• Новогодняя акция Русфонда
  • «Благотворительность вместо новогодних сувениров»
  • Приглашаем компании к участию!
Жизнь. Продолжение следует
9.11.2018
Болезнь,<br/>
несчастье, любовь<br/>
и новые сапожки
Болезнь,
несчастье, любовь
и новые сапожки
Жизнь. Продолжение следует
2.11.2018
Молчание <br/>как
знак согласия<br/>
со Вселенной
Молчание
как знак согласия
со Вселенной
Яндекс.Метрика
За 22 года — 12,309 млрд руб. В 2018 году — 1 374 676 575 руб.
Люди

Грот Константин Карлович — (31.12.1814–18.10.1897) – деятель и теоретик благотворительности, крупный чиновник, статс-секретарь, 60 лет службы посвятивший руководству административными и благотворительными учреждениями.


Выходец из видной петербургской немецкой семьи, выпускник Царскосельского лицея Грот поступил на государственную службу в возрасте 20 лет. Уже первое его служебное задание касалось филантропии: в 1844–1845 годах по заданию директора Хозяйственного департамента МВД Николая Милютина он провел ревизию Приказов общественного призрения в белорусских и балтийских губерниях.


Константин Грот

В 1851–1861 годах Грот служил губернатором в Самаре. Ему удалось наладить городское хозяйство, подвигнуть горожан на постройку театра, гимназии, библиотеки. Но более прославился он тем, что упорядочил продажу водки. Твердая позиция Грота вызвала большой резонанс среди самарского населения и у петербургской администрации. Председатель Государственного совета великий князь Константин Николаевич высоко оценил неподкупность и принципиальность Грота и предложил ему место директора Департамента неокладных сборов (органа по контролю за продажей алкоголя). Там Грот занялся реформированием системы производства и распространения крепких напитков, а именно упразднением откупов и устройством акцизного сбора с вина. На этой должности Грот прослужил восемь лет и, как писал его биограф в трехтомном издании «К.К. Грот как государственный и общественный деятель», «ушел вследствие сильнейшего переутомления, измученный за несколько лет интригами».

В 1870 году Грота назначили членом Государственного Совета – в Департаменте законов он занимался вопросом устройства тюрем. Одновременно (1870–1882) был председателем Совета по заведованию учреждениями, созданными на благотворительные пожертвования великой княгини Елены Павловны. В 1882–1885 годы Грот, по желанию императрицы Марии Федоровны (супруги Александра III и матери Николая II), возглавлявшей Ведомство учреждений Императрицы Марии, служил главноуправляющим «Собственною Его Императорского Величества Канцеляриею по учреждениям Императрицы Марии» и за три года ликвидировал дефицит бюджета ведомства. Нечистоплотное распоряжение финансами Грот пресекал. В 1882 году он возбудил расследование хищения денег казначеем московского Воспитательного дома Федором Мельницким. После обыска у лихоимца 307 711 руб. были возвращены в Государственный банк на счет Воспитательного дома на нужды сирот.

Грот, с молодых лет страдавший слабостью зрения, много сил вложил в создание системы помощи слепым и слабовидящим. Во время Русско-турецкой войны (1877–1878) он по просьбе императрицы Марии Александровны (супруги Александра II) стал председателем Попечительства для призрения нуждающихся семей воинов. Гроту удалось организовать лечение свыше 1500 ослепших солдат, снабдить их денежными пособиями.

В 1881 году открылось Мариинское попечительство о слепых (названное так в память об основательнице), куда были переданы капиталы в размере 217 тыс. руб. из упраздненного Попечительства для призрения нуждающихся семей воинов. Грот самоотверженно трудился на посту председателя совета этого попечительства 15 лет. За 1881–1895 годы ему удалось наладить в масштабах империи систему богаделен, приютов, больниц, переняв всё лучшее в Европе. Была создана и сеть мастерских. Грот считал важным обучение слепых ремеслам, чтобы инвалиды могли иметь собственные средства к пропитанию. Для слепых начали издавать первую в России газету и художественную литературу пунктирной азбукой Брайля. По почину Грота столичные врачи-окулисты регулярно выезжали в забытые богом уголки провинциальной России.

