Яндекс.Метрика
О том, что у Кати несовершенный остеогенез, мы узнали, когда ей было два года. Кости у дочки были хрупкими, как стекло, постоянно ломались. Все детство прошло в гипсе. От вынужденного лежания тело Кати настолько ослабло, что дочь даже голову не могла поднять. Когда Кате было шесть лет, мы узнали, что «хрустальных» детей лечат в одной из московских клиник. Поехали туда на консультацию. Профессор Наталия Белова признала наш случай запущенным – из-за частых переломов суставы деформировались, Катя мучилась от болей. Дочке начали лечение препаратом памидронат, проводили физическую реабилитацию, переломы стали случаться реже. В 2013 году в немецкой клинике ее прооперировали – укрепили кости ног штифтами. В одиннадцать лет, после долгого перерыва, Катя встала, пошла. Московские врачи продолжили лечение памидронатом, два года назад провели дочке операцию на предплечье. Большое спасибо Русфонду, что помогал все это оплачивать! Сейчас дочь ходит по квартире с помощью ходунков, полностью себя обслуживает. Катя хорошо учится, готовится к поступлению в университет на филологический факультет, много читает, пишет рассказы. Врачи считают, что сейчас лечение надо продолжить. И мы снова просим вас о помощи. Пожалуйста, не оставляйте нас.
 
Елена Шайдурова,
Пермский край
Фото из архива семьи
Опубликовано 10 апреля 2020
Деньги собраны 13 апреля 2020

Алена Гаврина

Педиатр Центра врожденной патологии
Клиника Глобал Медикал Систем (GMS Clinic) (Москва)
«У Кати тяжелая форма несовершенного остеогенеза. Благодаря регулярному лечению она встала на ноги, научилась ходить, в быту полностью себя обслуживает. Но в настоящий момент плотность костей ниже нормы. Чтобы укрепить костную ткань и снизить риск переломов, лечение и физическую реабилитацию нужно продолжить».



comments powered by HyperComments