Яндекс.Метрика
мы в социальных сетях

Русфонд начинался в 1996 году с писем, буквально с мешков писем в редакцию «Ъ». В каждом была просьба, а часто – крик о помощи. С тех пор вся наша деятельность — это работа с вашими письмами. Но если просьбы о помощи мы публикуем в газете и на страницах сайта, то здесь, в разделе «Информбюро», главная тема – диалог Русфонда с читателями, задающими нам вопросы, делающими замечания, предложения – в общем, разговор на самые разные темы. Спрашивайте! rusfond@rusfond.ru

Русфонд отвечает на вопросы

28 февраля

Стены помогают

Русфонд получает много писем с вопросами. Каждую неделю в рубрике «Информбюро» мы публикуем ответы на три из них. Каждый раз выбираем главную тему, на которую считаем особенно важным говорить с читателем. Сегодня это вопрос, почему люди, которые просят о финансовой помощи, не продают квартиры, чтобы оплатить лечение своих детей.


Иллюстрация Настеньки

28 февраля
Татьяна – Русфонду

Вы показываете репортажи о несчастных родителях с больными детьми, которые нуждаются в финансовой помощи. Но эти родители, судя по сюжетам, живут в хороших квартирах и с хорошей мебелью. Вопрос: а почему бы этим «несчастным» не продать квартиру? Они же беспокоятся о своем ребенке! Нет, они будут жить удобненько, а кто-то должен оплачивать лечение их чада… Здорово устроились!

28 февраля
Русфонд – Татьяне

Все просьбы о помощи перед публикацией проходят тщательную проверку экспертами Русфонда. Процесс устроен так: мы получаем пакет документов, убеждаемся, что есть все необходимое, и передаем на регистрацию. У нас работают два архивариуса. Причин для отказа, как правило, несколько: не «наш» диагноз (см. программы фонда), не «наша» клиника (вот список российских и зарубежных больниц – партнеров Русфонда), непосильная для нас цена лечения, пациент – взрослый (мы работает только с детьми до 18 лет). Помимо медицинского заключения о необходимости лечения и подтверждения невозможности получить его бесплатно, родители предоставляют нам справки о доходах. Мы беремся помочь, если семья не в силах оплатить лечение самостоятельно.

Проверка включает беседу с родителями, выяснение некоторых (прежде всего – финансовых) обстоятельств: есть ли ипотека, к примеру. Все крупные благотворительные фонды внимательно анализируют поступающие заявки. Так организации гарантируют, что речь не идет о мошенничестве, больному действительно нужна помощь, деньги будут потрачены на лечение, а сами медуслуги будут максимально эффективными.

За десятилетия работы Русфонда наши эксперты переговорили с тысячами родителей – какие только ситуации не возникали. Мы уверяем вас: это очень важно, чтобы ребенок после болезни мог вернуться домой. Туда, где родители смогут обеспечить ему нормальный уход и комфортное проживание. Туда, где стены помогают. Так что продать квартиру и мебель можно, но вопрос, поможет ли это ребенку на самом деле.


28 февраля
Нидаль – Русфонду

Я гражданин Республики Беларусь, но хочу войти в Регистр доноров костного мозга. Это возможно?

28 февраля
Русфонд – Нидалю

Да, мы принимаем в Национальный регистр доноров костного мозга граждан Союзного государства Беларуси и России. Приходите и сдавайте кровь!


28 февраля
Сергей – Русфонду

Я представитель юридического лица, стараюсь делать пожертвования. Подскажите, в каком виде я могу получить документы для бухгалтерии?

28 февраля
Русфонд – Сергею

На сайте есть образцы документов для юридических лиц и шаблоны отчетов. Мы можем подготовить для вас любой отчетный документ согласно требованиям российского законодательства.


22 февраля

Русфонд, новый закон и инсулиновые помпы

Русфонд получает много писем с вопросами. Каждую неделю в рубрике «Информбюро» мы публикуем ответы на три из них. Каждый раз выбираем главную тему, на которую считаем особенно важным говорить с читателем. Сегодня это вопрос, как изменится политика Русфонда в связи с принятием закона о бесплатном обеспечении детей с диабетом расходными материалами к инсулиновым помпам.


