Яндекс.Метрика
У Леры сразу после рождения выявили дыхательную недостаточность и пневмонию. До года и четырех месяцев ее кормили через зонд – не было глотательного рефлекса. Потом она понемногу начала есть с ложки жидкую пищу, но жевать не могла. В два года Лера начала говорить, но звуки произносила невнятно. Стоматолог направил нас к челюстно-лицевому хирургу, только Лера часто болела, и мы нескоро попали к нему на прием. В три года у дочки обнаружили недоразвитие нижней челюсти. Сказали, что надо ее вытягивать с помощью аппарата, но здесь нет такого оборудования. Наши врачи обратились в Москву, и мы стали ждать очереди на операцию. Через год Лере установили компрессионно-дистракционный аппарат, а затем начали ортодонтическое лечение, для этого мы каждые три месяца приезжали в Москву. За все платили сами. А через два года Лере стало трудно открывать рот. Врач назначил упражнения и осмотр. Из-за пандемии мы смогли приехать в Москву только в декабре 2021 года. Рот у дочки почти не открывался, врач даже слепки снять не мог. Провели КТ и сказали, что нужна операция на челюстях, а затем ортодонтическое лечение с помощью расширяющих аппаратов. Лечение стоит дорого, нам не осилить. В семье двое детей, муж электромонтажник, работает вахтовым методом, зарплата небольшая, и платят с задержками. Помогите!
 
Лияна Сорокина,
Пермский край
Фото из архива семьи
Опубликовано 1 апреля 2022
Деньги собраны 14 апреля 2022

Виталий Рогинский

Руководитель
Центр челюстно-лицевой хирургии (Москва)
«У девочки гиперплазия (патологическое удлинение) венечных отростков нижней челюсти с двух сторон, дистония мышц жевательной группы, ограничение открывания рта, скученность зубных рядов. Требуется комплексное ортодонтически-хирургическое лечение: резекция венечных отростков с двух сторон и затем ортодонтическое лечение с помощью несъемной техники».
Перейти к мультиплатежу