• Новогодняя акция Русфонда
  • «Благотворительность вместо новогодних сувениров»
  • Приглашаем компании к участию!
Жизнь. Продолжение следует
9.11.2018
Болезнь,<br/>
несчастье, любовь<br/>
и новые сапожки
Болезнь,
несчастье, любовь
и новые сапожки
Жизнь. Продолжение следует
2.11.2018
Молчание <br/>как
знак согласия<br/>
со Вселенной
Молчание
как знак согласия
со Вселенной
Яндекс.Метрика
За 22 года — 12,309 млрд руб. В 2018 году — 1 374 676 575 руб.
21.11.2014

Пресс-конференция Русфонда в РБК





Президент Русфонда Лев Амбиндер: «На мой взгляд, у респондентов чрезвычайно больше хотелок, чем реальных фактов. По исследованию, которое провел CAF в России, получилось чуть ли не 160 млрд пожертвований за последний год. Цифра слишком хороша, чтобы быть правдой. Я думаю, что на порядок меньше, но, может быть, и не так, никто истины не знает. Для меня всегда, все 18 лет Русфонда, хотелки читателей и есть самое главное. То есть задача состоит в том, чтобы реализовать их мечту. Таким образом, мы хотя бы получаем картину мечты, это очень хорошо для меня, профессионала фандрайзинга. И сегодня, когда мы идем в регионы, я это все учитываю, потому что это позволяет что-то просчитывать. <… >

Для меня то, что мы сделали – это рабочий инструмент. Да, там мечтания, желания – у нас вот такое воображение у населения. Население полагает, что надо спасать здоровье, надо спасать народ, надо спасать детей. Это здоровое отношение, если это так. Хорошо ли это в принципе? Черт его знает. Хорошо то, что люди обращаются в благотворительность для того, чтобы помогать своей стране?

Я не верю этой цифре – 126-е место (имеется в виду место России по Мировому рейтингу благотворительности за 2013 г. – Русфонд.) – по одной простой причине. Мы, мне кажется, на правильном пути, я имею в виду Русфонд. 9 млн россиян в год, которые участвуют в наших проектах, как-то это не совпадает с 126-м местом, все у меня против этого. Поэтому, мне кажется, дело хорошее затеяли – его надо продолжать, другое дело – совершенствовать».

Генеральный директор компании «Бизнес Аналитика» Андрей Стерлин: «Естественно, телефонное интервью накладывает довольно сильные ограничения, поэтому мы не могли задать респондентам все те вопросы, которые хотели бы, но ответы на те вопросы, которые CAF использует для составления своих рейтингов, безусловно, получили. <… >

Передача вещей незнакомым людям, денежная помощь через сборщиков или подача милостыни, – все так или иначе проявляют благотворительность в такой форме, поэтому ожидать больших различий по этим показателям по регионам не приходилось. Статистически значимые отличия существуют между регионами-лидерами и регионами-аутсайдерами».

Руководитель CAF-Россия Мария Черток: «Мне очень понравилось то, что вы сказали про мечту, что надо помочь людям эту мечту помочь воплотить в жизнь. По-моему, это очень крутая, правильная мысль, поэтому на самом деле обсуждать, как строился один рейтинг или другой, мне не очень сейчас интересно.

Вот эта региональная история, которую собственно Русфонд затеял, она для меня немножко загадочная, потому что мы действительно про регионы знаем мало, вопрос, как сделать так, чтобы на основе этих данных мы знали о них больше. То есть мы эти цифры получили, но что это означает, в чем причина, каковы факторы, которые влияют? Хорошо бы еще копать дальше. И если мы этого шага дальше не сделаем, то эти цифры останутся цифрами, может быть, в качестве маркетинговой информации для Русфонда будут иметь значение ориентира, но с точки зрения понимания природы частной благотворительности вот вопрос – как мы можем их интерпретировать. <… >

Я думаю, что есть еще один хороший ход, который применяют в западных странах: об объеме денежной благотворительности в некоммерческие организации узнают по налоговым декларациям, потому что люди требуют взять свои налоги. У нас тоже есть теперь этот налоговый вычет, другое дело, что никто не пользуется им. Если бы мы как-то его распиарили, чтоб люди действительно начали требовать налог обратно со своих пожертвований, то мы бы узнали, сколько они сделали пожертвований».

