Яндекс.Метрика
Дочке не было и года, когда у нее обнаружили опухоль сетчатки правого глаза. Глаз уже нельзя было спасти, речь шла об угрозе жизни, и его удалили. Снежана прошла 18 курсов химиотерапии, наступила ремиссия. Но в 2013 году я заметила знакомое свечение уже в левом глазу. Обследование подтвердило мои опасения, рак вернулся, и все повторилось: тяжелая химия, потом облучение, тяжелые наркозы. Но улучшения не было, и врачи предложили удалить единственный глаз. Согласиться на это я не могла и нашла клинику в США, куда благодаря вашей помощи мне удалось отвезти Снежану. Лечение было долгим, затем мы летали в клинику много раз, и глаз удалось сохранить. Но только мы вздохнули с облегчением, как в конце 2019 года на обследовании врачи заподозрили, что опухоль вновь начала расти. Но из-за эпидемии закрыли границы, поехать к нашему американскому доктору мы не смогли. Зато нам удалось попасть в известную глазную клинику в Швейцарии. Здесь профессор провел дочке сложнейшую операцию, удалил помутневший хрусталик в левом глазу и, когда смог осмотреть глазное дно, сказал, что рецидива нет. Началось серьезное лечение, и его нельзя прерывать, так как необходимо держать болезнь под контролем. У Снежаны сохранилось предметное зрение, но она тяжело перенесла терапию и замкнулась в себе, не разговаривает. Обращаюсь к вам с огромной просьбой помочь нам оплатить это лечение. Я одна воспитываю Снежану, живем на мою небольшую зарплату и ее пенсию.

Екатерина Киркина,
Архангельская область
Фото из архива семьи
Опубликовано 29 апреля 2021
Деньги собраны 11 мая 2021

Франсис Мюнье

Руководитель отделения детской глазной онкологии
Офтальмологическая клиника Жюля Гона (Лозанна, Швейцария)
«У девочки ретинобластома, злокачественная болезнь глаз, которая требует тщательного наблюдения и лечения в специализированном центре. Ей по жизненным показаниям требуется регулярное обследование под общим наркозом и по необходимости продолжение интенсивной противоопухолевой терапии».

    comments powered by HyperComments