Яндекс.Метрика

«Помогая другим, мы помогаем и себе»

Истории волонтеров, которые уже несколько месяцев помогают беженцам из Украины

Участники волонтерского отряда «Неравнодушные
С начала марта на пограничном контрольно-пропускном пункте (КПП) «Весело-Вознесенка» в Ростовской области работает волонтерский отряд «Неравнодушные». Почти полторы тысячи человек помогают беженцам: собирают деньги, одежду, предметы первой необходимости и медикаменты. Многие работают посменно на границе – готовят горячие обеды, провожают людей до вокзалов, помогают связаться с родственниками. О том, что приводит людей в волонтерские отряды, как эта деятельность меняет их жизнь, мы поговорили с тремя девушками из движения «Неравнодушные».

Дарья Ланько, 30 лет, координатор, Таганрог:

Я занимаюсь генеалогией (наука, устанавливающая происхождение индивидов и отношения родства между ними, а также изучающая историю отдельных родов и их роль в социально-экономической и общественной жизни эпохи. – Русфонд), а в нашей сфере работает немало неравнодушных людей. Возможно, потому, что, зная историю своей земли, трудно оставаться в стороне от всего, что на ней происходит. Особенно у нас, в Ростовской области, где были большие потоки беженцев еще с 2014 года.

В феврале этого года, когда началась эвакуация людей из ДНР, мой знакомый Олег Подгорный приехал в место, где распределяли беженцев, и позвал нас на помощь. Я закупила колбасу, хлеб, печенье и приехала. В сумасшедшем режиме мы резали бутерброды, раздавали воду. И было понятно, что наша помощь там очень нужна.

А когда через границу на КПП «Весело-Вознесенка» пошли беженцы из Мариуполя, вопрос, ехать ли туда, передо мной уже не стоял. Было очень холодно, а люди переходили границу часто в том, в чем успели выскочить из дома, – многие были без обуви и теплой одежды, изможденные. Рассказывали, что шли под обстрелами, потому что выбора у них не было: закончилась вода, еда. Даже снега, который они растапливали, чтобы попить, уже не было.

19 марта после очередного дежурства я выложила пост с призывом приехать и помочь на границе. Люди начали отзываться – так и родилось движение «Неравнодушные». Сегодня в нашем рабочем чате около полутора тысяч человек. А я координатор, отвечаю за направление гуманитарной помощи для ЛДНР и Мариуполя, через меня идет сбор средств.

Поскольку мы волонтеры, то работа эта, естественно, добровольная и неоплачиваемая. Но это именно работа – приходится менять график моей основной деятельности, а иногда и отказываться от чего-то. Но спасибо, что есть муж, который меня понимает и поддерживает. И дочь, ей девять лет, я часто беру ее на закупки гуманитарки, чтобы она видела, что помогать другим – это правильно. На границе я проработала всю весну: мы не только кормили людей, но и помогали им встретиться с родными, доставляли в больницы, искали инвалидные коляски, отправляли в пункты временного размещения (ПВР), привлекали на смены новых волонтеров, собирали через соцсети пожертвования для закупки воды и еды, пристраивали животных. То есть каждая смена проходила в очень плотном режиме.

Сегодня через границу по-прежнему идут беженцы из многострадального Донецка. Мы по-прежнему встречаем их, а теперь еще и отвозим гуманитарную помощь в Мариуполь и Донецк. В июне я ездила в Северодонецк. Да, это опасно, но «Неравнодушные» ездят в эти места и раздают людям еду и товары первой необходимости. К примеру, сейчас сезон у рыбаков, и мы отвозили людям большую партию удочек – видели бы вы, как они были рады. Поэтому я до сих пор живу на телефоне и постоянно решаю рабочие вопросы.

Как-то у нас на полдня отключили свет, телефон разрядился, и у меня вдруг выдалось несколько часов тишины. Я сидела и думала, что за эти месяцы я полностью переродилась. Изменились ценности: я уже не мучаюсь вопросами, что надеть, как я выгляжу и что мы будем есть на ужин. Это все ушло на второй план. Важно, что у нас мир, что близкие живы. И пока у нас есть силы и деньги, мы будем помогать. Ведь, помогая другим, мы помогаем и себе.

