• Новогодняя акция Русфонда
  • «Благотворительность вместо новогодних сувениров»
  • Приглашаем компании к участию!
Жизнь. Продолжение следует
9.11.2018
Болезнь,<br/>
несчастье, любовь<br/>
и новые сапожки
Болезнь,
несчастье, любовь
и новые сапожки
Жизнь. Продолжение следует
2.11.2018
Молчание <br/>как
знак согласия<br/>
со Вселенной
Молчание
как знак согласия
со Вселенной
Яндекс.Метрика
За 22 года — 12,309 млрд руб. В 2018 году — 1 374 676 575 руб.
Люди

Братья Баевы (Иван-старший, Иван-младший, Кузьма) – крупнейшие благотворители, московские купцы. Пожертвования семьи Баевых на благотворительность оценивались в 903 тыс. руб. В 1880–1902 годах эти средства пошли на устройство больниц, богадельни, на студенческие стипендии и пособия бедным невестам.


Семья Баевых переселилась в Москву из Коломны в 1850-е годы. Обувной фирме «Баев Иван Денисович-старший с братьями», основанной в 1860 году, принадлежали магазин на Маросейке и обувная фабрика в Большом Златоустинском переулке.

Главой семьи являлся Иван Баев-старший (1828–1899), он состоял в московском купечестве с 1860 года, сначала во 2-й, затем в 1-й гильдии. Брак Баева был бездетным, возможно, именно это обусловило огромный размер пожертвований – 468 тыс. руб. (1883–1899, совместно с женой Анной). Распорядителями капиталов были Московское городское общественное управление и Московское купеческое общество. При жизни Баев жертвовал на стипендии детям в Московских мещанских училищах (1883 – 35 тыс. руб.), на пособия бедным невестам (1884 – 36 тыс. руб.), на строительство Алексеевской психиатрической больницы (1889 – 200 тыс. руб. совместно с женой). По завещанию было внесено на стипендии в Мещанских училищах еще 89 тыс. руб. и на пособия бедным невестам 100 тыс. руб. Стипендии позволили 25 бедным детям не только обучаться в Мещанских училищах, но и обеспечили их питанием, одеждой, обувью.


Благотворители Баевы: Анна и ее муж Иван (старший)


Анна Баева выстроила на свои деньги Дом имени почетной гражданки Анны Васильевны Баевой в открытом в 1878 году Александровском убежище для увечных и престарелых воинов. Она была попечительницей своего инвалидного дома. Это был один из 15 типовых корпусов. Он состоял из пяти комнат (одна общая и четыре спальни, рассчитанные на восемь ветеранов Русско-турецкой войны). Баева также была членом Общества для пособия нуждающимся студентам Императорского Московского университета.

Иван Баев-младший (1849–после 1916) был совладельцем семейной фирмы. В 1890-е годы он являлся старостой церкви Святой Живоначальной Троицы на Капельках. За регулярную помощь Дому призрения и ремесленного образования бедных детей в Санкт-Петербурге Иван Баев-младший был награжден тремя орденами и в 1899 году пожалован званием почетного члена этого заведения за попечительство. Кузьма Баев (1852–1908) – также совладелец семейной фирмы, был гласным (депутатом) Московской городской думы в 1901–1908 годах.


Благотворители Баевы: Кузьма и Иван (младший)


В 1900 году Кузьма и Иван Баев-младший пожертвовали Московскому городскому общественному управлению 422 410 руб. на устройство Дома призрения имени Ивана Баева-старшего для неизлечимо больных – 100 тыс. руб. на постройку и 300 тыс. руб. в капитал на содержание больных, 2410 руб. на покупку инвентаря. В 1902 году они также в память о старшем брате передали 20 тыс. руб. на достройку церкви Коронационного убежища – благотворительного заведения для «лиц, нуждающихся в уходе, призрении и заботе о себе», открытого в Сокольниках в 1901 году в память о коронации Николая II. По условию дара в церкви следовало поставить икону преподобного Иоанна Рыльского, небесного покровителя Ивана Баева-старшего.


Дом призрения для неизлечимо больных имени Ивана Баева-старшего в Сокольниках


Идею увековечения памяти Ивана Баева-старшего устройством благотворительного заведения подал Баевым их коммерческий партнер Василий Бахрушин – видный филантроп, гласный городской думы. На кожевенной фабрике Бахрушиных Баевы много лет закупали кожу для шитья обуви.

