• Скачайте мобильное приложение — теперь с Apple Pay!
  • Спасение детей в вашем телефоне
  • Помочь так же просто, как позвонить
Яндекс.Метрика
За 21 год — 11,664 млрд руб. В 2018 году — 729 607 134 руб.
16.05.2014

Диагноз доктора Мясникова

«Агитация против прививок – преступление»

Беседа седьмая



На этот раз доктор АЛЕКСАНДР МЯСНИКОВ рассказал специальному корреспонденту Русфонда ОЛЕГУ ОДНОКОЛЕНКО, почему с врачами, не рекомендующими делать прививки, надо поступать по законам военного времени, о живой и неживой вакцине, а также о том, что без прививок в Америке не принимают даже в школу, а мы все сидим на пороховой бочке, потому что у нашего порога эпидемии одна другой страшнее, и при этом пытаемся вылечить все болезни биодобавками.



– Всемирная организация здравоохранения предупреждает: с южного направления на нас надвигается эпидемия полиомиелита. Как вы считаете, мы готовы отразить атаку?


– Пакистан и Сирия уже пострадали, отмечены случаи заболевания в Таджикистане и в других республиках Средней Азии. Так что полиомиелит действительно у наших границ. И политика Минздрава абсолютно правильная: надо делать прививки, профилактика – основной способ предупреждения контролируемых инфекций. Другой точки зрения в природе нет.

– Не скажите! Многие ваши коллеги, несмотря на грозный Минздрав, считают, что прививки – это от лукавого, что от них только вред, и каждый сам решает, прививаться или нет. И такая точка зрения весьма популярна.

– Есть такое дело. Но кто объяснит детям, ставшим из-за полиомиелита инвалидами, почему их мамы отказались от прививок? Вакцинация не личное дело каждого, а долг.

– Но как быть родителям, если Минздрав предписывает одно, а врач рекомендует другое?

– Еще раз: закрепленная в документах политика Минздрава в отношении прививок и профилактики инфекционных заболеваний безупречна. Но ее надо уметь реализовывать. Минздрав должен действовать более агрессивно: выявлять врачей, которые не рекомендуют делать прививки, и лишать их права на работу. Такой врач – все равно что офицер, переметнувшийся к врагу, а за предательство по законам войны полагается расстрел.

– Так расстреливать или лишать права на работу?

– Не придирайтесь. Лейтенант, который переметнулся к противнику, максимум сдаст свой взвод или в роту… А врач, предавший профессию, может положить многие тысячи, он намного опаснее. С эпидемиологической точки зрения время у нас сейчас военное. Все мы ходим под постоянным страхом онкологических и сердечных заболеваний, но не замечаем, что сидим на пороховой бочке: у нашего порога не только полиомиелит, но и другие эпидемии. В любой момент может полыхнуть так, что мало не покажется. И что-то предпринять будет трудно, потому что мы по сути дела лишились антибиотиков, торгуя ими без рецептов направо и налево. Большинство антибиотиков для бактерий уже не отрава, а питательная среда. Минздрав давно запретил продажу антибиотиков без рецепта. Но кто этот запрет выполняет?

– Если эпидемии наступают и ситуация военная, то надо, наверное, объявлять мобилизацию сил и средств медицинского ведомства?

– Было бы с кем стоять в одном строю… Вот свежий пример. Корь буквально захлестнула Москву, только в моей больнице месяц назад было отмечено пять случаев, причем двух пациентов пришлось лечить в реанимации. В блоке интенсивной терапии оказался и наш хирург. Прекрасный врач, но не привился и заразился. Когда я попытался заставить непривитый медицинский персонал привиться, то нарвался на откровенный саботаж. Увещевания не подействовали, и я запретил работать сотрудникам больницы без прививок. Другого способа убедить медперсонал у меня не было.

– Но иногда прививки действительно не показаны?

– Считается, что нельзя делать прививки людям с заболеваниями. Но это неправильно, недуг как раз и есть показание к прививке. Например, прививка от гриппа. Это здоровому человеку можно ее делать или не делать, потому что и без прививки он вряд ли от гриппа погибнет. А вот если не сделать прививку человеку с гипертонией, диабетом или беременной женщине, то у них болезнь может протекать в более тяжелой форме, а это уже чревато. Или такой вариант: ты перенес грипп без серьезных последствий, хотя и не привит. Но ты разносчик, и у того, кому ты передал заразу, не исключен летальный исход.

– То есть в медицинском сообществе раскол: одни врачи за прививки, другие – против. Откуда взялись противники прививок, если еще совсем недавно исключительно с вакцинацией связывали победы отечественной медицины над самыми одиозными болезнями – например, над туберкулезом?

– Как откуда?! От неграмотности. Врачи – противники прививок – жертвы образования, если не отличают живой вакцины от вакцины с неживыми бактериями. Вакцины с живыми бактериями опасны преимущественно только тем, у кого СПИД, то есть людям со сниженным иммунитетом. Врачи у нас неважно обучены и не хотят переучиваться, да и негде, если честно. А персональной ответственности нет, можно безнаказанно нести чушь о вреде прививок.

– А как с прививками на толерантном Западе?

