО) имени Маяковского в Екатеринбурге торжественно открыли детскую инклюзивную площадку. Новое пространство, в котором наряду со здоровыми могут играть дети с особенностями развития, появилось благодаря совместным усилиям администрации парка и благотворительного фонда «Обнаженные сердца». На открытии было заявлено, что это уже 13-я по счету подобная площадка в мегаполисе. Мы решили проехать по всем площадкам вместе с подопечной Русфонда Василисой Овсянниковой и посмотреть, ходят ли туда дети с инвалидностью и действительно ли ребенок с ограниченными возможностями может там поиграть.

Поиск инклюзивных площадок

Трудности нас поджидали с первых шагов. Списка городских инклюзивных площадок в Екатеринбурге в сети найти не удалось, его просто нет. Звонок в Министерство социальной политики Свердловской области застал сотрудников отдела по делам инвалидов врасплох. Там не только не смогли подсказать, где в городе есть игровые площадки, оборудованные для особенных детей, но и не знали, что это вообще такое.

Небольшой опрос, проведенный нами среди родителей особенных детей Екатеринбурга, ситуацию не прояснил: из одиннадцати опрошенных семей ни одна не знала об инклюзивных детских площадках в городе, и многие спрашивали нас, где они находятся. Сарафанное радио принесло информацию о том, что для детей-инвалидов есть что-то в новом парке около торгового центра «Мега». Таким образом, в сухом остатке для «общественной инспекции» у нас остались ЦПКиО и парк возле «Меги».

Нашими «инспекторами» стали Игорь, Светлана и их восьмилетняя дочь Василиса. У девочки в девять месяцев диагностировали детский церебральный паралич. Она хорошо говорит, у нее застенчивая очаровательная улыбка. Но Василиса сама не ходит. Сейчас она с удовольствием осваивает под руководством папы купленное этим летом Русфондом немецкое кресло-коляску с электроприводом.

Перед походом в ЦПКиО мы обратились в администрацию парка. Нам ответили, что есть две детские площадки, третья была закрыта на реновацию в августе 2022 года, ее ждет полная реконструкция по индивидуальному проекту: натуральное дерево, игры с песком и водой, зоны отдыха, развлечения для малышей от ноля до 12 лет. Ее открытие запланировано на лето 2023 года. Инклюзивная площадка за главной сценой была оборудована в парке Маяковского в октябре 2021 года. С точки зрения администрации парка, подобные игровые пространства призваны помочь в решении проблемы социальной интеграции людей с ограниченными возможностями здоровья. На площадке гости могут поиграть и пообщаться со сверстниками вне зависимости от их ментальных, физических или сенсорных особенностей. До этого в парке Маяковского уже функционировала площадка для детей с инвалидностью напротив входа в администрацию парка, но она была предназначена только для детей на колясках. Использование качелей, каруселей и других малых архитектурных форм (МАФ) не на коляске было небезопасно. Поэтому администрация парка приняла решение часть МАФ демонтировать (в том числе ввиду их физического износа и аварийного состояния), а часть закрепить, чтобы посетители не травмировались. Информационные таблички, предостерегающие от использования качелей, размещены на площадке. Так же как и информация о том, как связаться с администратором парка, который может открыть качели для посетителей на колясках. По мнению администрации парка, инклюзивная площадка за главной сценой стала центром притяжения всех детей, которые могут играть и заниматься спортом в этой зоне вне зависимости от своих особенностей. Вход организован по принципу безбарьерной среды – можно заехать на коляске. Администрация заверила нас, что все локации и площадки обозначены на карте, которую можно найти в соцсетях и на сайте парка. При этом нам сказали, что навигация на самой территории парка пока находится на реконструкции, и рекомендовали воспользоваться картой именно в электронном виде.

«Видимо, только песочница тут для нас»

Так же как и мы, Овсянниковы не знают, где в ЦПКиО находится детская инклюзивная площадка. Мы с фотографом Ириной изучаем карту напротив центрального входа, там обозначена только одна площадка. Выдвигаемся на поиски. Местами асфальт убитый, в одном месте торчит труба, как лежачий полицейский, родители подбадривают Василису, подталкивают коляску – девочка преодолевает препятствие.

– По ровной-то дорожке классно, – говорит папа девочки, – а чуть какая-нибудь такая штука – у нас проблемы.

Вот здесь, судя по карте, должна быть площадка, но пространство огорожено, там ничего нет. Светлана заглядывает в кассу аттракциона «Баба-яга», спрашивает, не знает ли девушка, где тут игровая площадка для детей с ограниченными возможностями. Девушка не знает.

Оглядываемся в поисках какого-нибудь охранника. Их в поле зрения нет, есть рабочий в мототележке, но он быстро скрывается из виду. Решаем идти к фонтану, за сценой мы видели какую-то детскую площадку. На карте ее нет, но проверить надо. Находим: она полна детей.

