• Новогодняя акция Русфонда
  • «Благотворительность вместо новогодних сувениров»
  • Приглашаем компании к участию!
Жизнь. Продолжение следует
9.11.2018
Болезнь,<br/>
несчастье, любовь<br/>
и новые сапожки
Болезнь,
несчастье, любовь
и новые сапожки
Жизнь. Продолжение следует
2.11.2018
Молчание <br/>как
знак согласия<br/>
со Вселенной
Молчание
как знак согласия
со Вселенной
Яндекс.Метрика
За 22 года — 12,309 млрд руб. В 2018 году — 1 374 676 575 руб.
Кирилл Береснев, 2 года, редкое врожденное заболевание крови – гемофагоцитарный лимфогистиоцитоз, спасет трансплантация костного мозга, требуется поиск и активация донора и лекарства. 2 070 982 руб.

91 000 руб. оплатил жертвователь, пожелавший остаться неизвестным
1 979 982 руб. перечислили телезрители «Первого канала» и читатели rusfond.ru 6 июня 2018 года в соответствии с программой Русфонда «Организация пожертвований при помощи СМИ и интернета от физических и юридических лиц для оказания адресной помощи остронуждающимся людям по их письмам»

Кирилл Береснев, 2 года, редкое врожденное заболевание крови – гемофагоцитарный лимфогистиоцитоз, спасет трансплантация костного мозга, требуется поиск и активация донора и лекарства. 2 070 982 руб.
Опубликовано 6.06.2018
Деньги собраны 6.06.2018
Летом 2017 года у сына поднялась температура, сбить ее долго не удавалось, его положили в больницу. Там обнаружили, что печень и селезенка у Кирилла увеличены. Я была в ужасе: моя средняя дочь Варя умерла в 2014 году от гемофагоцитарного лимфогистиоцитоза, который проявился у нее теми же симптомами. Я боялась, что у сына тоже эта страшная болезнь. К несчастью, так и оказалось. Сына перевели в петербургскую больницу, где после пункции костного и спинного мозга и генетического анализа диагноз подтвердили. Кирилл родился с мутацией ДНК – его лимфоциты и гистиоциты, которые отвечают за борьбу с бактериями, работают неправильно. Гистоциты аномально размножаются и поглощают клетки крови –тромбоциты, лейкоциты и эритроциты. Из-за этого возникают тяжелые поражения органов, включая печень, селезенку, кожу, легкие, головной мозг. Единственное, что может спасти сына, – это пересадка костного мозга. Наша дочка Поля в качестве донора не подошла. В Национальном регистре подходящего донора не нашли, но предварительный поиск показал, что он есть за границей. Платить за поиск и активацию неродственного донора нужно самим, а у нас нет таких денег! Также Кириллу понадобятся дорогие лекарства, которые защитят ослабленный организм сына от инфекций. Такие счета нам никогда не осилить! Пожалуйста, спасите Кирилла! Лариса Береснева, Ленинградская область.
Исполняющая обязанности заведующей отделением НИИ детской онкологии, гематологии и трансплантологии имени Р.М. Горбачевой Татьяна Быкова (Санкт-Петербург): «Трансплантация костного мозга – это единственный вариант излечения для Кирилла. Для сопроводительной терапии мальчику потребуются эффективные противоинфекционные и иммунные препараты, которые не покрываются госквотой на лечение».
рассказать друзьям:
ВКонтакте
Twitter

comments powered by HyperComments версия для печати