Специальный корреспондент Русфонда Валерий Панюшкин: «Когда мы считаем уровень благотворительности, мы складываем в одну кучу пожертвование в благотворительный фонд и пожертвование сборщикам и подаяние. На мой скромный взгляд, это в большой степени вещи принципиально друг другу противоречащие, то есть я довольно много вижу по нашему маленькому центру, помогающему детям с ДЦП, что в общем очень часто родственники дают деньги на что-то такое, на что я бы денег не дал, я как благотворительный фонд. То есть, например: «А можно обратиться в Русфонд, нам обязательно нужно поехать на южный Урал к колдуну Василию, который лечит ДЦП барсучьим жиром?» Это же очевидно, что я не дам, потому что это бред: «Ну ладно, мы у дяди попросим». И этот самый дядя, которому звоните вы, он отвечает, что да, он участвует в благотворительности, и даже, если вы его спросите, сколько он дал, он скажет, сколько. И вот эта вот небольшая подробность о том, что он дал на лечение ребенка с ДЦП барсучьим жиром колдуна, она как-то совершенно выйдет из…нет? <… >

Просто я резюмирую некоторым образом, что пожертвование в благотворительный фонд в целом – разумно, а пожертвование сборщикам не то что прям совсем неразумно, но неразумно в большой степени, или, во всяком случае, неизвестно, разумно ли. А милостыню на улице вообще подавать вредно, а мы же каким-то странным образом это все объединяем в одну кучу. Мы это делаем, потому что надеемся, что люди, дающие на лечение барсучьим жиром, и люди, дающие на светофоры, хотели бы делать это разумно, и тогда вот мы готовы вложить в фонд отчеты и рекомендации специалистов доказательной медицины, или, так сказать, у них нет запроса на то, чтобы жертвовать разумно – это вот первая проблема во всем, которую я вижу. И есть вторая проблема. Когда учительница в школе просит родителей собрать и подарить 1000 рублей на что-то. Родители считают это благотворительностью, они потом вот в этом опросе отвечают, что да, мы участвовали в благотворительности, мы школе покупали что-то, или они не считают это благотворительностью, а считают это поборами? Просто тут очень сильно может это сдвигаться. Я бы, честно говоря, очень сильно разделил системную благотворительность некую, отделил бы ее от всего остального. <… >

У меня есть ощущение, что системная благотворительность и помощь сборщикам отличаются друг от друга примерно так же, как доказательная медицина отличается от народной».

Мария Черток: «Что касается барсучьего жира, мы сделали исследование по России, которое называется “Сострадание и спонтанность”. Интересно, что люди делают пожертвования в некоммерческие организации во многом с той же степенью бессмысленности, что и напрямую. Люди вообще не задумываются (82%) о том, чтобы сделать пожертвование, то есть они увидели что-нибудь по телевизору, SMS послали – и все. Конечно, наша цивилизационная задача состоит в том, чтобы повышать осознанность, объяснять, почему одни организации хороши, а другие организации, может быть, не так хороши. Пока мы видим, то, что у людей есть спонтанная реакция, есть желание помогать и быть добрым, но думать об этом люди пока не готовы».

