• Новогодняя акция Русфонда
  • «Благотворительность вместо новогодних сувениров»
  • Приглашаем компании к участию!
Жизнь. Продолжение следует
9.11.2018
Болезнь,<br/>
несчастье, любовь<br/>
и новые сапожки
Болезнь,
несчастье, любовь
и новые сапожки
Жизнь. Продолжение следует
2.11.2018
Молчание <br/>как
знак согласия<br/>
со Вселенной
Молчание
как знак согласия
со Вселенной
Яндекс.Метрика
За 22 года — 12,309 млрд руб. В 2018 году — 1 374 676 575 руб.
Явления. События


Благотворительность в годы Первой мировой войны

Первая мировая война 1914–1918 годов принесла много бедствий народу Российской империи. На фронт было мобилизовано 15,8 млн человек, число беженцев составило почти 7 млн человек. Семьи воинов, вдовы, сироты нуждались в помощи.


Благотворительные открытки. 1914 год. Из коллекции Игоря Ерополова


Согласно указу от 11 августа 1914 года «Об образовании Верховного совета по призрению семей лиц, призванных на войну, а также семей раненых и павших воинов» был создан высший государственный орган для помощи семьям фронтовиков. Верховный совет возглавила супруга Николая II, императрица Александра Федоровна, уполномоченной за помощь в Москве стала великая княгиня Елизавета Федоровна, в Петрограде – великая княжна Ольга Николаевна.

Было очевидно, что органы местного управления только с помощью добровольцев смогут наладить работу больниц, детских приютов, бесплатных столовых в условиях военного времени. Уже через полгода после начала войны государство стало выделять субсидии благотворительным организациям, занимавшимся обустройством госпиталей, доставкой еды и одежды на фронт.


Благотворительные открытки. 1914–1915 годы. Из коллекции Игоря Ерополова


В филантропии царской семьи в годы войны тон задавала мать-императрица Мария Федоровна, руководившая Российским обществом Красного Креста (1877–1917) и Ведомством учреждений императрицы Марии (1880–1917). Под эгидой Верховного совета действовало несколько комитетов, возглавляемых членами Дома Романовых, в том числе Елисаветинский, Ольгинский и Татианинский комитеты. Сестрами милосердия в Царскосельском лазарете Красного Креста после окончания специальных курсов стала императрица Александра Федоровна с дочерьми Ольгой и Татьяной.


Императрица Александра Федоровна с дочерьми Ольгой и Татьяной. Из журнала «Столица и усадьба». 1915 год


Комитет Елизаветы Федоровны (Елисаветинский комитет) оказывал помощь семьям воинов и получал на эти нужды большие частные пожертвования. Уже к маю 1915 года в его кассы поступило 2,8 млн руб. в помощь семьям и 1,3 млн руб. – на приюты и ясли для детей, содержание дешевого жилья, дешевые и бесплатные столовые. Комитетом был создан разборный пункт бездомных детей (чьи матери умерли, а отцы ушли на войну), открыт ряд Марфинских приютов, названных так, потому что за детьми ухаживали сестры Марфо-Мариинской обители. Располагались приюты в помещениях, предоставленных монастырями, приходами и частными лицами.


Дети воинов в приюте Елисаветинского комитета в Москве. Из журнала «Столица и усадьба». 1915 год


Первоочередной задачей Петроградского комитета Ольги Николаевны (Ольгинского комитета) стало обеспечение жен воинов работой в специально организованных швейных мастерских или на дому. Одна из мастерских была устроена в доме московского генерал-губернатора. Комитет получил заказ от интендантства (часть военного управления, в ведении которой состоит снабжение войск провиантом и обмундированием – Русфонд) на пошив 1 млн комплектов белья. Комплект включал исподнюю рубашку и кальсоны, за пошив которых платили 23,5 коп. Для исполнения заказа создали мастерские в Нарве, Ораниенбауме, Петергофе, Шлиссельбурге, Ямбурге. Российский Красный Крест и компания «Зингер» выделили 180 швейных машин. С августа 1914 по сентябрь 1915 года комитет предоставил работу 19,5 тыс. женщин, рассмотрел 30 тыс. прошений на получение одежды, обуви, дров, оказал денежную помощь 13709 семьям на сумму 2 млн руб., организовал несколько детских садов. Комитету поступали значительные пожертвования: императрица Александра Федоровна передала 133 тыс. руб. (из средств, пожертвованных финляндским Сенатом), 300 пудов чая; российское консульство в болгарском городе Рущуке прислало 540 пудов табака для отправки воинам на фронт.