Иллюстрация Настеньки

22 февраля
testimtol@ – Русфонду

Может, ваш фонд не владеет достаточной информацией, поэтому хотелось бы поделитья следующим. Детям-диабетикам дают инвалидность до 14 лет (иногда до 18). Соответственно, выплачивается пенсия, минимум 10 тыс. руб. А с 2019 года по закону всем детям-инвалидам расходные материалы к инсулиновой помпе выдаются бесплатно! Если родители не оформили инвалидность, то стоит это сделать. Если же оформили, тогда к чему сбор средств? Не лучше ли помогать тем детям, которые действительно в этом нуждаются?

22 февраля
Русфонд – testimtol@

Правительство обновило список льготных медицинских изделий, предоставляемых бесплатно по программе социальных гарантий, добавив в него две позиции: «амбулаторный набор для введения инсулина» и «резервуар для амбулаторной инсулиновой инфузионной помпы». Документ, датированный 31 декабря 2018 года, опубликован на официальном сайте правительства 10 января. Новые правила действуют с 1 января 2019 года.

Все подопечные Русфонда, письма о которых опубликованы на сайте, имеют официальные отказы Минздрава РФ на просьбы бесплатно обеспечить их расходными материалами. По нашим сведениям, сейчас по всей стране идет сбор информации о количестве детей, находящихся на помповом лечении, выясняются характеристики самих приборов и пр. После анализа потребностей начнутся закупки, а затем медицинские изделия будут распределены по регионам России.

Никто не знает, сколько это займет времени, поэтому пока мы поддерживаем те категории семей, которые не имеют возможности ждать (малоимущие, многодетные, с тяжелым течением диабета). Мы не переводим собранные средства родителям, а оплачиваем счета, выставленные аптекой. А аптека после нашей оплаты доставляет расходные материалы нуждающимся семьям.

Кроме того, известно немало случаев, когда детям-диабетикам отказывают в инвалидности, потому что нет серьезных осложнений. Чаще всего это подростки, и врачи ссылаются на то, что они самостоятельно могут делать себе уколы,  контролировать течение болезни и следить за уровнем сахара. Но если они проходят помповую терапию, расходники им все равно нужны, и родители обращаются к нам за помощью.

Напомним, что Русфонд оказывает помощь детям с сахарным диабетом первого типа в рамках программы «Русфонд.Диабет» с 2010 года. Программа предполагает покупку инсулиновых помп и расходных материалов для тех регионов, где обеспечение за счет бюджетных средств не предусмотрено. В 2017 году помощь в рамках программы получили 110 детей на общую сумму 17 945 653 руб. На сайте Русфонда теперь есть постоянная рубрика «Несладкая жизнь», где наш корреспондент Дина Юсупова рассказывает о жизни своей дочери, у которой диабет, и о проблемах, с которыми им приходится сталкиваться.


22 февраля
def-69@ – Русфонду

Думаю, помощь нуждающимся детям была бы значительно большей и действенной, если бы операторы сотовой связи также приняли участие в этом проекте, полностью отменив плату за перечисление средств с телефона. Или они думают только о прибыли?

22 февраля
Русфонд – def-69@

Напротив. Каждый оператор сотовой связи предоставил максимально льготные условия для Русфонда в соответствии со своей внутренней политикой. По коммерческим операциям операторы берут гораздо более высокую комиссию, чем при переводах пожертвований в благотворительные фонды. К сожалению, совсем избежать комиссии нельзя: она покрывает определенные расходы, которые несут все стороны, в том числе и налоговые обязательства. Например, уведомление абонентов о получении средств создает определенную нагрузку на оборудование, это требует обслуживания и привлечения дополнительных человеческих ресурсов. Из комиссии оплачивается работа техподдержки, расширение технических мощностей оператора и т. д. Русфонд сделал все, чтобы детям доходила наибольшая часть из пожертвованных средств.


22 февраля
Ольга – Русфонду

Здравствуйте! Я сдала кровь и заполнила анкету. В какие сроки и как узнать ответ: приняли ли меня в потенциальные доноры костного мозга или нет?