Виктория Хотлубей, 33 года, координатор, Алушта:

К «Неравнодушным» меня привела личная история. Я из Донецка. В 2014 году мы с мужем и четырехлетним сыном переехали в Крым. Тогда над Донецком стали кружить истребители. Мы жили и работали в «красных зонах» (возле вокзала и аэропорта), поэтому было понятно, что первым делом ударят по нам. Начались обстрелы, муж вывез сына с бабушкой. Потом и мы приняли решение выехать из города, переждать.

В Крыму я работаю в бюджетной организации, где занимаюсь вопросами СМИ и соцсетями, поэтому, когда все началось, я по роду службы читала самые разные форумы и паблики, видела, как реагируют на все происходящее люди с украинской стороны, как они рьяно отстаивают свою правду и как много пишут о том, что у них происходит. И поняла: очень жаль, что жители Донецка не могли вот так же рассказывать свои истории все эти восемь лет. У них не было ресурсов, чтобы рассказать всему миру о том, как они жили, когда власти Украины перекрыли воду в Крыму, а потом отключили электричество – и моя знакомая, которая работала в операционной, делала роженице кесарево сечение, подсвечивая фонариком от телефона.

И я поняла, что хочу помочь людям быть услышанными, зафиксировать правду, полученную непосредственно от участников событий.

Поэтому, когда появились «Неравнодушные», я, понимая, что нахожусь далеко и не могу приехать работать на границу, предложила взять на себя работу с соцсетями: ребята присылают мне свои посты, впечатления, наблюдения и фото, я все это обрабатываю и выкладываю в наши группы во «ВКонтакте» и телеграме. Эта работа занимает у меня практически все время, но, пока я сижу в отпуске по уходу за ребенком – у меня полуторагодовалая дочка, – мне это удается.

В первое время, когда шел поток историй о потерях, ранениях и боли, я, видевшая, как это все начиналось в Донецке, переживала все заново: часто плакала, мне снились кошмары. Но за три месяца нашей совместной работы я не то чтобы зачерствела, скорее, как это бывает у врачей, стала более собранной.

За это время я написала сотни историй, обработала множество видео. Однако выкладываем мы не все, что попадает к нам в руки, потому что понимаем: люди говорят на эмоциях – и зачастую информация бывает слишком жесткой.

Оценивая прошедшие месяцы, могу сказать, что задачу, которую я себе ставила – дать миру послушать голоса людей, которые пережили самое страшное, – мы с волонтерами выполнили. О «Неравнодушных» уже знают по всей России. И даже появились волонтеры-переводчики, которые рассказывают о нашей работе в своих странах. И особенно приятно, что нас читают в Донецке – мои соседи, знакомые и друзья. Они видят, что нам не все равно.

Ксения Дьячкова, 35 лет, старшая смены, Ростов-на-Дону:

По образованию я специалист по управлению персоналом. Всю жизнь работаю с людьми, а теперь у нас с мужем свой бизнес – магазины одежды. Много лет, пока мы налаживали свое дело, я работала без выходных, а теперь у нас сформировалась команда, благодаря которой я могу заниматься не только работой, но и волонтерством. Два дня в неделю я провожу на границе.

О «Неравнодушных» узнала из соцсетей, записалась на смену. Поскольку я на машине, по дороге закупила гуманитарку, и, когда прибыла на смену, все основные задачи на таможне, в столовой и на кухне были уже распределены. Пришлось мне целый день сушить сухари. (Смеется.) Во второй раз я уже работала с людьми.

Каждая смена – это сильные эмоции. Люди, которые переходят границу, как правило, хотят поделиться тем, что они пережили. Делают они это не только из-за эмоций, но и для того, чтобы мы узнали, что там происходит на самом деле. Больше всего мне запомнилась история, связанная с дедушкой лет 75. Девочки привезли его с границы в штаб на инвалидном кресле. Мы созвонились с его сыном, он оплатил такси, и мы ждали машину, дедушка рассказывал о себе. А закончил так: «Я еду и боюсь. Нас-то ждут вдвоем с женой, а она погибла. Я похоронил ее во дворе в воронке от снаряда. Как об этом сыну сказать?» Он плакал, и я плакала вместе с ним.

