• Подпишитесь на канал Русфонда в Telegram!
  • Первыми узнавайте новости о тех, кому вы уже помогли,
  • и о тех, кто нуждается в вашей помощи
Колонка «Ъ»
Архив, 2008
2.12.2016
Как мы вводили <br>электронные <br>платежи
Как мы вводили
электронные
платежи
Щедрый вторник
Русфонда
2.12.2016
Спасибо вам, <br>дорогие читатели <br>и телезрители
Спасибо вам,
дорогие читатели
и телезрители
Жизнь. Продолжение следует
1.12.2016
Эпилепсия <br>и приступы <br>любви
Эпилепсия
и приступы
любви
Щедрый вторник Русфонда
29.11.2016
<br/>А ты уже участвуешь?

А ты уже участвуешь?
Русфонд.Регистр

29.11.2016
Число доноров <br/>превысило <br/>60 тысяч
Число доноров
превысило
60 тысяч
Жизнь. Продолжение следует
25.11.2016
Недоразвитие <br/>как причина <br/>развития
Недоразвитие
как причина
развития
Жизнь. Продолжение следует
18.11.2016
Магия – это фокус, <br>чудо – это жизнь
Магия – это фокус,
чудо – это жизнь
Яндекс.Метрика
За 20 лет 8,895 млрд руб. В 2016 году — 1 431 929 143 руб.
11.07.2014

Русфонд.Право

Памятка инвалиду

Как победить бюрократию медико-социальных экспертиз



Валерий Панюшкин,
руководитель детского правозащитного проекта Русфонда «Русфонд.Право»

В «Русфонд.Право» обратилась Анжела Бажанова из деревни Селково Сергиево-Посадского района Московской области. У ее пятилетней дочери Таисии тяжелый порок сердца: открытый артериальный проток, недостаточность митрального клапана, аневризма межпредсердной перегородки. Девочка была признана инвалидом почти с рождения, но инвалидность нужно подтверждать каждый год. Потом Таисии сделали операцию, артериальный проток закрыли. Осталась недостаточность митрального клапана и аневризма межпредсердной перегородки. Состояние ребенка продолжало ухудшаться, но в документах было написано, что операция прошла успешно. На основании этих документов медико-социальная экспертиза (МСЭ) лишила Таисию инвалидности.

Подобных случаев в практике «Правонападения» много. Очень велик, конечно, соблазн повозмущаться черствостью и непрофессиональностью врачей медико-социальной экспертизы, но мы не можем влиять на состав комиссий МСЭ. Очень хотелось бы, чтобы государство встречало ребенка-инвалида как родного и вообще освобождало бы от сбора бумажек, но мы не можем этого устроить. Зато мы можем на примере Анжелы Бажановой указать на наиболее распространенные ошибки, которые совершают родители детей-инвалидов при сборе документов для МСЭ.

Итак, во-первых, Анжела Бажанова не поинтересовалась составом медико-социальной экспертной комиссии, на которую ведет ребенка. А имела право поинтересоваться. Просто найти телефон МСЭ в интернете, позвонить и спросить, есть ли в составе конкретной комиссии профильный врач. В комиссии, на заседание которой попала Тася Бажанова, не было детского кардиолога. Врачи, составлявшие комиссию, могли без всякого злого умысла просто не разобраться в Тасиной истории болезни. Звоните, настаивайте на том, чтобы попасть на комиссию, в которой участвует специалист по заболеванию вашего ребенка.

Во-вторых, Анжела Бажанова думала, что на медико-социальную экспертизу обязательно должен направить ребенка врач из поликлиники. Это не так. На заседание МСЭ можно записаться самостоятельно. Найти телефон в интернете, позвонить и записаться. Если хочется все же получить направление из поликлиники, а врачи поликлиники в направлении отказывают (под разными предлогами: «ребенок давно не лежал в стационаре», «ребенок не был на обследовании в Москве», «ребенок недостаточно обследован»), то нужно понимать, что устный отказ не имеет силы, и требовать отказа письменного. Нужно написать заявление в двух экземплярах на имя главного врача поликлиники, потребовать в нем направления на МСЭ и получить на своем экземпляре отметку, что заявление принято. Обычно этого достаточно, чтобы направление выдали.

В-третьих, Анжела не проследила, чтобы два оставшихся после успешной операции диагноза и степень тяжести Тасиного порока сердца были вписаны в медицинское заключение. Информация о Тасиной аневризме и о том, что степень этой патологии тяжелая, была в Тасиной медицинской карте. Но врачи МСЭ посмотрели только заключение, а карту не посмотрели. Так что требуйте подробных заключений.

Наконец, Анжела не понимала, что медико-социальные комиссии определяют наличие или отсутствие инвалидности не автоматически по диагнозу, а еще и по состоянию ребенка. Способен ли ребенок к самообслуживанию, общению, обучению, насколько он развит физически. В кабинете МСЭ у Таси со всем этим не было проблем. Проблемы с самообслуживанием у нее возникают тогда, когда нужно подняться по лестнице, проблемы с общением – тогда, когда дети вокруг нее принимаются играть в подвижные игры, с обучением – на десятой минуте занятий, когда Тася устает. Про все это Тасиной маме следовало бы заранее взять справки у своих районных педиатра, психиатра и невропатолога.

Сейчас мы исправляем ошибки. Юрист «Правонападения» Светлана Викторова помогает Анжеле Бажановой собрать документы правильно, пройти МСЭ и добиться для Таси законных инвалидных льгот. Более того, мы готовы помочь правильно собрать документы всякому родителю, ведущему своего ребенка на МСЭ.

«При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии с распоряжением Президента Российской Федерации от 18.09.2013 № 348-рп и на основании конкурса, проведенного Общероссийским общественным движением «Гражданское достоинство».

Помочь проекту «Русфонд.Право»



Кому помочь
Сумма *

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней


Кому помочь
Сумма *
Валюта *

Информация о произведенном пожертвовании поступает в Русфонд в течение четырех банковских дней

рассказать друзьям:
?????????
Twitter
Одноклассники

comments powered by HyperComments версия для печати