• Скачайте мобильное приложение — теперь с Apple Pay!
  • Спасение детей в вашем телефоне
  • Помочь так же просто, как позвонить
Жизнь. Продолжение следует
18.05.2018
Сердце матери:<br/>
каждая слеза <br/>
меняет мир
Сердце матери:
каждая слеза
меняет мир
Жизнь. Продолжение следует
11.05.2018
Жить в любом <br/>
состоянии – другого <br/>
секрета нет
Жить в любом
состоянии – другого
секрета нет
Жизнь. Продолжение следует
7.05.2018
Соня Кондратьева <br/>как причина доброты
Соня Кондратьева
как причина доброты
Яндекс.Метрика
За 21 год — 11,529 млрд руб. В 2018 году — 595 052 516 руб.
18.04.2018

Частное слово

Можно ли получить в собственность «Добро» и «Детей»



Валерий Панюшкин,
главный редактор Русфонда

В благотворительном сообществе разгорается спор о патентном праве. Спор начался с того, что 400 с лишним человек, намеревавшихся сделать пожертвования Русфонду, ошибочно перевели свои деньги удмуртскому благотворительному фонду «Подари завтра!». Это произошло потому, что для сбора пожертвований при помощи SMS фонд «Подари завтра!» пользуется словами ДЕТИ и ДОБРО, которые зарегистрированы Русфондом в качестве товарного знака. Русфонд требует, чтобы фонд «Подари завтра!» вернул ошибочно сделанные пожертвования и отказался от использования для SMS-фандрайзинга слов ДОБРО и ДЕТИ.

Фонд «Подари завтра!» и многие другие игроки рынка благотворительности настаивают на том, что слова ДОБРО и ДЕТИ не могут быть запатентованы, что они «общеупотребительные» и должны принадлежать всем.

Тем не менее хорошо это или плохо, но мы живем в мире, где патентное право существует. В мире полно самых что ни на есть общеупотребительных слов, которые зарегистрированы в качестве товарного знака. Вот, например, слово «яблоко» – apple. Есть тысячи компаний, которые торгуют яблоками, производят яблочный сок или яблочное пюре, но ни одна из них не может назвать себя просто «Яблоко» (Apple), ибо это слово занято, оно – товарный знак компании, производящей компьютеры и смартфоны.

Или вот есть женское имя Мерседес. Оно общеупотребительное – общеупотребительнее только имена Мария, Елена и Анна. Оно появилось значительно раньше, чем автомобильная компания с аналогичным названием. Его, это имя, носят, наверное, десятки тысяч женщин по всей земле. Но если какой-нибудь женщине по имени Мерседес придет в голову открыть автомобильную компанию и назвать ее своим собственным именем, то сделать этого будет нельзя, потому что слово занято, оно – товарный знак немецкого автопроизводителя.

Благотворительность – это тоже бизнес, с той только разницей, что бенефициарами этого бизнеса являются не акционеры компании, а благополучатели. В благотворительной сфере патентное право тоже действует.

Я участвовал в создании многих благотворительных фондов, и всякий раз, когда обсуждалось, какое слово использовать для сбора SMS-пожертвований, обязательно кто-нибудь говорил: «Давайте использовать слово ДЕТИ» или «Давайте использовать слово ДОБРО, оно раскрученное».

«Вот именно, – возражал я всякий раз. – Оно раскручено Русфондом. Поэтому использовать его – это значит воровать, присваивать себе многолетние усилия, потраченные сотрудниками Русфонда на раскрутку для SMS-пожертвований слов ДЕТИ и ДОБРО».

Надо сказать, что аргументы мои редко имели успех. Большинству наших фандрайзеров кажется, что если они работают для благой цели, то не зазорно воровать чужие идеи и без спроса пользоваться чужими наработками.

Возможно, дело еще и в том, что работникам некоммерческих организаций не хватает креативности. Названия наших благотворительных фондов придумываются зачастую методом перетасовывания одних и тех же десяти слов – «добро», «помощь», «подари»... Согласитесь, «Подари завтра!» – это не слишком оригинальное название, учитывая тот факт, что крупнейший и известнейший в стране фонд называется «Подари жизнь».

В словаре Даля 200 тыс. слов. Мне кажется, если не хочешь проехаться за счет чужих пиар-усилий, можно полистать словарь и найти себе оригинальное слово для SMS-пожертвований – «жизнь», «благо», «малыш»… Надо только убедиться, что слово это не использует уже кто-нибудь в своей работе.

Впрочем, возможно, я ошибаюсь. Возможно, слова ДОБРО и ДЕТИ действительно нельзя патентовать, как нельзя запатентовать, например, слово «Россия». Так вот, я думаю, что суд – это прекрасный инструмент для выяснения подобных вопросов. К судам нашим много претензий, но это дело совсем не политическое, так что юристы в суде смогут разобрать аргументы и контраргументы, а судья решит, какие слова можно патентовать, а какие нельзя.

Еще благотворительному сообществу полезно было бы в рамках своих съездов и форумов формировать не юридические даже, а моральные принципы своей конкуренции. Понятно, что чужое название использовать нельзя, но можно ли использовать часть чужого названия? Понятно, что нельзя эксплуатировать чужую торговую марку, но можно ли делать торговой маркой слово, которым пользуются все? Понятно, что нельзя взять да и скопировать чужую благотворительную программу, но что делать, если копия получается во сто крат лучше оригинала?

Вопросов много. Некоммерческий сектор разросся. Конкуренция становится все жестче. Правила добросовестной конкуренции должны быть артикулированы и приняты большинством сообщества.

Иначе мы перегрызем друг друга в этой гоббсовской «войне всех против всех».

Как помочь

telegramm Подпишитесь на канал Русфонда в Telegram — первыми узнавайте новости о тех, кому вы уже помогли, и о тех, кто нуждается в вашей помощи.  Подписаться

рассказать друзьям:
ВКонтакте
Twitter

comments powered by HyperComments версия для печати