• Новогодняя акция Русфонда
  • «Благотворительность вместо новогодних сувениров»
  • Приглашаем компании к участию!
Жизнь. Продолжение следует
9.11.2018
Болезнь,<br/>
несчастье, любовь<br/>
и новые сапожки
Болезнь,
несчастье, любовь
и новые сапожки
Жизнь. Продолжение следует
2.11.2018
Молчание <br/>как
знак согласия<br/>
со Вселенной
Молчание
как знак согласия
со Вселенной
Яндекс.Метрика
За 22 года — 12,309 млрд руб. В 2018 году — 1 374 676 575 руб.
Заведения.

Верх-Исетский сиротско-воспитательный дом имени Семена Алексеевича Петрова был открыт 29 января 1893 года в Екатеринбурге. Деньги на заведение, согласно завещанию, пожертвовал Семен Петров (около 1820 – 21.12.1881), приемный сын купца Максима Коробкова (1797–1847), владельца винной и колониальной (кофе, чай, специи) торговли, который с 1844 по 1847 годы был городским головой Екатеринбурга.

Людская молва гласила, что Семена подкинула на крыльцо богатого купеческого дома мать-нищенка. Владелец дома усыновил подкидыша. Мальчик с детства помогал ему в торговле, а после внезапной смерти Коробкова стал наследником всего его состояния.


Здание Верх-Исетского сиротско-воспитательного дома имени Семена Алексеевича Петрова. Фото начала ХХ века


Семен Петров расширил торговое дело, был акционером ряда промышленных компаний. Как и Коробков, он занимал важное место в Екатеринбургской золотопромышленной компании, состоял гласным (депутатом) Екатеринбургской городской думы. Предпринимательская активность позволила ему скопить значительные капиталы, оцененные после смерти в сумму свыше 200 тыс. руб., не считая стоимости недвижимости.

Все капиталы и имущество бездетный холостяк завещал на устройство сиротского заведения. Биограф Петрова Василий Калачников отмечал, что собственная сиротская судьба была основным мотивом столь милосердного поступка: «Личные переживания С.А., связанные с внебрачным его происхождением, и тяжелая жизненная школа, пройденная им, натолкнули, вероятно, покойного на мысль употребить свое состояние на облегчение участи обездоленных и беспризорных детей». После кончины Петрова были найдены дневниковые записи, где он много размышлял о горькой судьбе незаконнорожденных детей.

Через месяц после его смерти городская дума в знак глубокого уважения постановила: ежегодно 3 февраля, в день ангела покойного, проводить панихиды по почившему в кафедральном соборе Екатеринбурга с оповещением горожан.


Вид поселка Верх-Исетского железоделательного завода. Фото С.М. Прокудина-Горского. Начало ХХ века


После утверждения завещания специальная комиссия городской думы еще четыре года собирала деньги с должников Петрова и продавала имущество. В итоге, в 1886 году думе было передано 376 324 руб. До 1890 года комиссия разрабатывала устав заведения, и правительство дважды возвращало его на доработку. В окончательном варианте устава говорилось, что заведение, создаваемое на деньги промышленника, имеет целью «призрение круглых сирот обоего пола и подкидышей и образование из них нравственных, полезных и трудолюбивых членов общества».

Однако капитал Петрова, ежегодно приносивший 16–17 тыс. руб. дохода, стал расходоваться городской думой на помощь сиротам еще с 1885 года. Часть процентов с основного капитала (6 тыс. руб. в год) передавалась на содержание детей у частных воспитателей в семьях и в общежитии, где поначалу жили дети. Для общежития приобрели за 22 тыс. руб. дом в Екатеринбурге на Уктусской улице. Там в 1893–1897 годах размещалось около 80 детей в возрасте 2–16 лет, работали школа и учебные мастерские для обучения профессиям полиграфиста, сапожника, портнихи. Уходом за детьми занимались 15 человек учебно-воспитательного и медицинского персонала.

В начале 1891 года Городская дума заказала проект для строительства заведения – его автором стал городской архитектор, академик архитектуры, немец по происхождению Юлий Дютель. Здание сиротского дома в конце того же года начали строить на завещанном Петровым участке земли в поселке Верх-Исетского железоделательного завода на окраине Екатеринбурга. В 1891 году капитал, хранившийся в ценных бумагах, возрос до 440 тыс. руб., из которых 325 тыс. отделили в неприкосновенный капитал, а 115 тыс. направили на строительство сиротского дома. Стройка длилась семь лет и 30 августа 1897 года детей перевели в новое здание (сейчас в доме 2 по улице Крылова располагается управление федеральной миграционной службы). Трехэтажное здание из красного кирпича было оснащено электричеством, водопроводом и вентиляцией. На первом этаже располагались служебные помещения, на верхних – спальни для детей, учебные помещения, комнаты для воспитательниц и учителей, ванные.


