• Новогодняя акция Русфонда
  • «Благотворительность вместо новогодних сувениров»
  • Приглашаем компании к участию!
Жизнь. Продолжение следует
9.11.2018
Болезнь,<br/>
несчастье, любовь<br/>
и новые сапожки
Болезнь,
несчастье, любовь
и новые сапожки
Жизнь. Продолжение следует
2.11.2018
Молчание <br/>как
знак согласия<br/>
со Вселенной
Молчание
как знак согласия
со Вселенной
Яндекс.Метрика
За 22 года — 12,309 млрд руб. В 2018 году — 1 374 676 575 руб.
Явления. События

«Кто рублик
даст, а кто
насмеется вволю»
(Н.А. Островский)


Бедная невеста – девушка-бесприданница, как правило, сирота, получившая свидетельство о бедности от приходского священника. Имела право на пособие из специальных благотворительных капиталов.

В XIX – начале ХХ века капиталы на пособия бедным невестам имелись во многих общественных организациях, например, в Московском купеческом обществе, Московской городской управе, в Приказах общественного призрения.

Девушки, получившие свидетельство о бедности, предоставляли его в одно из этих учреждений. Обеспечить пособиями всех претенденток не представлялось возможным, поэтому предлагалось тянуть жребий. Те, кто его вытянул, получали право на денежное пособие. Его выдавали после того, как девушка выходила замуж. Причем, этот брак должен быть первым в ее жизни. Свидетельство о праве на пособие действовало в течение пяти лет.


Свидетельство из Московской купеческой управы, выданное мещанке Ольге Петровой,
о том, что она получит 250 руб. «по выходе в замужество». 1899 год


После венчания молодая жена приносила в Купеческое общество (или иное учреждение) ранее полученную бумагу о праве на пособие и свидетельство о браке. Стандартная формула подтверждения замужества, согласно документам, обнаруженным в Центральном историческом архиве Москвы, была такой: «Означенная в сем свидетельстве московская мещанка Садовой Большой слободы Софья Васильева Беляева сего 1902 года июня 7 дня повенчана первым браком с крестьянином Московской губернии Бронницкого уезда … Василием Кузьминым Семушкиным, веры православной. Московской Скорбященской в Бахрушинской больнице церкви священник Иоанн Кедров».


Надпись священника о браке Ксении Барышовой. 1902 год


Счастливый жребий доставался немногим, и девушки, не вытянувшие его, со свидетельством о бедности отправлялись в торговые ряды – обычно в сопровождении пожилой женщины – собирать подаяние на приданое.

Подобная ситуация описана в пьесе Александра Островского «Не было ни гроша, да вдруг алтын». Отставной чиновник Крутицкий заставляет жену Анну Тихоновну и племянницу-сироту Настю собирать подаяние на приданое в торговых лавках Китай-города. Он хвастает перед соседями: «Я им свидетельство достал на бедную невесту. Вот я что! И священник подписал, и староста церковный подписал». Настя – дворянка, ей стыдно ходить со свидетельством о бедности, но нужда заставляет, и она спрашивает у соседки, много ли можно собрать. И та отвечает: «Кто рублик даст, кто просто поклонится, да рукой махнет, значит – проходи мимо; кто насмеется вволю; а добрые люди попадаются – и по десяти и по двадцати рублей дают».


Сцена из спектакля «Не было ни гроша, да вдруг алтын».
Бедная невеста Настя (справа) и ее тетушка Анна Тихоновна. Малый театр, 1931 год


Традиция пожертвования специальных капиталов на выдачу пособий бедным невестам существовала с начала XIX века.

Один из старейших в России фондов помощи бедным невестам был создан в Московском купеческом обществе. Пожертвование денег в этот фонд началось в 1814 году, когда по завещанию купца Алексея Гурова поступило 14 тыс. руб. для выдачи из процентов пособий двум бедным невестам ежегодно. В последующее столетие в фонд поступило от купечества более 30 крупных пожертвований. Наибольшими из них были 95 тыс. руб. по завещанию Михаила Крашенинникова, 100 тыс. руб. по завещанию Петра Куманина и 136 тыс. руб. от Ивана Баева-старшего.