Жены ушедших на фронт во дворе Аничкова дворца ждут приема сшитого белья и раздачи материалов. Из журнала «Столица и усадьба». 1915 год


Комитет Татьяны Николаевны (Татианинский комитет) координировал помощь беженцам, переселившимся внутрь страны из 16 западных губерний (где шли боевые действия). К 1916 году местными отделениями (как правило, их возглавляли губернаторы) были составлены списки беженцев. Благодаря им родственники могли найти друг друга, однако основной целью регистрации было стремление трудоустроить пострадавших, а детей, стариков и инвалидов обеспечить едой, одеждой и кровом. В ряде населенных пунктов доля беженцев составляла около десяти процентов по отношению к местному населению, а в губерниях Поволжья доходила до 50-60 процентов. Еврейские, латышские, литовские и эстонские беженцы часто не знали русского языка, что еще более осложняло ситуацию. Потерявшиеся маленькие дети знали только свои имена и то, что «отец на войне, мать умерла в дороге».


Списки беженцев в Томской губернии


С октября 1914 по март 1917 года пожертвования Татианинскому комитету составили около 11,8 млн руб., в том числе вещами на 1 млн руб. Через комитет распределялась и казенная субсидия, из которой национальным и конфессиональным организациям, занимавшимся помощью беженцам, переданы следующие суммы: полякам – 12,3 млн руб., литовцам – 3,4 млн, армянам – 3,2 млн, латышам – 2,1 млн, русским – 2,1 млн, галичанам – 1,7 млн, евреям – 1,6 млн, грузинам – 173 тыс., мусульманам – 5,2 тыс. Татианинский комитет открыл несколько сотен заведений: детских приютов, общежитий, столовых (например, приют на 80 детей в Тамбове, бесплатную столовую в Калуге, ясли на 100 детей и швейную мастерскую для 160 женщин-беженок в Твери, столовую на 100 человек и санаторий на 50 детей в Царском Селе).


Беженцы-латыши в Москве возле столовой, устроенной церковно-приходским комитетом Храма Троицы на Грязех на Чистых Прудах. Лето 1915 года


Члены императорской семьи предоставляли свои дворцы не только под госпитали и приюты, но и под склады. Так, при председательстве великой княгини Марии Павловны действовал «Комитет по снабжению одеждой нижних чинов», заготавливавший теплую одежду и обувь для выписанных из больниц после ранений, а его склад располагался в принадлежавшем Марии Павловне Владимирском дворце на Дворцовой набережной.


Великая княгиня Мария Павловна и сотрудники ее склада в Петербурге. Из журнала «Столица и усадьба». 1915 год


Под эгидой Российского общества Красного Креста трудились 109 общин сестер милосердия и лучшие доктора, в их числе выдающийся хирург Николай Бурденко. Организованы хирургические и рентгеновские отряды, изоляционно-пропускные пункты, походные дезинфекционные камеры. С 1915 года стали проводиться прививки против брюшного тифа и холеры.

К 1917 году в ведении Красного Креста состояло 65 госпиталей, 94 подвижных лазарета, 59 санитарных поездов, 17 плавучих госпиталей, 150 передовых врачебных отрядов, 7 хирургических и 11 рентгеновских отрядов, 85 пунктов питания и 29 чайных, 40 пунктов психиатрической помощи, 19 бань.


