Яндекс.Метрика
мы в социальных сетях

Русфонд начинался в 1996 году с писем, буквально с мешков писем в редакцию «Ъ». В каждом была просьба, а часто – крик о помощи. С тех пор вся наша деятельность — это работа с вашими письмами. Но если просьбы о помощи мы публикуем в газете и на страницах сайта, то здесь, в разделе «Информбюро», главная тема – диалог Русфонда с читателями, задающими нам вопросы, делающими замечания, предложения – в общем, разговор на самые разные темы. Спрашивайте! rusfond@rusfond.ru

Русфонд отвечает на вопросы

23 августа

Срочный выбор

Русфонд получает много писем с вопросами. Каждую неделю в рубрике «Информбюро» мы публикуем ответы на три из них. Каждый раз выбираем главную тему, на которую считаем особенно важным говорить с читателем. Сегодня это вопрос, как Русфонд распределяет безадресные пожертвования.

Иллюстрация Настеньки

23 августа
Александр – Русфонду

Могу ли я направить средства на счет Русфонда, а вы их распределите сами? Мне трудно выбирать детей, ведь все нуждаются в поддержке!

23 августа
Русфонд – Александру

Конечно, вы можете отправить на наш счет платеж с наименованием «Благотворительное пожертвование», а Русфонд распределит полученные средства между детьми, нуждающимися в помощи. Затем мы по электронной почте отчитаемся сначала о том, кому конкретно пошли деньги, а потом расскажем о ходе лечения этого ребенка (если мы взяли письмо в работу, то гарантируем исчерпывающую помощь). Также можно отправить пожертвование на любую из наших программ.

«Мы в Русфонде периодически получаем средства от жертвователей, которые присылают их безадресно – они не указывают, кому конкретно нужно помочь, – говорит эксперт Светлана Дружинина. – Эти деньги идут на уставную деятельность фонда, то есть на помощь тяжелобольным детям. На тех из них, кому срочно нужна помощь».

Критичность ситуации – главный критерий для выбора ребенка и в других фондах. «У нас все дети получают помощь по очереди: в том порядке, в котором подали документы их родители, – говорит директор благотворительного фонда «Созидание» Елена Смирнова. – Исключение мы делаем только для срочных детей. Если такой ребенок есть, а денег на счету в данный момент нет, то мы пишем в больницу гарантийное письмо, что готовы оплатить, объявляем сбор и одновременно обращаемся к нашим дарителям с просьбой рассмотреть срочную помощь». По оценкам Смирновой, экстренная помощь требуется примерно каждому четвертому подопечному ее фонда.

Безадресные пожертвования приходят и в православную службу помощи «Милосердие». По словам руководителя группы работы с просителями Виктории Строниной, люди часто присылают деньги с формулировкой «на тех, кому нужнее», а выбирать уже приходится сотрудникам службы. «Первым делом мы распределяем деньги на срочные просьбы, а дальше смотрим, как идет сбор на других подопечных. В одних случаях жертвуют хорошо, люди сочувствуют просьбе, а бывает – не самая удачная фотография или просьба не находит отклика у читателей. Тогда мы направляем оставшиеся деньги на эти просьбы. Если же и после этого что-то остается, то средства идут на тех детей, которым до закрытия осталось собрать чуть-чуть».


23 августа
Яна – Русфонду

Хотим участвовать в акции «Дети вместо цветов», подскажите, как это сделать?

23 августа
Русфонд – Яне

В этом году акция «Дети вместо цветов», приуроченная к 1 сентября, проходит уже в пятый раз. Идея акции проста: 1 сентября школьники и их родители вместо множества букетов дарят своему классному руководителю один букет от всего класса, а остальные деньги жертвуют в помощь тяжелобольным детям – подопечным Русфонда. Каждому классу, принявшему участие в акции, Русфонд предоставит подарочный сертификат, в котором можно указать номер школы и класса, а также имя учителя. Не забудьте указать в сертификате назначение платежа – фамилию и имя ребенка, благотворительную программу или просто пожертвование, тогда мы обязательно сообщим вам, кому зачислены ваши средства.


