Яндекс.Метрика
В селе уже привыкли к Наташиному лицу, соседские ребятишки с нашей дочкой играют, но стоит выбраться в город – это такой кошмар! Все оборачиваются, любопытствуют, а девочка переживает. Правым глазом дочь не видит. Местные окулист и хирург год направляли нас от одного к другому, но не лечили. Узнав о клинике Рогинского, мы приехали на консультацию, а профессор возмутился: ребенка запустили! Он уже сделал Наташе две операции: выдвинул лобную кость (на лбу была вмятина), убрал липомы правого века с пластикой лоскутом из полости рта. Теперь надо делать веко и корректировать обе челюсти, а то ребенок жует одной стороной рта. С возрастом врожденные дефекты проявляются все сильней, откладывать лечение нельзя. На предыдущие операции мы кое-как нашли деньги: помогали родственники, знакомые и коллеги. Я сельская учительница начальных классов, а какие у нас доходы? Детей двое, сын с дочкой погодки. Муж был водителем в сельсовете, но начальство сменилось, и его уволили. Ищет вот работу. Соцзащита, увы, не откликнулась. Одна надежда на вашу помощь. Наталия Абонеева, Ставропольский край.
Опубликовано 25 августа 2006

Виталий Рогинский

Руководитель
Центр челюстно-лицевой хирургии (Москва)
У девочки сложная врожденная патология, выраженная недоразвитием лобной кости, век, верхней и нижней челюстей. В процессе роста возникают и вторичные деформации. Цикл операций по современным методикам, уверен, даст хороший результат

comments powered by HyperComments