rusfond.ru : Письма из последней почты Башкортостана https://rusfond.ru/letters Перед вами письма простых людей. Жизнь загнала их в тупик, и вы - их последняя надежда. ru-ru Fri, 25 May 2018 16:15:09 +0300 Fri, 25 May 2018 16:15:09 +0300 https://rusfond.ru/rss/letters rusfond@rusfond.ru (Русфонд) rusfond@rusfond.ru (Русфонд) Арина Курбанова, 6 лет, врожденный порок сердца, спасет эндоваскулярная операция, требуется окклюдер. 96 522 руб. https://www.rusfond.ru/letter/32/15989 Внимание! Цена окклюдера 198 072 руб. 24 075 руб. собрали телезрители БСТ 12 000 руб. внес ИП Борисов Владимир Евгеньевич 65 475 руб. собрали наши читатели Не хватает 96 522 руб. Шестилетняя Арина из Уфы не по годам деятельная: она посещает три кружка – по рисованию, пению и танцам. Девочка хотела бы заниматься еще и гимнастикой, но здоровье не позволяет. По рекомендации врачей в последнее время пришлось свести к минимуму любые физические нагрузки. У Арины обнаружили порок сердца – открытый артериальный проток. Стоит девочке пробежаться, ее сердце начинает биться часто-часто, будто выскакивает из груди, возникает приступ паники. Арину спасет срочная эндоваскулярная операция.   Без паники Fri, 11 May 2018 19:35:27 +0300 https://www.rusfond.ru/letter/32/15989 Максим Павлов, 2 года, синдром Пьера Робена (патология развития костей лица, нёба), спасет операция, требуется дистракционный аппарат. 308 916 руб. https://www.rusfond.ru/letter/32/15988 Внимание! Цена дистракционного аппарата 427 857 руб. 55 181 руб. собрали телезрители программы «Вести-Башкортостан» 12 300 руб. внес ИП Борисов Владимир Евгеньевич 51 460 руб. собрали наши читатели Не хватает 308 916 руб. Когда сын родился, врачи сказали, что у него расщелина нёба. Максим с трудом дышал, отказывался от груди – не мог сосать, я пыталась кормить его из бутылочки. Нас с сыном направили на обследование в Уфу, в Республиканскую детскую клиническую больницу (РДКБ). Здесь у Максима диагностировали синдром Пьера Робена – множественный порок развития челюстно-лицевой области. У сына недоразвита нижняя челюсть, западает язык, есть большая расщелина мягкого нёба. Уфимские врачи сказали, что потребуются операции, но провести их можно будет через два года, когда ребенок подрастет. Из-за патологии Максим часто задыхается, ему сложно есть – пища и жидкость попадают в нос и уши, он закашливается, начинается приступ рвоты, сын постоянно болеет ОРВИ. Говорит Максим совсем неразборчиво, все звуки произносит искаженно. В марте этого года хирург сказал, что пришло время устранить расщелину нёба. Но прежде необходимо сделать еще одну операцию: установить специальный компрессионно-дистракционный аппарат, который поможет исправить нижнюю челюсть. Операцию по установке дистрактора проведут за счет госбюджета, но надо оплатить сам аппарат. А стоит он огромных денег, нам с мужем такую сумму не собрать. Муж работает слесарем, живем на его скромную зарплату. Прошу вас, помогите! Ляйсан Павлова, Альшеевский район, Башкортостан.   Fri, 11 May 2018 19:33:46 +0300 https://www.rusfond.ru/letter/32/15988 Ильдус Мирасов, 5 лет, врожденный порок сердца, спасет эндоваскулярная операция, требуется окклюдер. 205 660 руб. https://www.rusfond.ru/letter/32/15987 Внимание! Цена окклюдера 259 315 руб. 53 655 руб. собрали читатели rusfond.ru и rbc.ru Не хватает 205 660 руб. Сразу после рождения у сына обнаружили открытое овальное окно размером 3,5 мм. Врачи говорили, что со временем окно может закрыться самостоятельно. Каждые полгода мы обследовали сына в Республиканском кардиоцентре (РКЦ, Уфа). Когда Ильдусу исполнилось два года, выяснилось, что размер дефекта увеличился вдвое, и сыну поставили диагноз «порок сердца, дефект межпредсердной перегородки». Мне объяснили, что без операции уже не обойтись, но мы решили подождать с хирургическим вмешательством, чтобы Ильдус немного подрос и окреп. Последнее время сын стал быстро уставать, у него появилась одышка при физической нагрузке, повышенная потливость. Врачи сказали, что больше операцию откладывать нельзя – дефект нужно закрывать срочно. Операцию выполнят по госквоте щадящим методом: закроют дефект окклюдером – специальным устройством. Но окклюдер мы должны оплатить. Для нашей семьи это неподъемная сумма. Я работаю в детском саду, муж перебивается подработками на стройке, в семье двое маленьких детей. Прошу о помощи! Гульзия Валиева, Уфа, Башкортостан. Fri, 11 May 2018 17:28:23 +0300 https://www.rusfond.ru/letter/32/15987 Юля Ахметова, 4 года, врожденный порок сердца, спасет эндоваскулярная операция, требуется окклюдер. 142 078 руб. https://www.rusfond.ru/letter/32/15937 Внимание! Цена окклюдера 198 072 руб. 12 000 руб. внес ИП Борисов Владимир Евгеньевич 43 994 руб. собрали наши читатели Не хватает 142 078 руб. Еще в роддоме у дочки обнаружили порок сердца – открытый артериальный проток. Нас направили на дополнительную консультацию в Республиканский кардиологический центр (РКЦ, Уфа), там подтвердили диагноз. Врачи успокаивали меня, говорили: дефект еще может закрыться самостоятельно, и тогда хирургическое лечение не потребуется. Мы регулярно привозили Юлю на обследование и надеялись на чудо. Но улучшений не было. С трех месяцев доченька часто простужается, а в последний год стала жаловаться на боли в груди и частую усталость. Юля не может побегать, поиграть с другими детьми – любые нагрузки для ее сердечка непосильны. Кардиохирург настаивает на срочной операции: сам собой проток уже не закроется. Сейчас провести операцию можно щадящим способом, без разреза грудной клетки: дефект закроют с помощью импланта – окклюдера. Саму операцию сделают по госквоте, а вот окклюдер нужно оплатить. Но где нам взять такую сумму? У нас двое детей, зарплаты мужа едва хватает на жизнь. Пожалуйста, помогите! Гульназ Ахметова, г. Туймазы, Башкортостан.   Fri, 04 May 2018 19:20:12 +0300 https://www.rusfond.ru/letter/32/15937