К 1890 году суммарный капитал Московского купеческого общества на пособия бедным невестам составил около 750 тыс. руб. Это была огромная сумма. Для сравнения: в 1892 году все расходы на хозяйство города Москвы с населением около 800 тыс. человек составляли 8,6 млн руб. Другой пример: содержание Главного штаба самого богатого – Военного министерства обошлось в 1890 году в 534 тыс. руб. (здания, зарплаты, канцелярские расходы).

Ежегодно на проценты с капитала, составлявшие 25–30 тыс. руб., Московское купеческое общество выдавало 240–290 пособий дочерям купцов, чиновников, военных, а также дворянкам, мещанкам и цеховым, постоянно проживавшим в Москве. Лица высших сословий получали самые большие пособия. Так, нуждавшимся дочерям умерших купцов и потомственных почетных граждан (то есть лиц, пробывших в первой гильдии десять лет или во второй гильдии – двадцать лет) платили пособия размером в 1250 и 625 руб. (размер пособия определялся в зависимости от того, по какому из благотворительных капиталов выпадал жребий). Мещанки же получали от 100 до 300 руб.

Так, дочь потомственного почетного гражданина Лидия Лепешкина, вышедшая замуж за немца-колониста из Одесского уезда Иоанна Гека, в 1902 году получила 1250 руб. из капитала Петра Куманина, а дочь почтальона Анна Автономова, вышедшая замуж за крестьянина села Елец Владимирской губернии Андрея Лушникова – 100 руб. из этого же фонда.

Насколько велики были эти суммы? Лепешкина на полученные деньги могла бы купить небольшой домик в Одесском уезде или два-четыре года снимать трехкомнатную квартиру в Москве. Автономова – обеспечить себя приданым (кроватью, полудюжиной комплектов постельного белья, тремя-четырьмя платьями) и устроить свадебное застолье на 15–20 человек.

Но, как правило, большая часть приданого откладывалась в неприкосновенный капитал, который могла расходовать только его хозяйка. Дело в том, что в российском законодательстве с середины XVIII века действовал принцип раздельной собственности супругов.

Брак не объединял имущество супругов, и муж мог воспользоваться приданым только с согласия жены. В случае развода (почти невозможного из-за сложности юридической процедуры и потому чрезвычайно редкого – например, из-за измены мужа), супруг обязан был все вернуть в целости и по описи.

Благотворители обычно строго оговаривали условия предоставления пособий. Так, по условиям завещания Петра Куманина, по жребию ежегодно выплачивалось шесть пособий: двум девушкам купеческого звания и четырем – мещанского.

Купеческое общество жестко контролировало распределение средств. Получив благотворительные суммы, оно стремилось оградить их от любых посягательств. Когда в 1891 году правнучка благотворителя Крашенинникова Любовь Брижинская просила выделить ей из капитала деда 5 тыс. руб. на приданое, то собрание выборных (лиц, избираемых купцами для решения общих вопросов) отказало, ответив, что в духовном завещании Крашенинникова нет указаний на этот счет.


Московский купец Михаил Крашенинников (1775–1849),
оставивший по завещанию 95 тыс. руб. на пособия бедным невестам


Деньги на приданое выдавались не только в Купеческих обществах Москвы и других городов, но и в городских управах. К примеру, Московская городская управа получила для бедных невест 50 тыс. руб. по завещанию купчихи Варвары Алексеевой (1895), 100 тыс. руб. по завещанию текстильного фабриканта Флора Ермакова (1904, деньги были переданы через 9 лет после смерти благотворителя из-за долгого рассмотрения дела в Комитете министров).

Имелись пособия бедным невестам также в Приказах общественного призрения. Например, с 1850-х годов пособия выдавались «дочерям нижних военных чинов, выходящим замуж» из процентов с капитала, положенного в Московский приказ общественного призрения великой княгиней Екатериной Павловной.

Капиталы на пособия бедным невестам были не просто мелким фактом благотворительности, а свидетельством уважительного отношения к семье – основе общества.

Для дальнейшего чтения:
1. Бедная невеста // Ашукин Н.С., Ожегов С.И., Филиппов В.А. Словарь к пьесам А.Н.Островского. М., 1992. С.12;
2. Отчет о доходах и расходах общественных и благотворительных сумм Московского купеческого общества за 1890 г. М., 1891.

Галина Ульянова
рассказать друзьям:
ВКонтакте
Twitter

comments powered by HyperComments