23 августа
aparazin@ – Русфонду

Почему из Молдавии невозможно отправить SMS с пожертвованием для помощи детям?

23 августа
Русфонд – aparazin@

В Молдавии отправка денег в благотворительные организации посредством SMS запрещена законом. Помочь детям вы можете другими способами – о них подробно написано в разделе «Как помочь из-за рубежа».

Спасибо вам за помощь детям!


15 августа

Делиться клетками просто

Русфонд получает много писем с вопросами. Каждую неделю в рубрике «Информбюро» мы публикуем ответы на три из них. Каждый раз выбираем главную тему, на которую считаем особенно важным говорить с читателем. Сегодня обсудим, как стать донором костного мозга и не вредно ли это.

Иллюстрация Настеньки

15 августа
Mari Sia – Русфонду

Планирую стать донором костного мозга. Проживаю в Петербурге. Подскажите, с чего начать? И не вредно ли это?

15 августа
Русфонд – Mari Sia

Начать просто: надо сдать кровь в пункте типирования. В Санкт-Петербурге, Москве, Казани и Перми их достаточно (список можно посмотреть тут). В других городах нужно ждать донорских акций, когда обычная лаборатория на неделю-две становится пунктом типирования. Конечно, есть противопоказания, но если у человека нет хронических болезней и инфекций, ничто не мешает ему сдать кровь. А затем нужно ждать. «Мне позвонили через полгода, – рассказывает донор костного мозга Юлия. – Спросили, не передумала ли я. Нашелся потенциальный реципиент, и потребовалось расширенное типирование крови. Я в тот же день сдала кровь повторно».

Через несколько недель снова звонок: совпадение с реципиентом почти 100%. Надо ехать в Петербург – проверить здоровье и обсудить процедуру со специалистом-трансфузиологом. Без этого донором не стать. «Сказать честно, поджилки тряслись, – говорит Юлия. – Не за себя, а потому что именно мне выпал шанс помочь. Мы сдавали кровь вместе с коллегами. Никому больше не позвонили».

Одна проблема – родные были против. «Муж и мама говорили: "У тебя же ребенок!", "А вдруг не вернешься?" – и прочую чепуху, – вспоминает Юлия. – Я зачитывала вслух истории реципиентов, описание процедуры и побочных эффектов». Они не прониклись. А вот после поездки в Питер на обследование Юлия убедила семью. «Я им рассказала про пациентов, в том числе совсем маленьких, которых видела в больнице, – говорит Юлия. – О том, что они ищут доноров, чтобы жить. Мы вместе сидели и плакали».

На встрече с трансфузиологом Юлия узнала подробности предстоящей процедуры. Есть два способа поделиться своими кроветворными клетками. Один – операция под общим наркозом, когда врач шприцом забирает небольшую часть костного мозга из тазовых костей. Длится минут 40 или чуть больше. Другой способ – взять кроветворные клетки из вены. Эта процедура – без наркоза, но длится несколько часов и требует подготовки. Несколько дней надо принимать препарат, «выгоняющий» нужные клетки из костного мозга в кровь. Потом донора подключают к аппарату, который забирает кровь из одной руки, отделяет нужные клетки и возвращает кровь в другую руку. Процедура идет около пяти часов.

По словам медицинского консультанта Русфонда Ольги Макаренко, в Германии, например, 90% доноров выбирают процедуру без наркоза. В России – меньше. «Врач может сообщить, какая процедура предпочтительнее для реципиента, но решать донору, – объясняет Макаренко. – Для здорового человека обе процедуры безопасны. А нездоровый на процедуру просто не попадет. Знаю донора, которая к моменту процедуры сломала ногу, готова была сдать клетки костного мозга даже со сломанной ногой, но врачи не пустили».

Юлия выбрала более длинный вариант. Снова приехала в Петербург. Пять дней ходила в больницу на уколы. И вот важный день. «Ко мне присоединили трубочки и другую аппаратуру, – рассказывает Юлия. – Рядом все время были чудесные медсестры. У меня были обездвижены руки. Медсестры давали мне воды, кормили, чтобы прибавилось сил, одевали, когда было холодно. И все время спрашивали, как я себя чувствую. Время пролетело незаметно».