Генеральный директор Newman Business Consulting, президент Ассоциации Выпускников бизнес-школы СКОЛКОВО Владимир Волошин: «Когда я увидел отчет, он был очень отрезвляющим. У меня было одно представление, а по факту я увидел совершенно другие результаты. Когда я увидел республику Дагестан на первом месте – я, конечно, упал. Возникло сразу несколько вопросов: а было бы здорово, если бы напротив каждого из этих победителей в рейтинге топ 10 еще была бы интересная статистика. Сколько генерируется, например, средств денежных в регионе, в Московской области, и так далее, и поставить это в коэффициент, то есть при средней зарплате помогают столько-то, а потом посмотреть, а собственно, в чем разница и отличие. <… >

Помогают, как правило, те, кто видел беду очень близко, либо это случилось с родственниками, все остальные из окружения этого просто не делают, потому что грамотность в помощи фондам или конкретной адресной помощи очень низка. Наверно, фонды должны брать на себя популяризацию или обучение интенсивное. <… >

Мне повезло в жизни, я горжусь тем, что представляю две организации: свою собственную компанию, и еще одно огромнейшее сообщество выпускников Школы Сколково. В 2011 году мы создали волонтерское движение, это все было спонтанно. То есть произошла трагедия, мы сейчас соберем вещи, понеслись что-то делать. Потом сели и поняли, что мы это делаем не системно. Какая ценность главная у нас как у выпускников бизнес-школы? Мы обладаем какими-то знаниями, которые мы точно так же можем как благотворительность подарить фонду, и мы создали в этом году банк времени, где более 200 дипломированных executive mba, mba-студентов сказали: «Я в месяц готов три часа отдавать, помимо финансовой помощи, на работу с фондом», и мы создали проект «pro добро». В результате за последние три месяца мы шесть фондов взяли на попечение. То есть мы отдали в каждый фонд по три-четыре выпускника, высококвалифицированных специалистов, работающих в крупных компаниях российских, собственных или в корпорациях государственных, которые за три месяца пообещали привести в порядок структуру, стратегию развития фондов, привлечение инвестиций от частных и прочих лиц и через три месяца выйти с готовым планом развития на 3-5-10 лет к этому фонду».

Депутат Государственной думы, председатель попечительского совета фонда «Чистое сердце» Ризван Курбанов: «Первое место, которое нам выделили, как я слышал, вызвало некое удивление, даже у тех, кто сидит у нас в президиуме. Хотел бы обратить ваше внимание на столпы ислама. Третий столп ислама, их пять всего, – мусульманин обязан одну сороковую часть своего имущества передать нуждающемуся. <… >

Это обязанность мусульманина. Мы и здесь поработали с духовным управлением. Вот Курбан-байрам, то самое явление, которое здесь, в Москве, не всем нравится, когда режут барашку и так далее. Через нас, через наш фонд, мы нашли форму передачи вот этого ритуала. Человек, проживающий в Москве, может позвонить сегодня и сказать, я такой-то, перечисляю там в фонд 3 000 рублей, зарежьте от меня барашку, то есть мы сняли эту нагрузку здесь в Москве, я не скажу, что полностью сняли, но по крайней мере часть дагестанцев звонят в фонд. Наверняка в опросе люди и эту форму упоминали как благотворительность, и я считаю, что это действительно тоже благотворительность – позвонить и передать 3000 рублей в фонд «Чистое сердце». Да, это обязанность, но тем не менее и благотворительность». <… >

Фонд охватил всех ветеранов ВОВ, то есть мы всем раздали телефоны с тревожной кнопкой, он охватил всех участников Афганской войны, всех абсолютно, пайками, по 65 кг каждый. Не знаю, помните или нет, был эпизод, когда Сулейман Керимов около 300 детей с ДЦП периодически, раз в месяц, возил в Китай… то есть вот такие цифры они все-таки тоже наверняка влияли на тот самый рейтинг, ничего в этом удивительного, что Дагестан оказался в числе первых. Спасибо».

Владимир Волошин: «Разрешите один комментарий-предложение? Вы знаете, на самом деле с фондами, частными помощниками работают еще и по той причине, которую другие упускают. В результатах исследования не было видно, сколько людей получили обратно «спасибо за то, что вы помогли». Я не беру Руфонд, Русфонд – это отдельно стоящий столп, с которого можно брать пример, как можно давать обратную связь своим помощникам. Когда мы готовили большое мероприятие, посвященное 50-летию гостиницы «Украина», и один из людей, который помог, выкупил большой лот за несколько миллионов рублей, потом нас еще год благодарил. Он говорит, вы знаете, я всю жизнь помогаю, но единственный фонд, который мне уже год шлет письма с информацией о том, что же стало с теми шестью детьми, которым я, оказывается, тогда помог. Степень вовлеченности в благотворительность и сознание, оно меняется, благодаря работе собственно фонда. В будущее исследование было бы здорово, как предложение, включить этот вопрос. Сколько из респондентов получили обратно такую связь. Спасибо».