Сбор средств для Красного креста на станции Каргат Транссибирской дороги (сейчас Новосибирская обл.) Из коллекции Игоря Ерополова


Лучшие передовые врачебные отряды имели в своем составе врачей и сестер милосердия, были снабжены запасом одежды, медикаментов, имели полевые кухни и бани. Снаряжались эти отряды на деньги благотворителей, в числе самых щедрых значились владельцы гастрономов Елисеевы, графини Надежда Толстая и Елизавета Воронцова-Дашкова. Автомобильно-санитарные отряды носили имена коллективных жертвователей – Московского Румянцевского музея, Русского учительства, Балтийского клуба автомобилистов, Духовно-учебных заведений во имя преподобного Серафима Саровского, Российских мусульман, Балтийского клуба автомобилистов.


Госпиталь Красного Креста в Ковеле. Москвич доктор Михаил Астров делает солдату противотифозную прививку. 1914-1915 годы. Семейный архив Астровых-Шацилло


Всероссийский земский союз (организация деятелей местного самоуправления в сельской местности) уже к весне 1915 года развернул по всей стране систему госпиталей, насчитывавшую 174 тыс. коек (35 процентов от общего числа коек для раненых), снарядил 50 санитарных поездов, организовал 19 врачебно-питательных отрядов. В «летучих банях» солдаты, зачастую сутками сидевшие в затопленных водой окопах, могли согреться, помыться, сменить грязное и рваное белье. В феврале 1915 года Всероссийский земский союз организовал массовую акцию «Поможем солдатам встретить Пасху». Из Москвы на Галицийский фронт был отправлен поезд из 20 товарных вагонов, а в них было 16,5 тыс. пасхальных яиц, 878 куличей, наборы из куличей и пасхи, иконки, 22 тыс. кисетов с подарками, а также 34 тыс. штук рубашек, 32,4 тыс. штук кальсон, 20 тыс. портянок и носков, 5,5 тыс. полотенец, 1,1 т мыла, 417 тыс. папирос, 2 т колбасы и ветчины, 200 мешков сухофруктов, 25 гармоней, мед, сало, пряники, баранки, сухари.

С фронта приходили благодарные письма бойцов: «Кроме удовольствия и радостей, доставленных нижним чинам содержимым подарков, не меньшую радость всем нам доставляет та память и внимание, которые наше общество оказывает нашей доблестной армии в это время тяжелых испытаний».

Кроме помощи фронту, земство поддерживало семьи крестьян, ушедших на войну. Беднейшим и безлошадным помогали засеять поля, чтобы было пропитанье на следующий год. Вернувшихся из армии увечных обучали ремеслам, чтобы они могли работать, содержать семью.

В городах все эти проблемы решал Союз городов, объединявший муниципальных деятелей.


Список вещевых пожертвований Союзу городов. 1915 год


Через семь месяцев после начала войны в ведении Союза городов было 912 госпиталей с 75 тыс. коек в 242 городах страны. Койки для раненых были выделены в городских больницах, под лазареты переоборудовались школьные здания, помещения учреждений, банков, фирм. Благотворители целиком оплачивали содержание, питание, лечение раненых. Например, в Петрограде страховое общество «Россия» предоставило свое помещение для лазарета на 2000 коек, крупнейшая кожевенная фирма Брусницыных – для лазарета на 250 коек, Азовско-Донской банк содержал лазарет на 32 койки, Учетный и ссудный банк – на 50 коек, Вольное экономическое общество – на 90 коек, Технологический институт – на 140 коек. Ряд больниц содержался частными лицами. Так, в Петрограде графиня Софья Панина создала лазарет на 162 койки, прихожане церкви Иоанна Предтечи на Лиговской – на 35 коек.