– Ну, – сразу говорит Светлана, – это все не для нас. На площадке для детей с ограниченными возможностями все должно быть так устроено, чтобы ребенка на коляске можно было завезти.

Замечаем стенд с информацией о том, что площадка называется «Параворкаут» и, судя по тексту, предназначена для людей с разными группами инвалидности.

– Детей с особенностями развития не посадишь в такие качели – и в такие не посадишь, – качает головой Светлана. – Нет ни креплений, ни поддержки для спины.

– Можно мне в песочнице поиграть? – спрашивает Василиса.

– Видимо, только песочница тут для нас, – говорит Игорь.

Папа вынимает Василису из коляски и сажает в песочницу. Вокруг бегают и радостно вопят дети.

– Если уж для нашего ребенка тут ничего не подходит, не знаю, как другие дети, – вздыхает Светлана, – в основном ребята с ДЦП более тяжелые, они плохо держат голову, спину. Сам ребенок встать или сесть не сможет. А тут нет ни опор для спины, ни подголовников. Я не вижу ни одних качелей, на которые можно было бы посадить даже нашу дочку. Лазилки эти – для кого они?

Светлана показывает в телефоне фотографии инклюзивной площадки в Евпатории. Это единственное игровое пространство, которое показалось Овсянниковым действительно подходящим для детей с инвалидностью.

– Мы ездили в Евпаторию лечиться, – рассказывает Светлана, – там везде доступная среда. В городе есть подобные лазилки, но там сплошной большой пандус, родитель может подняться с коляской. У качелей и каруселей есть ограничители, возможность закрепить коляску. Правда, как пандемия началась, мы уже туда не ездили, Василиса, может, и не помнит уже Крым.

Подходим к родителям и бабушкам детей, играющих на площадке. Никто из них не видел здесь детей с ограниченными возможностями. Некоторые вообще не знают, что площадка инклюзивная, на стенд внимания не обращали.

– Честно говоря, я ни на одной из площадок города не встречала детей с особенностями или на колясках, – говорит одна из мам.

Находим еще один стенд. «Все оборудование, – читаем мы, – выполнено с учетом ширины инвалидной коляски, что дает беспрепятственный подъезд к турникам». Красным шрифтом выделено: «С особой осторожностью необходимо заниматься на площадках людям с церебральным параличом средней и тяжелой формы».

Больше всего нас поражает небольшое пространство, огороженное толстыми железными трубами. Оказывается, это для футбола.

– Тут здоровые-то дети могут убиться, – говорит Светлана.

И мы не можем с ней не согласиться. А потом видим надпись мелким шрифтом внизу: «Значком отмечены инклюзивные элементы (оборудование, которое может быть использовано детьми с особенностями развития)». Выясняем, что такой элемент только один – «Спортивный комплекс (для детей от 14 лет)».

– Что может ребенок с инвалидностью тут делать? – удивляется Светлана. – Давайте Василису сюда подвезем.

– Это рукоход, – комментирует Игорь. – Тут даже мне тяжело пройти.

Игорь держит дочку, она пробует цепляться за перекладины, ей весело.

Решаем ехать к «Меге», двигаемся к выходу. Василиса не капризничает, не ноет, ничего не просит у родителей.

Мы говорим со Светланой о том, как воспринимают дочку здоровые дети. Ведь ей скоро в школу.

– В основном боятся. Или им неприятно. Мальчишки подходят, разговаривают, могут руку подать. Девчонки – сторонятся. Вот и директор школы опасается, как мы войдем в социум, ведь дети будут ее обижать, – говорит Светлана. – У нас в поликлинике был один нехороший случай. Василиса увидела мальчишек, они стояли с телефонами, во что-то играли. И она им помахала: «Ребята, привет, как вас зовут?» Один вроде к ней шагнул, а другой ему: «Ты что, не видишь, что ли, что она урод?» Мамочка его заулыбалась, за руку ребенка взяла, отвела в сторону. Многие же родители считают, что больных детей надо оградить от здоровых. Я записала Василису в подготовительную группу, хотела, чтобы она с детьми общалась. Все ребята бегают, и ей хочется, у нее слезы. Я реву, и она ревет.

Качели на цепях

Совершенно случайно мы обнаруживаем в глубине парка Маяковского еще одну инклюзивную площадку. Здесь стоит стенд, на котором написано, что это первая детская инклюзивная площадка в городе, проект реализован при поддержке Фонда святой Екатерины, а оборудование разработано и изготовлено компанией «Старт». Площадка – часть проекта «Детство для всех» Межрегиональной ассоциации инвалидов и благотворителей.