В Петербурге на личные средства Грота были открыты два училища для слепых мальчиков и девочек (1881, 1883). Позже их объединили в Александро-Мариинское училище. Для его финансирования Грот убедил передать пожертвование в 1 млн руб., сделанное после смерти Марии Александровны в 1880 году ее супругом Александром II на какое-либо богоугодное дело в память императрицы. На эти деньги было построено в 1890 году новое здание (сейчас это улица профессора Попова, дом 37, один из корпусов Электротехнического института). Там были скругленные углы, чтобы незрячие дети не поранились, удобная для инвалидов мебель. После трехгодичного общеобразовательного курса музыкально одаренные слепые дети получали специальности регента церковного хора и настройщика роялей, а склонные к ремеслам обучались плетению корзин, изготовлению мебели, обуви и щеток.

С 1883 по 1892 годы подобные училища были открыты и в губернских центрах – Владимире, Вологде, Воронеже, Иркутске, Казани, Перми, Твери, Туле и других – всего более 20.

Для изыскания дополнительного финансирования по почину Грота ежегодно во всех церквах России в течение недели устраивались кружечные сборы в пользу слепых («Неделя о слепом»). В 1883–1892 годах кружечные сборы дали более 1,2 млн руб. Деньги передавались на устройство в каждом регионе глазных больниц и приютов для слепых и слабовидящих.

Отдав много лет организации помощи бедным, в 1891 году Грот подал министру внутренних дел записку о необходимости обновления законодательства и практики благотворительности. Первоочередными юридически зафиксированными мерами государства Грот называл:

1. Определение прав на призрение (кто имеет право на призрение – по возрасту, семейному состоянию, телесным или душевным недостаткам, болезни);

2. Определение источников финансирования;

3. Устройство центральных и местных органов помощи нуждающимся;

4. Определение способов призрения и учреждений – больниц, богаделен, приютов, рабочих домов.

Грот считал, что в стройной системе помощи бедным частная благотворительность и правительственная деятельность по общественному призрению должны взаимно дополнять друг друга.

В записке он предлагал созвать правительственную комиссию для анализа вопросов благотворительности и призрения. Записку Грот заключал предложением о созыве правительственной комиссии помощи бедным. Министр внутренних дел Иван Дурново изложил идеи Грота во всеподданнейшем докладе 22 октября 1892 года. Император Александр III дал согласие на создание комиссии под председательством Грота. Необходимость улучшений в координации благотворительности была очевидна, поскольку во время сильнейшего голода 1891–1892 годов организация помощи сильно пострадала из-за отсутствия постоянных благотворительных органов на местах. Комиссия Грота стала по сути интеллектуальным центром для выработки и обсуждения идей по улучшению системы благотворительности.

Грот завоевал у современников непререкаемый авторитет своей порядочностью и работоспособностью. До последних дней его волновала мысль об облегчении страданий больных и бедных сограждан. Знаменитый адвокат Анатолий Кони отметил эту его черту на открытии памятника Гроту в Петербурге в 1906 году: «Когда наступает старость и то, что Пушкин назвал «охлажденьем лет», очень многие люди замыкаются в узко личную жизнь, полную мелочного тщеславия и эгоистических вожделений… Но не таков был Константин Карлович: он умел подымать голову в сферы, неведомые многим, и работал с энергией, которая знает, чего она хочет».

Памятник в виде колонны, увенчанной бюстом Грота, у подножья которой слепая девочка читает книгу, набранную азбукой Брайля (скульптор Марк Антокольский), был поставлен во дворе Александро-Мариинского училища. В советское время памятник перенесли во двор интерната для слепых и слабовидящих детей (проспект Шаумяна, дом 44). В Петербурге есть улица Грота длиной 209 метров. Грот был похоронен на русском кладбище в Гельсинфорсе (Хельсинки), могила сохранилась.

Для дальнейшего чтения:
1. К.К. Грот как государственный и общественный деятель. В 3-х т. Пг., 1915;
2. Савельев П.И. «Он водворил чувство долга в местных чиновниках». (Очерк о Константине Гроте) // Самарский краевед. Самара, 1994. С.139–152.

Галина Ульянова
рассказать друзьям:
ВКонтакте
Twitter

comments powered by HyperComments