Яндекс.Метрика
мы в социальных сетях

Русфонд начинался в 1996 году с писем, буквально с мешков писем в редакцию «Ъ». В каждом была просьба, а часто – крик о помощи. С тех пор вся наша деятельность — это работа с вашими письмами. Но если просьбы о помощи мы публикуем в газете и на страницах сайта, то здесь, в разделе «Информбюро», главная тема – диалог Русфонда с читателями, задающими нам вопросы, делающими замечания, предложения – в общем, разговор на самые разные темы. Спрашивайте! rusfond@rusfond.ru

Русфонд отвечает на вопросы

Тамара – Русфонду

Зачем собирать деньги на инсулиновую помпу, если диабет этой помпой все равно не вылечишь? Разве это не баловство? И как раньше люди жили, когда никаких помп не было? Потому что не лень было укольчики ставить, а теперь, видите ли, помпа сама ставит, можно и отдохнуть!

Русфонд – Тамаре

Помпа – это замечательное приспособление, позволяющее наиболее эффективно компенсировать течение опасной болезни – сахарного диабета. Дело не в том, что она сама «укольчики ставит», а в том, что ставит их в нужное время и в нужной дозировке. Использование помпы позволяет сократить количество инъекций иногда в 15 раз! Наконец, помпа помогает избежать многих осложнений, которые причиняют непоправимый вред больному диабетом. Вот вам и «баловство»… Да вы не поленитесь, почитайте у нас на сайте комментарии врачей-эндокринологов к каждой просьбе об инсулиновой помпе. Вы что же думаете, они просто так, от нечего делать их пишут?

А что касается того, «как раньше люди жили»… Когда-то ведь дети почти неизбежно умирали от пороков сердца, которые сейчас исправляют за одну-две операции, зачастую даже и без разреза. Когда-то от лейкоза умирали почти все, а теперь около 80 процентов удается спасти. Да что говорить, когда-то и пенициллина не было…

28 января
Надежда – Русфонду

Вы еще летом сообщили, что умерла В.В. (сокращено нами. – Русфонд). А сегодня в соцсети «ВКонтакте» я нашла ее группу (далее следует ссылка. – Русфонд), где до сих пор собирают на лечение. Это мошенники?

Русфонд – Надежде

Ну что ж вы так сразу: «мошенники». Посмотрите внимательнее: это совсем другая девочка. Совпадают только имя и фамилия. А возраст, диагноз, место жительства, история лечения – все другое. 

Елена – Русфонду

На днях в одной из групп помощи ребенку в социальной сети нашла такое высказывание: «В России не умеют и не лечат рак. Детский точно. Вот для взрослых есть в Питере экспериментальные лаборатории. Моя мама через знакомых там спрашивала. Детей не лечат».

Детей не лечат! Если это правда, то страшно. Если ложь, то зачем?

Русфонд – Елене

Конечно, это ложь. Если уж речь пошла о Петербурге, то в городе есть 31-я горбольница, а в ней – отделение детской гематологии и онкологии, которым руководит профессор Маргарита Белогурова. В детской горбольнице № 1 – отделение химиотерапии лейкозов, им заведует доктор медицинских наук Эльмира Бойченко. Есть, наконец, НИИ детской онкологии, гематологии и трансплантологии им. Р. М. Горбачевой во главе с профессором Борисом Афанасьевым. Мы назвали вам имена, которые хорошо известны не только в российской, но и в мировой медицинской науке и практике. Мы назвали вам клиники, которые работают в тесном контакте с ведущими клиниками многих стран, причем на вполне сопоставимом уровне. Счет вылеченных только в Петербурге детей идет на многие сотни. А ведь есть еще и клиники Москвы, других городов России.

Вы обратили внимание на фразу «Моя мама через знакомых там спрашивала»? Вот вам все аргументы и все факты…

Теперь ваш вопрос: зачем? Некоторым завсегдатаям сетевых групп помощи кажется, что, безудержно ругая наших врачей и всю российскую медицину, они тем самым вызывают сочувствие к больным ребятишкам и способствуют быстрейшему сбору огромных денег на лечение за границей. Что ж, иногда такой расчет срабатывает. Но нередко эти люди, провоцируя родителей на огромные, а значит, долгие сборы, тем самым понуждают их к потерям поистине драгоценного времени. А эти потери оборачиваются запоздалым лечением, тяжелыми осложнениями и даже гибелью детей.