Девушка провела так четыре часа. Но собранных клеток оказалось маловато. На следующий день – еще два часа. «Дня два после процедуры была слабость, как в начале простуды, хотелось спать, – вспоминает Юлия. – А больше ничего. На третий – вернулась на работу. Через две недели сдала анализ крови – все в норме».

По словам Макаренко, многие пациенты испытывают неприятные ощущения, когда принимают препарат. А после процедуры им становится лучше. Согласно данным Национальной программы донорства костного мозга США, 96% доноров во время приема препарата испытывают боли в спине, 68% – слабость, столько же – головную боль. У 49% появляются проблемы со сном, у 46% – ломота в мышцах, 23% теряют аппетит, такой же процент доноров тошнит, а у 18% кружится голова. Потом все бесследно проходит. После операции клетки полностью восстанавливаются в течение месяца, а после забора из вены – и вовсе через неделю.


15 августа
Надежда – Русфонду

Помогаете ли вы в поиске клиники и хорошего врача? Моему сыну семь лет, у него порок сердца.

15 августа
Русфонд – Надежде

Уважаемая Надежда! Русфонд не помогает в поиске врачей и клиник. Но у нас на сайте есть список клиник-партнеров, с которыми мы сотрудничаем в рамках наших программ помощи. Вы можете обратиться за консультацией в одну из них, и, если врачи будут готовы помочь вашему сыну, собирайте пакет документов и высылайте их на rusfond@rusfond.ru. И мы постараемся вам помочь!


15 августа
Владимир – Русфонду

Я хотел помочь конкретному ребенку из публикации на сайте Вести.ру, но не нашел этого ребенка в списке нуждающихся на сайте Русфонда. Может, такой просьбы не существует?

15 августа
Русфонд – Владимиру

Владимир, к сожалению, вы не сообщаете фамилии и имени ребенка, о котором идет речь, поэтому мы можем предложить два варианта ответа.

На сайте vesti.ru публикуются просьбы о помощи не только детям Русфонда. Возможно, ребенок, чья история тронула вас, не наш подопечный, поэтому письмо его мамы не опубликовано на сайте rusfond.ru. Истории всех детей, которым мы собираем средства на лечение в сотрудничестве с различными СМИ, обязательно публикуются на нашем сайте, и мы несем ответственность за сборы на лечение и оплату медицинских счетов.

Второй вариант: малышу, которому вы хотели помочь, уже помогли – и мы на своем сайте уже убрали это письмо из списка нуждающихся, а на сайте vesti.ru информацию еще не успели обновить.

Большое вам спасибо за помощь детям!


Проверочная работа

Русфонд получает много писем с вопросами. Каждую неделю в рубрике «Информбюро» мы публикуем ответы на три из них. Каждый раз выбираем главную тему, на которую считаем особенно важным говорить с читателем. Сегодня это вопрос, почему Русфонд без проверки не размещает в социальных сетях посты о помощи.

Иллюстрация Настеньки

9 августа
Анастасия – Русфонду

Как можно у вас в соцсетях разместить пост о ребенке? Ребенок в тяжелом состоянии, ему нужны средства на лечение, у мамы тяжелое финансовое положение, им очень нужна помощь!

9 августа
Русфонд – Анастасии

Социальные сети – один из основных каналов распространения информации о сборе средств на благотворительность. Это признают сотрудники разных фондов. Как отмечается в исследовании, которое несколько лет назад проводили сотрудники проекта «Добро Mail.Ru» совместно с ВЦИОМ, благотворительная деятельность популярна среди российских интернет-пользователей. 76% из них когда-либо занимались благотворительностью. Доля женщин больше доли мужчин: 79% и 72% соответственно. В общей сложности 31% пользователей интернета когда-либо перечислял деньги, 24% – помогали делом, а еще 21% делал и то и другое. Однако нет смысла перечислять деньги в ответ на любую просьбу о помощи, которая встретится в соцсетях: жертвовать стоит лишь тем, кого знаешь лично или кому доверяешь, – например, крупным НКО.