Городской госпиталь на 120 человек в Рыбинске, часть его палат разместилась в бывшем здании винного склада


В Петрограде благотворительные столовые кормили 6 тыс. человек. Многодетные семьи получали бесплатные обеды, детям до года бесплатно выдавалось пастеризованное молоко. В ряде попечительств нуждавшимся еженедельно выдавали «сухие пайки». В паек для взрослого (стоимостью 6 коп.) входили 120 г свежей капусты, полтора кг картофеля, две свеклы, луковица, 120 г крупы, 450 г хлеба, а в детский – 100 г манной крупы, пол-литра молока, яйцо и булка. По инициативе Верховного совета в конце 1914 года была проведена благотворительная лотерея для оказания помощи жертвам войны. Выпущены билеты на сумму 20 млн руб.; чистый доход составил 16,8 млн руб., из них 1 млн руб. был передан Красному Кресту, 3 млн – Татианинскому комитету, 1 млн – санитарному складу императрицы Александры Федоровны, остальное раздали иным благотворительным учреждениям.


Купон лотерейного билета, почтовые марки с «благотворительной копейкой сверх цены», билет на концерт в Благородном собрании. Из коллекции Игоря Ерополова


Частные пожертвования были от скромных до гигантских. Например, от жителей Ярославля в помощь раненым поступили взносы: 1 руб. 40 коп. «от мальчика Бори Буйновского», 3 руб. «от Зины, Мари и Оли вместо елки», 17 руб. 54 коп. «от служащих ярославских водокачки и боен».

Богатые люди отдавали свои дома и капиталы для устройства благотворительных заведений. Вдова серпуховского текстильного фабриканта Александра Коншина передала в Москве дачу в Петровском парке под лазарет-санаторий для воинов, дом на Большой Якиманке и капитал 1,2 млн руб. для устройства приюта для увечных на 200 человек с больницей на 100 человек. Владелец нефтяных промыслов в Баку и директор страхового общества «Якорь» Леван Зубалов в декабре 1914 года пожертвовал 450 тыс. руб. «на оборудование в Москве земского и городского лазаретов для раненых воинов» на 300 человек. Вятский миллионер-пароходовладелец Тихон Булычёв пожертвовал роскошный особняк и 200 тыс. руб. на устройство первого в России «Дома инвалидов и сирот великой войны». Наследники купца Орлова пожертвовали Костромскому земству капитал 150 тыс. руб., дом и 286 га земли в Солигаличском уезде для создания «приюта имени Василия Орлова для сирот воинов». Красногородский волостной старшина Николаев из Псковской губернии пожертвовал хутор и 12 га земли «для устройства земледельческого приюта для детей-сирот воинов увечных и павших в бою». На свои средства устроила столовую в Самаре семья депутата Государственной думы Михаила Челышева, ежедневно там бесплатно обедали 900 человек. Супруга Михаила Челышева приняла в семью на время войны пятерых мальчиков и девочку, оставшихся без родственников после ухода отцов на фронт.


Особняк купца Тихона Булычёва в Вятке, переоборудованный в 1915 году в «Дом инвалидов и сирот великой войны»


В годы войны благотворительность сыграла важнейшую роль в поддержании физических и нравственных сил народа. Из своих скудеющих семейных бюджетов люди жертвовали тем, кому было еще хуже.

Для дальнейшего чтения:
1. Известия Верховного совета по призрению семей лиц, призванных на войну, а также семей раненых и павших воинов. 1914–1917.
2. Известия Главного комитета Всероссийского земского союза помощи больным и раненым воинам. 1914–1917.
3. Госпитали, находящиеся в ведении Всероссийского союза городов за время с 1 января по 31 марта 1915 г. М., 1915.
4. Отчет по Высочайше разрешенной благотворительной лотерее 1914 года. Пг., 1917.
5. Гогель С.К. Верховный Совет и Комитет с отделениями по призрению семей лиц, призванных на войну, а также раненых и павших воинов // Призрение и благотворительность в России. 1914. № 6–7. С. 597–609.
6. Гэтрелл П. Беженцы в России в годы Первой мировой войны // Исторические записки. М., 2001. № 4 (122). С. 46–47.
7. Постернак А.В. Очерки по истории общин сестер милосердия. М., 2001.
8. Россия в годы Первой мировой войны: экономическое положение, социальные процессы, политический кризис. М., 2014.

Галина Ульянова
7.02.2015
рассказать друзьям:
ВКонтакте
Twitter

comments powered by HyperComments