Руководитель проекта Добро Mail.Ru Александра Бабкина: «Спасибо за исследование благотворительности, для меня регионы очень важны, потому что «Добро» помогает сейчас прежде всего фондам из регионов. Выстроен такой четкий стратегический вектор, потому что мы понимаем, что с одной стороны у фондов из регионов гораздо меньше доступ к медиа, а с другой стороны, они совершенно не могут формулировать свои мысли, как и многие московские фонды, к сожалению. Из последних исследований о благотворительности мы видим что, во-первых, помогают спонтанно и совершенно неосмысленно, во-вторых, мало кто помогает целенаправленно фонду, не думая о том, что я сейчас передам свои средства фонду для того, чтобы они были использованы эффективно, так никто не думает. Это, мне кажется, больно слышать, потому что если взять и направить эти средства в какие-то четкие, ясные, эффективные программы, мы правда кого-то сможем спасти. Что в этой ситуации делать? Надо, конечно, разговаривать с людьми – это то, чем мы занимаемся.

Мы рассказываем историю про каждый проект, это во-первых, а во-вторых, мы присылаем отчеты по каждому проекту. И пользователи начинают доверять фондам. 49% нашей аудитории сказали о том, что они начали доверять благотворительным фондам, которые помогали на «Добре». Это то, к чему мы стремимся больше всего. Еще около 30% сказали, что они начали подробнее рассматривать просьбы о помощи и изучать деятельность фондов вообще – это тоже то, над чем мы работаем. У нас «спасибо» и отчет приходит всем пользователям абсолютно, даже тем, кто перечислил 3 рубля».



18.11.2014

Русфонд.Рейтинг

Презентация результатов исследования
благотворительности в регионах России



21 ноября в пресс-центре РБК (Москва) состоится презентация первого рейтинга частной благотворительности в регионах России.

Создатель рейтинга Русфонд и компания-исполнитель «Бизнес Аналитика» расскажут о результатах исследования в 12.00 по адресу: м. Калужская, ул. Профсоюзная, д. 78.

Программа:


11.30-12.00. Сбор гостей.
12.00-12.30. Презентация. Ведущие: президент Русфонда Лев Амбиндер, директор аналитического центра Русфонда Марина Аларичева, генеральный директор компании «Бизнес Аналитика» Андрей Стерлин.
12.30-13.30. Обсуждение. Модератор: специальный корреспондент Русфонда Валерий Панюшкин.

Темы для обсуждения:

  • Бум массового фандрайзинга: что это значит для общества?
  • Путь к сознательной благотворительности: возможна ли эволюция жертвователя?
  • Национальные и региональные особенности благотворительности. «Секрет» Дагестана.
  • Что может /должно сделать государство для развития благотворительности в стране? А что зависит от благотворительных фондов?

Приглашены:

  • руководитель CAF-Россия Мария Черток;
  • председатель Совета БФ «Ренова» Олег Алексеев;
  • генеральный директор Newman Business Consulting, президент Ассоциации Выпускников бизнес-школы СКОЛКОВО Владимир Волошин.
  • депутат Государственной думы, председатель попечительского совета фонда «Чистое сердце» Ризван Курбанов.
Дополнительная информация и регистрация:
alaricheva@rusfond.ru;
rusfond@rusfond.ru.


Как до нас добраться:





Кому помочь
Сумма *

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.


Кому помочь
Сумма *
Валюта *

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней.

рассказать друзьям:
ВКонтакте
Twitter

comments powered by HyperComments версия для печати