Если мы взяли письмо в работу, то гарантируем исчерпывающую помощь. Это означает, что Русфонд берется не за всякую просьбу. «У нас два источника писем: клиники-партнеры и стихийная почта, – объясняет эксперт Алла Марченко. – От клиник-партнеров мы получаем родительскую просьбу с полным пакетом документов, куда входят не только медсправки и счет на оплату, но и разрешение родителей на публикацию. Стихийный поток устроен иначе: люди часто пишут наобум или делают веерную рассылку, даже не интересуясь, работает ли наш фонд с такими просьбами. Важный момент: мы принимаем письма только от родителей или официальных опекунов детей – и никогда от волонтеров (подробности тут). Процесс устроен так: я получаю пакет документов, убеждаюсь, что есть все необходимое, и передаю на регистрацию. У нас работают два архивариуса. Причин для отказа, как правило, несколько: не «наш» диагноз (см. программы фонда), не «наша» клиника (вот список российских и зарубежных больниц – партнеров Русфонда), непосильная для нас цена лечения, пациент – взрослый (мы работает только с детьми до 18 лет). Если автор просит оплатить лечение за рубежом, а есть возможность лечиться в России, мы тоже отказываем. Но даже если мы отказываем, то непременно подскажем, куда можно обратиться за помощью».

Проверка включает беседу с родителями, выяснение некоторых (прежде всего – финансовых) обстоятельств: есть ли ипотека, к примеру. «Я работаю в Русфонде 17 лет, переговорила с тысячами родителей – какие только ситуации не возникали, – говорит Алла Марченко. – Иногда даже приходится объяснять, каким будет лечение ребенка. Врача родители стесняются спросить, а нас – нет».

Все крупные благотворительные фонды внимательно анализируют поступающие заявки. Так организации гарантируют, что речь не идет о мошенничестве, больному действительно нужна помощь, деньги будут потрачены на лечение, а сами медуслуги будут максимально эффективными. По словам председателя совета фонда «Нужна помощь» Мити Алешковского, когда к ним поступает просьба от другого НКО о финансировании, сотрудники собирают информацию о деятельности фонда-просителя, проверяют его финансовую отчетность, а также результаты всех его проектов. При необходимости обращаются к внешним экспертам за советом.

Точно так же к внешним экспертам часто обращаются и фонды, которые собирают средства больным детям. В этом случае привлеченные специалисты – это врачи ведущих российских клиник, которые за гонорары изучают истории болезни и медицинские документы, говорит директор фонда «Подари жизнь» Екатерина Шергова. В некоторых фондах такие медики работают в штате: они оценивают заявки, патронируют подопечных, тренируют внешних медицинских специалистов.

Отсутствие такой практики может привести к ошибочному использованию собранных денег. Так бывает в небольших НКО, где решение о помощи может приниматься под влиянием эмоций, отмечает Елена Альшанская, президент фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам». Она вспоминает случай, произошедший в одном фонде: экспертиза проведена не была и позднее выяснилось, что объявлять сбор средств было не обязательно – лечение можно было получить по программе обязательного медицинского страхования.

«Фонд досконально проверяет заявку и только после этого объявляет сбор. Жертвователь может быть уверен, что его помощь дойдет до адресата, что она правда необходима, что она должна быть именно такой, что деньги не растворятся в какой-то черной дыре», – резюмирует руководитель сервиса «Добро Mail.ru» Александра Бабкина.


9 августа
Максим – Русфонду

Деньги для вашего фонда собираются на сайте помочьвсем.рф. Вы действительно сотрудничаете с этой программой?

9 августа
Русфонд – Максиму

Максим, действительно, это сайт нашего партнера – компании QIWI. Компания предоставляет своим клиентам возможность сделать пожертвование с помощью электронных кошельков и терминалов QIWI в пользу нескольких благотворительных организаций, в том числе и Русфонда.

Спасибо за бдительность и внимание к работе Русфонда.