Спальня старших детей


Серьезное внимание уделялось питанию детей, многие из них были физически ослаблены. Дети трех-пяти лет ели пять раз в день: в 8 утра – кашу на молоке, в 10 и в 19 часов – чай с молоком и белым хлебом, в 12 – пирожки или мясные котлеты с гречневой кашей, бульон, в 16 часов – суп с мясом, хлеб. Старшие дети получали 4-разовое питание.


Работа воспитанников по дому. Девочки за глажением белья


В сиротский дом попадали, в основном, дети из низших слоев общества: крестьян (в разные годы от 30 до 50 процентов от общего числа воспитанников), мещан (13–36 процентов), солдат (6–13 процентов), а также бедных дворян и чиновников (0,5–2,7 процента). В разные годы количество воспитанников составляло от 76 до 220. Подкидыши, о происхождении которых не было известно, составляли от 6 до 50 процентов. Они попадали в сиротский дом настолько истощенными, что, несмотря на старания врачей и нянечек, смертность среди них доходила до 60 процентов.

С ростом числа воспитанников и особенно подкидышей, требующих грудного вскармливания, штат нянь и кормилиц увеличили из расчета одна кормилица на одного-двух младенцев и одна няня на четырех младенцев.

Расходы Верх-Исетского сиротско-воспитательного дома со временем перестали обеспечиваться доходами с капитала Петрова. В начале ХХ века попечительный совет обратился за добавочным финансированием в губернскую земскую управу и губернский комитет по борьбе с детской смертностью, к частным благотворителям.

За 22 года от губернского земства сиротскому дому поступило 37,5 тыс. руб., от комитета по борьбе с детской смертностью периодически по 500 руб., от Екатеринбургского уездного земства – 7,6 тыс. руб., от Екатеринбургской городской думы – 10 тыс. руб., частных пожертвований – 4,4 тыс. руб. Щедро помогали и богатые предприниматели Екатеринбурга. Так, в 1904–1905 годах одним из попечителей был известный в городе купец, владелец мельниц и торговец мукой Иван Степанов.


Попечительный совет Верх-Исетского сиротско-воспитательного дома


Существенной прибавкой к бюджету сиротского заведения являлся доход от продажи изделий учебных мастерских – 35,7 тыс. руб. в год. Девочки старшего возраста занимались шитьем белья и вязанием одежды не только для нужд дома, но и частным заказчикам, например, для магазина русской одежды купчихи Перетц в Екатеринбурге. Одна из благотворительниц подарила для мастерской вязальную машину. В 1910–1913 годах существовало кружевное отделение, но позже его закрыли, потому что за мелкой работой дети портили зрение.


Мальчики работают в сапожной мастерской


Мальчики трудились в переплетно-линовальной, сапожной и столярной мастерских. Переплетно-линовальная мастерская выполняла заказы городской управы, школ, больниц, библиотек. Сапожная целиком обеспечивала обувью детей дома. Кроме того, администрация арендовала земельный участок под огород, где дети выращивали для своей столовой овощи.

Воспитанников приучали и к работе по дому. Старшие девочки после специальных занятий по уходу за детьми посменно дежурили в спальнях младенцев. А дети, обученные на кулинарных курсах, повзрослев, остались работать на кухне сиротского дома.


Урок пения


В свободное от уроков и труда время воспитанники занимались музыкой и физкультурой: на уроках музыки пели в хоре под фисгармонию, а особо одаренных обучали игре на скрипке. Старшие дети занимались ритмической гимнастикой.

За 22 года существования сиротского дома (1893–1914) в его стенах нашли приют 1620 детей. 317 из них позже были отданы в семьи на усыновление или воспитание. К 1 января 1915 года в заведении оставалось 210 детей.

О дальнейшей судьбе сиротского дома точных сведений не сохранилось – в стране, погруженной в Первую мировую войну, переживающей разруху, отчеты большинства больниц и благотворительных заведений уже не печатали.

Для дальнейшего чтения
Исторический очерк Верх-Исетского сиротско-воспитательного дома имени Семена Алексеевича Петрова. К 25-летию его существования. Екатеринбург, 1915.

Галина Ульянова
рассказать друзьям:
ВКонтакте
Twitter

comments powered by HyperComments