• Скачайте мобильное приложение — теперь с Apple Pay!
  • Спасение детей в вашем телефоне
  • Помочь так же просто, как позвонить
Яндекс.Метрика
За 21 год — 11,664 млрд руб. В 2018 году — 729 607 134 руб.
4.04.2018

Русфонд.Право

Суды и дети

Как чиновники Москвы экономят на сиротах



У москвички Алены Перовой шестеро детей: трое своих и трое приемных. Маша присоединилась к семье Перовых в 2015 году, а Аня и Сережа из карельского детского дома – в феврале 2017-го. Когда Алена стала оформлять льготы на Аню и Сережу, оказалось, что правительству Москвы сироты из регионов стали неугодны. В декабре 2015 года московское правительство приняло постановление, по которому получить выплаты на сирот возможно только при условии постоянной регистрации в столице и опекунов, и детей. Постановление это противоречит Конституции, поэтому Алена решает вопрос в суде.

О том, чтобы взять под опеку детей из дома ребенка, Алена задумалась 18 лет назад, когда лежала со своим первым сыном в больнице. С ними в отделении были двое мальчиков-сирот – они с удовольствием ели больничную еду и были активнее, чем домашние дети, навещали их редко. У Алены родился второй, потом третий ребенок, но мысль о том, чтобы стать приемной мамой, не выходила из головы. Наконец Алену перестал пугать огромный список документов для органов опеки, она набралась смелости и приехала в детдом. Так в октябре 2015 года в семье Перовых появилась девочка Маша – сейчас, в свои шесть лет, она метит в чемпионки по спортивному ориентированию на лыжах.

А в 2017-м к большой семье Алены присоединились трехлетняя Аня и четырехлетний Сережа. Аня родилась с челюстно-лицевой патологией, и Алена понимала, что ребенку потребуются операции, реабилитация и постоянное наблюдение у врача, но ее это не испугало: «Я решила, что мы с этим справимся, ведь у моего старшего сына такая же патология».

На помощь государства Алена особо не рассчитывала, но знала, что всем детям-сиротам по закону положены квартиры, а приемным семьям – ежемесячные выплаты. Но оказалось, что, помимо тех законов, которые призваны защищать сирот и помогать опекунам, есть еще и такие, которые принимаются тихо, про них мало кто знает и как с ними жить – непонятно.

После переезда Ани и Сережи в Москву Алена обратилась в Управление соцзащиты населения Юго-Западного округа, чтобы заключить договор о приемной семье. «Зачем вы пишете заявление, если мы все равно дадим отказ? Где детей забирали, там выплаты и получайте», – сказала ей сотрудница опеки. Алена удивилась: ведь в том же самом управлении в 2015 году она оформляла договор на приемную дочь Машу.

Сотрудница опеки пояснила, что в декабре 2015 года правительство Москвы приняло постановление №932-ПП. Если до него постоянную московскую регистрацию должны были подтвердить только родители, то по новому документу она должна быть и у опекунов, и у детей-сирот. Но у ребенка, выросшего в региональном детском доме, не может быть московской регистрации. Кроме того, сотрудники стали ссылаться на закон Москвы №87 «О порядке и размере выплаты денежных средств на содержание детей, находящихся под опекой (попечительством)» от 2004 года. В нем сказано, что денежные средства назначаются детям, местом жительства которых является Москва, то есть при условии постоянной регистрации.

Алена подождала десять дней, получила письменный отказ и пошла в благотворительный центр «Соучастие в судьбе», про который ей рассказала другая многодетная мама. В разговоре с юристами Алена узнала, что с такой проблемой столкнулась не она одна.

Алена решила не сдаваться. Вопрос не только в том, что без договора о приемной семье невозможно получать выплаты на детей, – это постановление противоречит Конституции РФ, которая гарантирует соблюдение прав и свобод независимо от места жительства и законодательное обеспечение прав ребенка, а также закону о праве на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах РФ.

Юристы «Соучастия в судьбе» и Русфонда помогли Алене составить иск об обжаловании решения органов опеки, но в суде по нему получили отказ. Подготовили апелляционную жалобу – и снова отказ. Затем Алена обратилась к депутату Любови Духаниной, которая обещала помочь всем опекунам, столкнувшимся с такой ситуацией. Депутат сказала, что проблему решить несложно – нужно только зарегистрировать детей в Москве. Но если оформить прописку для Сережи у Алены получилось, то Аню зарегистрировать не удавалось: ФМС отказалось прописывать ребенка без согласия органов опеки. Дело в том, что девочка уже прописана в квартире бабушки в Карелии и сначала нужно получить разрешение органов опеки на снятие ее с учета.

Почему вдруг московское правительство стало делить детей на «московских» и «не московских», юристам сказать сложно. «Вероятно, для того, чтобы москвичи брали детей только из детдомов Москвы и экономили бюджет города. Во-первых, чтобы не выплачивать вознаграждение опекунам. Во-вторых, чтобы сироты из регионов не обращались в органы опеки Москвы для постановки на учет за получением собственного жилья, – рассказывает юрист "Соучастия в судьбе" Екатерина Бердникова. – Кроме того, органы опеки запугивают некоторых родителей тем, что после регистрации в квартире опекуна ребенок не сможет претендовать на жилье от государства после 18 лет, хотя это не так».

Сейчас юристы готовят кассационную жалобу и планируют дойти до Верховного суда.

«Наверное, со временем из-за хождения по судам у представителей органов опеки вырабатывается нейтральное отношение к детям-сиротам. Я понимаю, что это не их личное отношение, а издержки системы, – рассуждает Алена. – Я не представляю, зачем было вносить такие поправки в закон. Возможно, государству не нужно, чтобы родители из других городов брали по 10-12 детей, переезжали в Москву и получали на них хорошие выплаты. Но ведь детей в семью берут не из-за выплат. Ни за какие деньги вы не станете терпеть какие-то свойства характера или тяжелые заболевания у ребенка, если вы к ним не готовы. Я создавала приемную семью, чтобы вырастить этих детей как своих. Я буду разделять с ними все беды, горести и радости. И в суде мы тоже будем бороться до конца и сделаем для детей все, что в наших силах».

В письме от 2 марта начальник Главного управления по вопросам миграции МВД России разъяснил, что согласие органа опеки и попечительства при регистрации по месту жительства подопечных детей к опекунам не требуется. Однако ФМС продолжает отказывать опекунам в регистрации, говоря, что «руководство до их сведения ничего не доводило и никого регистрировать они без разрешения органов опеки не будут».

Алена сообщила, что в конце марта ей удалось зарегистрировать всех приемных детей в Москве и сейчас она будет добиваться выплат, положенных ей со времени первого обращения о заключении договора о приемной семье на Аню и Сережу. Алена считает, что отказ получила незаконно и могла бы уже год получать выплаты.

Русфонд следит за развитием событий. Имена героини статьи и ее детей изменены по ее просьбе.

Диана Карлинер

Помочь детям

telegramm Подпишитесь на канал Русфонда в Telegram — первыми узнавайте новости о тех, кому вы уже помогли, и о тех, кто нуждается в вашей помощи.  Подписаться




Кому помочь
Сумма *

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней


Кому помочь
Сумма *
Валюта *

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней

рассказать друзьям:
ВКонтакте
Twitter

comments powered by HyperComments версия для печати