9 августа
Айдан – Русфонду

Помогаете ли вы детям из Кыргызстана?

9 августа
Русфонд – Айдан

Русфонд помогает детям и из Кыргызстана, и из других стран бывшего Советского Союза, но при условии, что лечение они будут проходить в российских клиниках – партнерах Русфонда.

Родители ребенка, проживающего в Кыргызстане, могут обратиться с просьбой в Русфонд, предоставив все необходимые документы. Мы обязательно рассмотрим такую просьбу и постараемся помочь.


Необходимые посредники

Русфонд получает много писем с вопросами. Каждую неделю в рубрике «Информбюро» мы публикуем ответы на три из них. Каждый раз выбираем главную тему, на которую считаем особенно важным говорить с читателем. Сегодня это вопрос, почему Русфонд не публикует реквизиты родителей и как быть, если хочешь отправить деньги напрямую нуждающимся.

Иллюстрация Настеньки

2 августа
Сергей – Русфонду

«Почему вы не публикуете реквизиты родителей детей? Хочу отправить деньги напрямую, как мне получить их контакты?»

Русфонд – Сергею

Было время, когда мы сами не понимали, что так делать нельзя. «Я лично давал контакты родителей больных детей своим знакомым, – рассказывает главный редактор Русфонда Валерий Панюшкин. – И не раз родители, получив деньги, совершали странные, бесполезные и даже вредные действия». Панюшкин вспоминает, как однажды люди решили помочь в реабилитации девочке с ДЦП. Она неплохо развивалась, начала говорить. Ее мама отдала пожертвования сразу в два реабилитационных центра, хотя врачи и предупреждали, что слишком усердствовать с реабилитацией не надо. В обоих центрах были курсы лечебной физкультуры, тяжелые физические нагрузки, хотя доказательных данных об их эффективности для детей с ДЦП нет. Мама возила девочку утром на одну физкультуру, а вечером на другую в надежде, что так ребенок будет лучше развиваться. «Через месяц девочка выглядела как боксер после четырех нокдаунов и двенадцати раундов боя», – говорит Панюшкин. «Реабилитация» привела не к прогрессу, а к тяжелой энцефалопатии. После такой «реабилитации» ребенку около года пришлось восстанавливаться.

Похожие истории не редкость. «К сожалению, родители тяжелобольных детей становятся магнитом для всякого рода мошенников, псевдоврачей, целителей или просто посредников, которые, не заботясь о конечном результате, предлагают наиболее выигрышные для них схемы, – комментирует директор по маркетингу и коммуникациям фонда «КАФ», руководитель онлайн-сервиса частных пожертвований «Благо.ру» Светлана Горбачева. – Например, запрашивают более дорогостоящее лечение, чем нужно, не отчитываются об остатках».

Светлана рассказывает, что регулярно видит сборы на дельфинотерапию для больных ДЦП, причем на личные карты. Сколько в итоге собирается денег, никто не знает. А главное – подтверждений эффективности этой методики нет. Единственное, что мы знаем о дельфинотерапии, – это что с дельфинами забавно плавать, а вода дельфинариев содержит болезнетворные бактерии. «Все это стоит денег, а результатов нет, и самое важное – теряется время», – заключает Горбачева.

Русфонд старается не допускать дилетантизма и именно поэтому собирает деньги на свой счет или на счет клиники, которая будет лечить ребенка. Если жертвователь очень хочет помочь семье напрямую, фонд может передать его контакты родителям. Но в этом случае уже сам благотворитель будет нести ответственность за то, разумно ли потрачены его деньги и не принесли ли они вреда.