Здесь мы находим качели с пандусом для колясочников – в 2020 году были публикации в местных СМИ: мама двоих детей с ограниченными возможностями пожаловалась, что больше двух часов не могла дождаться, чтобы сняли цепи с качелей. И цепи по-прежнему на месте. На стенде есть телефон охраны, но нигде не написано, что по поводу качелей нужно обращаться именно туда. Василиса уже устала, и мы решаем никуда не звонить. На площадке есть лабиринт, в который можно заехать на коляске и потренироваться поворачивать, что Василиса и делает с папиной помощью. Еще есть бизиборд, к которому можно подъехать, и нечто вроде ручного экскаватора в песочнице, с помощью которого можно копать песок, сидя в коляске.

– Это больше для мальчиков, наверно, у нас-то руки слабые, – говорит Светлана.

Есть еще игра в крестики-нолики на кубиках, но не очень понятно, куда ребенку девать ноги, если он будет тянуться к кубикам с коляски: под крестиками-ноликами деревянные рейки, в которые ноги будут упираться.

– Наши подопечные были на этой площадке не раз с 2020 года. Для тех, кого нельзя пересадить с инвалидной коляски, качели на этой площадке – находка. Но, чтобы покататься, надо позвонить, потом ждать человека с ключом. И многие не дожидаются, даже ради возможности покачаться, – объяснила куратор фонда «Живи, малыш» Анна Черноскутова. – Подобные качели – замечательная идея. Но непонятно, если цепь защищает от вандализма, то почему исключительно на этих качелях, а на остальных – нет. И еще нам отвечали, что замок нужен для безопасности других детей. В таком случае можно повесить предупреждающую табличку рядом, к примеру. Теоретически можно было либо поставить рядом сотрудника, либо делать такую площадку неподалеку от пункта охраны.

Хорошая и недоступная

Дальше мы едем к «Меге». Там у входа прекрасный парк в скандинавском стиле: цветущие растения, на детской площадке все оборудование из дерева (металла очень мало), везде крепления, чтобы дети всласть ползали и лазали, но не могли травмироваться, а покрытие – не из резины, а из деревянной стружки. Лабиринты, горки, качели, но, увы, все для здоровых детей. Единственное, что могло бы подойти для Василисы, – низкие веревочные качели в виде плоского блюда, но на них она может только лечь. Было бы здорово прокатиться с горки у папы на коленях, но взрослый человек внутри трубы не поместится. Игорь посадил Василису на тяжелый шар и немного покачал, а потом девочка повозилась в песочнице – вот, пожалуй, и все.

Мы попросили Светлану оценить по пятибалльной шкале те три площадки, которые мы посетили. Первую, по ее мнению, и обсуждать не стоит: она для здоровых детей. Вторая – на троечку. Конечно, хорошо, что хоть что-то делается.

– Раньше я думала, – говорит Светлана, – что нельзя делить детей на нормальных и особых. Но сейчас, сталкиваясь с реакцией общества, с тем, как нас воспринимают здоровые дети и их родители, я думаю по‑другому. В Евпатории был случай, когда мамы обычных детей не хотели пускать на инклюзивную площадку родителей с особыми детьми, был конфликт. Сейчас я за то, чтобы площадки были отдельные: для здоровых детей и детей-инвалидов. Даже в плане безопасности – обычный ребенок бегает и случайно может толкнуть особого. Наши дети иногда кричат, могут напугать малышей. У ребят с особенностями может начаться приступ – например, от резкого шума или из-за того, что кто-то задел, их нельзя ни пугать, ни трогать. Василиса может начать задыхаться, если испугается. Хотелось бы, чтобы организаторы таких площадок при их разработке брали бы с собой ребенка на коляске, а лучше парочку, сами смогли бы прокатить детей, посмотреть, насколько все удобно или нет, ведь пока сам не почувствуешь – понять трудно.

Фото Ирины Смирновой

    Подпишитесь на канал Русфонда в Telegram — первыми узнавайте новости о тех, кому вы уже помогли, и о тех, кто нуждается в вашей помощи.

    Оплатить
    картой
    Авто-
    платежи
    Оплатить
    c PayPal
    Телефон
    Другое
    Если вы хотите отправить пожертвование в валюте, воспользуйтесь, пожалуйста, сервисами PayPal или Stripe

    Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

    Если вы хотите отправить пожертвование в валюте, воспользуйтесь, пожалуйста, сервисами PayPal или Stripe

    Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

    Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

    Если вы хотите отправить пожертвование в валюте, воспользуйтесь, пожалуйста, сервисами PayPal или Stripe

    Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

    Отправить пожертвование можно со счета мобильного телефона оператора — «Мегафон», «Билайн» или МТС.
    Для абонентов Tele2 услуга недоступна.

    Введите номер своего телефона, а затем сумму пожертвования в форме внизу. После этого на ваш телефон будет отправлено СМС-сообщение с просьбой подтвердить платеж. Большое спасибо!


    Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

    Скачайте мобильное приложение Русфонда:

    App Store

    Google Play

    Другие способы

    Банковский перевод Альфа•банк ЮMoney