– Очень толерантно. Там никого не заставляют. После отказа от вакцинации врач под расписку зафиксирует твой отказ в истории болезни. И без прививок тебя не примут ни в школу, ни в институт. Полиомиелит, корь, грипп и тому подобное – это контролируемые инфекции, болеть ими в развитой стране неприлично. А если выяснится, что врач еще и выступал против прививок, его лишат лицензии. У нас же лицензий нет, и какую бы пургу ты ни нес, ничего тебе не будет. Надо вводить персональное лицензирование и возможность отбирать лицензии за невежество. Кстати, в Америке лишиться лицензии можно даже за распространение витаминов и биодобавок, за применение некоторых методов лечения – например, за использование гемосорбции (метод очистки крови – Русфонд) не по строгим показаниям. Эта процедура применяется при считаном количестве очень серьезных болезней в реанимационных случаях. А у нас за деньги ее предлагают всем. За это надо лишать диплома.

– А у нас гемосорбцию рекламируют на всю страну с экранов телевизоров. Но чаще все-таки вещают о вреде прививок.

– Это претензия к Минздраву, который видит такие передачи, но не обращается в суд. Если б в Америке врач только заикнулся с экрана, что не надо прививаться, его бы моментально лишили лицензии, а то и пошел бы под суд. Предположим, он отговорил пациента от вакцинации, а тот заболел и умер. Сам был свидетелем, когда врача осудили в схожей ситуации. Не за халатность и лечебную ошибку, а за непредумышленное убийство.

– У нас есть еще рынок биодобавок и витаминов, которые могут провоцировать онкологические заболевания. Кто-то здесь следит за порядком?

– Никто. Если на коробке с биодобавкой написано, что это средство кем-то разрешено, то имеется в виду, что проводился лишь тест на наличие вредных веществ, а надпись «допущено» означает только то, что здесь нет цианистого калия. Все.

Так эксплуатируется наша неистребимая вера в волшебную таблетку. Технология предельно проста. Берется любое снадобье, добывается соответствующее заключение, затем усиленная реклама. Через год, когда деньги заработаны и всем очевидно, что средство ни от чего не помогает, появляется новая биодобавка …

Предусмотрительные американцы придумали такое определение биодобавкам: вещество, которое не предназначено ни для диагностики, ни для профилактики, ни для лечения какого бы то ни было заболевания. То есть мы вас предупредили… У нас же биодобавками лечат гипертонию, ишемию, даже диабет, сколько ни повторяй, что это бесполезно.

– И кто должен вести контрпропагандистскую борьбу?

– Минздрав. Но он проигрывает фармкомпаниям информационную войну. Не рекламирует правильное лечение или делает это так, что исчезает всякое желание лечиться по правилам.


О рубрике


В рубрике «Диагноз доктора Мясникова» мы будем публиковать беседы с выдающимся врачом о проблемах отечественного здравоохранения. У нас прекрасные специалисты-медики, многие больницы оснащены первоклассным современным оборудованием, из государственного бюджета на медицину ассигнуются немалые деньги – а российские граждане предпочитают лечиться за границей, причем с каждым годом эта тенденция усиливается. И дело не только в том, что бюджетные деньги нерационально и безответственно распределяются чиновниками; не только в том, что после сложнейшей и успешной операции ее результаты могут быть сведены на нет небрежным и неумелым выхаживанием; не только… Перечисление займет слишком много места, российское здравоохранение страдает десятками «болезней». А диагноз, как известно – половина успешного лечения.

Александр Леонидович Мясников / Личное дело


Родился в 1953 году в Москве, представитель четвертого поколения одной из самых знаменитых медицинских династий. Прадед – земский врач, дед – действительный член Академии медицинских наук СССР. В 1976 году окончил Второй Московский мединститут им. Н.И. Пирогова. С 1976 по 1978 год – ординатура в Институте клинической кардиологии им. А. Л. Мясникова (деда). В 1981 году защитил кандидатскую диссертацию по кардиологии.

Восемь лет проработал врачом в составе миссии Красного Креста в странах Африки. С 1981 по 1984 год – врач группы геологов в Мозамбике. С 1986 по 1989 год – старший врач правительственного госпиталя PRNDA в Анголе. По возвращении из Африки на родину до 1993 года – научный сотрудник Института клинической кардиологии. В 1993 году на два года уезжает в Париж врачом в посольство России во Франции.

В 1996 году получил диплом доктора медицины Американской комиссии по медобразованию. С 1997 по 2000 год – врач Университетского госпиталя и медицинского центра Брукдэйл (The Brookdale University Hospital & Medical Center) в Нью-Йорке. В 2000 году ему присвоена высшая врачебная категория Комитета по медицине США. С этого же года – член Американской медицинской ассоциации и Американской коллегии врачей, член Американской медицинской академии по борьбе со старением.

С 2000 года – главврач ООО «Американский медицинский центр» (впоследствии Американская клиника «Интермедцентр»). С 2008 по 2009 год – главврач ФГБУ «Больница с поликлиникой» Управделами президента РФ («Кремлевская»). С мая 2008 года – телеведущий программы «Врача вызывали?». С 2011 года – главный врач Городской клинической больницы № 71. С февраля 2013 года – один из ведущих программы «О самом главном» на канале «Россия 1».

В прошлом году основал клинику экспертной медицины под названием «Клиника доктора Мясникова».

Женат, имеет сына.



рассказать друзьям:
ВКонтакте
Twitter

comments powered by HyperComments версия для печати