Так же поступают и другие благотворительные фонды, которые несут ответственность за происходящее с пациентом и деньгами, проводят экспертизу и отчитываются перед жертвователями. «Единственное исключение, когда мы даем реквизиты наших подопечных, – это случаи малообеспеченных семей», – объясняет директор фонда «Подари жизнь» Екатерина Шергова. В качестве примера она рассказывает историю многодетной семьи, в которой у отца и ребенка одновременно диагностировали рак. Мать уволилась, чтобы лечь с сыном в больницу. «Во время такого лечения траты обычно серьезно возрастают, а тут денег не просто мало – их вообще нет, – объясняет Екатерина. – Мы как фонд не можем помочь семье покупать продукты. У нас другие задачи. Поэтому мы разместили историю семьи на сайте в специальном разделе, и с помощью благотворителей, которые переводили средства просто на жизнь, они прошли через этот очень тяжелый этап. Все самое страшное уже позади: и у мальчика, и у папы все, к счастью, в порядке».


2 августа
Виолетта – Русфонду

«Скажите, пожалуйста, если я отправляю на номер 5542 произвольную сумму пожертвования, есть ли комиссия при платеже и сколько денег будет удержано посредниками? То есть, если я отправляю 200 рублей, сколько из них реально дойдет до адресата?»

2 августа
Русфонд – Виолетте

Комиссия с абонента – 0 руб. Никаких дополнительных сумм с платежа в 200 руб. с вас не будет удержано. Адресату поступит от 180 до 194 руб. – за вычетом комиссии оператора связи (3–10% в зависимости от оператора). 


2 августа
Светлана – Русфонду

«Хочу оформить регулярные пожертвования с карты на вашем сайте. Скажите, пожалуйста, если на моей карте будет недостаточно средств, то подписка отменится? А если банк перевыпустит карту? И еще, можно ли со временем изменить сумму подписки или вообще ее отменить?»

2 августа
Русфонд – Светлане

Регулярные ежемесячные пожертвования с банковской карты можно оформить несколькими способами:

  • На нашем сайте через платежную систему ChronoPay, выбрав фиксированную сумму пожертвования. Сумма и ежемесячная дата списания останутся неизменными на протяжении всей подписки. Для отмены обратитесь на rusfond@rusfond.ru и сообщите адрес электронной почты, который вы указали при подписке.
  • На нашем сайте через платежную систему CloudPayments, выбрав назначение платежа (благотворительное пожертвование или программа помощи) и произвольную сумму пожертвования (не менее 10 руб.). Сумму и дату списаний можно изменить, для этого напишите на rusfond@rusfond.ru и сообщите электронный адрес, который вы указали при подписке, а также желаемую сумму или дату списаний. Чтобы отменить подписку, напишите на rusfond@rusfond.ru.
  • На нашем сайте через платежную систему PayPal, выбрав назначение и сумму пожертвования. Управлять подпиской вы можете в своем личном кабинете PayPal.
  • Также вы можете обратиться в банк, выпустивший вашу карту, и оформить регулярные пожертвования в Русфонд со своего банковского счета. Комиссия не взимается за проведение платежей через Сбербанк и Райффайзенбанк. Наши реквизиты:
    Благотворительный фонд «РУСФОНД»
    ИНН 7743089883.
    КПП 771401001.
    Р/с 40703810700001449489 в АО «Райффайзенбанк», г. Москва.
    К/с 30101810200000000700.
    БИК 044525700.
    Назначение платежа: (благотворительное пожертвование или программа помощи). НДС не облагается.

Регулярные платежи, оформленные с карты на нашем сайте, всегда начинаются с первого (установочного) платежа, для выполнения которого необходимо ввести реквизиты своей карты. Для последующих ежемесячных списаний данные карты вводить не нужно. Вы будете получать SMS об очередном платеже.

В случае отказа по причине недостатка средств на карте система сообщит вам, что очередной платеж не прошел, рекомендует пополнить счет карты и информирует, что повторная попытка списания будет произведена на следующий день. Всего будет три попытки списания. Если средств недостаточно, то ежемесячный платеж будет пропущен. Следующая попытка списания будет произведена через месяц по графику.

Если у карты закончился срок действия, вам будут приходить уведомления о неудачных попытках списания средств, поэтому сообщите нам и мы отменим подписку.

Оформив регулярное пожертвование, вы обязательно будете получать на указанный при подписке адрес письма от Русфонда о том, кому зачислены ваши пожертвования.

Спасибо за помощь детям!