22 февраля
Русфонд – Ольге

В течение трех месяцев вы получите письмо-подтверждение на тот адрес электронной почты, что вы указали в анкете. Если вдруг этого не произойдет, то пишите нам kazan@rdkm.ru и задавайте этот вопрос. Спасибо вам большое!


8 февраля

Это не конец

Русфонд получает много писем с вопросами. Каждую неделю в рубрике «Информбюро» мы публикуем ответы на три из них. Каждый раз выбираем главную тему, на которую считаем особенно важным говорить с читателем. Сегодня это вопрос, куда в случае смерти ребенка идут собранные для него средства.


Иллюстрация Настеньки

8 февраля
Полина – Русфонду

Человек я простой, не понимаю всякие современные премудрости, просто периодически перевожу средства в разные фонды. И в последнее время стала задумываться: куда уходят деньги от деток, которые умерли? Я всегда считала, что их распределяют между другими детьми, но в одном фонде (не буду говорить название) средства от умерших детей неизвестно куда идут, их между детьми точно не делят. Могу даже фамилии детишек перечислить. Я давно слежу: собирают миллионы, ребенок умер – и тишина. Я терпеливо наблюдаю, но фонд дальше продолжает сборы. И возникает вопрос: куда эти миллионы делись? Я понимаю, что вы за всех не отвечаете, но что вы об этом думаете?

8 февраля
Русфонд – Полине

Уважаемая Полина! Большое спасибо за неравнодушие, сострадание и помощь больным детям! К сожалению, деньги в нашей жизни решают далеко не все. Бывает, что наши подопечные умирают. Кто-то – не дождавшись операции или лечения, кто-то – на операции, а кто-то – уже после проведенного лечения.

Вот, например, Геля Соловьева: девочка со сложным врожденным пороком сердца умерла после успешной операции, не выдержала тяжелый послеоперационный период. Деньги, собранные для ее лечения, были полностью израсходованы. Или Сережа Марчук – малыш со сложным врожденным пороком сердца недолго прожил: послеоперационный период осложнился сепсисом и полиорганной недостаточностью. Мы собирали средства новорожденному Ване Ильенко, чтобы мальчик мог сам дышать, но он не дождался операции. Для десятимесячной Беллы Мовсесян (врожденная аномалия развития головного мозга) мы собирали средства на переносной аппарат искусственной вентиляции легких (ИВЛ) и расходные материалы к нему, однако девочка умерла от остановки сердца.

Все деньги, собранные на лечение детей, которые впоследствии умерли, мы отправляем на помощь другим нашим очередникам.

Безусловно, благотворительный фонд, собирающий деньги на лечение детей или взрослых, обязан отчитываться о потраченных средствах. Если же собранные средства не были потрачены по целевому назначению, фонд должен определить их использование согласно Уставу. Ответственность за отчеты лежит на каждом фонде – это говорит о прозрачности его работы. Куда пошли ваши деньги, вы всегда можете узнать на сайте Русфонда.


8 февраля
Александра – Русфонду

Если случится чудо и появится реципиент, которому нужен мой костный мозг, мне сообщат об этом по телефону? Или могут еще и написать на почту? У меня не всегда есть возможность и желание отвечать на звонки.

8 февраля
Русфонд – Александре

Если нам понадобится донор, то мы позвоним не один раз, отправим SMS, и если человек не ответит за сутки, то напишем письмо. Также будем искать потенциального донора через соцсети, ведь на кону жизнь человека! Мы используем все возможности для связи.


8 февраля
Лариса – Русфонду

Посмотрев объявление по телевизору, отправила деньги на номер 7545. Я это делаю не первый раз, но на этот раз не пришло ответное SMS от Русфонда, хотя деньги списались. Мне показалось это странным… Хотелось бы, чтобы действительно деньги уходили на помощь детям.

8 февраля
Русфонд – Ларисе

Номер 7545 не имеет никакого отношения к Русфонду, и мы не несем ответственности за сборы на этот и другие номера. Наши короткие номера – 5541 и 5542. По сборам на эти номера мы отчитываемся и перед телезрителями, и на своем сайте rusfond.ru.


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 > >>