Яндекс.Метрика
Роды у меня были тяжелыми, сын перенес гипоксию: от недостатка кислорода у него пострадала центральная нервная система, нарушилось мозговое кровообращение. Но мы надеялись, что на его развитии это не отразится – физически малыш нормально развивался. Настораживало, что у него отсутствует зрительный контакт: он не смотрел в глаза, даже на нас, родителей, никак не реагировал. Невролог диагностировала аутизм и прописала лекарства. Но они лишь ухудшили состояние Марка: он стал гиперактивным, неадекватно вел себя в общественных местах, падал на пол, закатывал истерики. Он не говорил и ничем не интересовался – ни книжками, ни игрушками, ни другими детьми. Мы упорно искали методы лечения. Помогли курсы тибетской медицины, иглотерапия. Марк стал более спокойным, начал общаться с нами, появилась речь. В четыре года сына взяли на лечение в Институт медтехнологий (ИМТ, Москва), оно дало хороший результат: сейчас сын уже читает, пишет, научился считать. Даже с детьми играет! Но проблем еще много. Терапию нужно продолжить, а средств нет. Из-за кризиса мы с мужем оказались без работы. Помогите нам!

Гузель Терентьева,
Башкортостан
Фото из архива семьи
Опубликовано 6 июля 2020
Деньги собраны 6 июля 2020

Ольга Рымарева

Невролог
Институт медицинских технологий (Москва)
«После семи курсов терапии Марк стал более сообразительным, контактным, отвечает на вопросы. Появился интерес к учебе, любит считать, развивается логическое мышление. Лечение нужно продолжить, чтобы закрепить достигнутое и пойти дальше – развить речь, коммуникативные навыки, улучшить поведение».
 

comments powered by HyperComments