Выражая готовность к пожертвованию, Баевы выдвинули свои условия. Они просили, чтобы землю под заведение предоставил город и чтобы из городского бюджета содержались 100 пациентов. Еще одним условием было желание братьев лично выбирать кандидатов на проживание в доме призрения (не менее 100 человек из обратившихся к ним лиц) и чтобы потом это право перешло к их старшим сыновьям (с ограничением количества до 20 человек). В свою очередь Баевы обещали, что «примут на себя все без исключения расходы по составлению проекта и сметы, по постройке и первоначальному обзаведению дома призрения». Такие условия городская дума сочла выгодными, ведь даже если бы смета на постройку здания была завышена, то городу это ничего бы не стоило. И Московская городская дума приняла пожертвование Баевых, поблагодарив семью за щедрость.


Доклад Московской городской думы о принятии пожертвования. 1900


Обсуждая предложение Баевых, депутаты городской думы отмечали, что устройство заведения такого типа является крайне необходимым. Эта мысль была отражена в книге «Городские учреждения Москвы, основанные на пожертвования…» (1904 год): «Дома призрения неизлечимо больных служат городу двоякого рода службу: обеспечивая теплый угол и кусок хлеба беднякам, утратившим вследствие болезни способность к труду, они вместе с тем предотвращают заполнение городских больниц неизлечимыми больными».

Постройка здания заняла полтора года. Заведение, которому дали официальное название «Дом призрения для неизлечимо больных имени московского купца Ивана Денисовича Баева старшего», было открыто в ноябре 1902 года в Сокольниках. Красивое двухэтажное здание, окруженное садом, по проекту было рассчитано на 150 кроватей, но потом их число увеличилось – до 175 к 1905 году и до 200 к 1911 году. По договоренности жертвователей с городской управой содержание 100 человек оплачивалось из городского бюджета, а остальных – на проценты с капитала Баевых.

Здание было построено по проекту архитектора Ивана Кузнецова (ныне в здании по адресу улица Короленко, дом 3 – Государственный научный центр дерматовенерологии и косметологии). На первом этаже находились палаты для женщин (84 кровати), на втором для мужчин (91 кровать). Каждая из палат предназначалась на 8–12 человек, размеры варьировались от 65 кв. метров до 80 кв. метров. «Для циркуляции свежего воздуха» архитектор предусмотрел высокие потолки: 4,3 метра в нижнем этаже и 5 метров в верхнем. Двери всех палат выходили в коридор, тянувшийся по всей длине здания (34 метра в длину и 4 метра в ширину). Коридор одновременно служил столовой, для чего у подоконников были сделаны откидные столики.


Палата в Доме призрения для неизлечимо больных имени Ивана Баева-старшего. 1904


Для ухода за инвалидами в штате Дома призрения числились два врача, четыре надзирательницы, 23 сиделки, а также до 20 человек прислуги по хозяйству.

В этот дом согласно его уставу принимались лица, «нуждавшиеся в постоянном врачебном наблюдении и больничном содержании». Среди обитателей были люди после кровоизлияния в мозг (около 40 процентов пациентов), с рассеянным склерозом, туберкулезом, воспалением спинного мозга, седалищной невралгией (ишиасом), миокардитом, артериосклерозом, болезнями суставов и позвоночника. Не принимали слепых, глухонемых, душевнобольных, эпилептиков, а также проживавших в Москве менее двух лет.

С 1911 года шесть палат, где лежали больные после инсульта, стали учебной базой слушательниц медицинского факультета Высших женских курсов, изучавших невропатологию.

Все пациенты проживали в Доме призрения бесплатно, получая пищу, одежду, обувь и медицинский уход. Женщины носили одинаковые синие платья из мягкой шерстяной ткани под названием «тибет», надевая их поверх светлых хлопковых рубашек. Мужчины – суконные брюки и синие блузы из плотной хлопчатобумажной ткани «молескин». Четырехразовое питание состояло из обеда и ужина из двух блюд, а на завтрак и полдник чая с хлебом.

Для обитателей-инвалидов Баевы ежегодно выписывали газеты и журналы, имелась небольшая библиотека, на досуге обитатели дома играли в карты, шашки и лото. На 10–15 дней в году можно было отлучиться к родственникам, не теряя своего места в доме призрения.

Для дальнейшего чтения:

1. Городские учреждения Москвы, основанные на пожертвования, и капиталы, пожертвованные Московскому городскому общественному управлению в 1863–1904 гг. М., 1906. С.234–238;
2. Дом призрения имени И.Д. Баева-старшего для неизлечимо больных. М., 1915.

Галина Ульянова
рассказать друзьям:
ВКонтакте
Twitter

comments powered by HyperComments