Каждую смену я увожу к себе людей. На сегодняшний день через наш дом прошли более 50 человек. Ростов‑на‑Дону – основной транспортный узел на юге, отсюда уходят поезда и автобусы в разные города и страны. Но люди не сразу могут уехать, билеты раскупают за двое суток вперед. Поэтому мы с мужем приглашаем беженцев остановиться у нас дома в ожидании дальнейшего отправления. От границы до Ростова больше двух часов езды. И пока мы едем, люди рассказывают нам свои истории: о боевых действиях, погибших, о том, как они сидели в темноте без воды и еды, как засыпали под взрывы снарядов. И даже грудные дети – а у нас останавливались две такие семьи – на этот шум не реагировали.

Когда мы въезжаем в Ростов, я вижу одну и ту же картину, которая пробирает до слез: как взрослые люди смотрят по сторонам. На вывески магазинов, горящие окна многоэтажек, иллюминацию и фонари: «Как у вас светло! Как многолюдно!»

Все наши гости из Мариуполя очень стесняются. Им неловко брать чистое полотенце, ложиться в чистую постель: «Не хотим пачкать», «Поспим в одежде, мы привыкли». И каждый раз я их убеждаю, что уже можно расслабиться: помыться, постирать вещи, выспаться в нормальных условиях. И поесть нормальную домашнюю еду.

Когда мы выезжаем, я звоню мужу и предупреждаю, сколько людей у нас сегодня останется. Он готовит ужин: салат, макароны по-флотски, картошку – обычную домашнюю еду. Также муж отвозит людей на вокзал. Так мы распределили обязанности: я в нашей семье волонтер на границе, а он – в Ростове.

В поезд мы стараемся тоже людям что-то собрать: бутерброды, овощи, чай. Если ехать очень далеко, я беру в штабе сухпайки.

Если гости пробыли у нас два-три дня, то мы, конечно, сближаемся. И расстаемся уже родными людьми. И после, когда они добираются к своему новому месту жительства, пишут нам из Твери, Липецка, Саратова, Гостомеля. Благодарят за помощь и делятся новостями.

Меня часто спрашивают, не страшно ли нам пускать в свой дом незнакомых людей? Передо мной такой вопрос не стоит. Если можно помочь, надо помогать. Страшно мне бывает только от равнодушия.

Фото предоставлены героинями публикации

Старшая смены волонтерского отряда «Неравнодушные» Ксения Дьячкова

Старшая смены волонтерского отряда «Неравнодушные» Ксения Дьячкова

Координатор волонтерского отряда «Неравнодушные» Виктория Хотлубей

Координатор волонтерского отряда «Неравнодушные» Виктория Хотлубей

Координатор волонтерского отряда «Неравнодушные» Дарья Ланько

Координатор волонтерского отряда «Неравнодушные» Дарья Ланько

    Подпишитесь на канал Русфонда в Telegram — первыми узнавайте новости о тех, кому вы уже помогли, и о тех, кто нуждается в вашей помощи.

    Оплатить
    картой
    Авто-
    платежи
    Оплатить
    c PayPal
    SberPay
    Телефон
    Другое
    ⚠️ Если вы хотите отправить пожертвование в валюте, воспользуйтесь, пожалуйста, сервисами PayPal или Stripe

    Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

    ⚠️ Если вы хотите отправить пожертвование в валюте, воспользуйтесь, пожалуйста, сервисами PayPal или Stripe

    Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

    Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

    Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

    Отправить пожертвование можно со счета мобильного телефона оператора — «Мегафон», «Билайн» или МТС.
    Для абонентов Tele2 услуга недоступна.

    Введите номер своего телефона, а затем сумму пожертвования в форме внизу. После этого на ваш телефон будет отправлено СМС-сообщение с просьбой подтвердить платеж. Большое спасибо!


    Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

    Скачайте мобильное приложение Русфонда:

    App Store

    Google Play

    Другие способы

    Банковский перевод Сбербанк Альфа•банк ЮMoney