• Скачайте мобильное приложение — теперь с Apple Pay!
  • Спасение детей в вашем телефоне
  • Помочь так же просто, как позвонить
Яндекс.Метрика
За 21 год — 11,664 млрд руб. В 2018 году — 729 607 134 руб.
31.03.2014

Все будет ничего

Вот такие дела

История о проклятом доме и семерых детях



Гражданин Мостовщиков, специальный корреспондент



Если было бы можно, в течение жизни я становился бы разными людьми. Прежде всего, конечно, Катериной Сениной с родины Есенина. Жил бы в Рязани, был молод и красив, волосы покрасил в угольно-черный цвет, постриг градуированным каре и внес элемент неожиданности двумя прядями рыжего цвета. Замужем я был бы во второй раз и растил троих детей, все они были бы мальчики, причем, двое из них – близнецы. Разумеется, я редактировал бы местную популярную газету «Мещерская сторона». И я был бы настоящей сокровищницей историй, полных ужаса и тоски. Ведь только в страхе и горе раскрывается, поет, счастливо и вольно живет русская душа, которая знает и верит: потом будет еще хуже.

После работы, поставив на полосу заголовок «В Рязани турист зарезал человека и продолжил знакомство с городом», я садился бы со знакомыми поболтать в кафе и рассказывал им историю про проклятый дом. Она звучала бы примерно так.

В пятницу слетает материал, который мы планировали в номер. Так, что делать? Я быстренько по соцсетям ищу какую-нибудь историю и вдруг вижу объявление, что многодетной семье нужны какие угодно вещи, что угодно. Я звоню этой тетеньке, спрашиваю, как вы попали в такую ситуацию-то? Она говорит: у меня семеро детей, жизнь сложная, туда-сюда. Я слушаю это дело, выясняется следующая ситуация. Жила она с мужем и пятью детьми в Сыктывкаре. У ребенка одного была астма, климат там неподходящий, врач посоветовал в среднюю полосу переехать. Приехали в Рязань в 2006 году. Нашли первый попавшийся дом в Скопинском районе, есть у нас такой. Большой дом, все в порядке. Но им соседи говорят: ребята, вы туда не заселяйтесь, дом плохой, там уже три человека померли. Они говорят: ну, нам не до выбора, у нас пятеро детей, а по деньгам нам подходит. Ладно, начинают жить. И что вы думаете? Прямо через пару месяцев у мужа начинается рак, в течение года он умирает.

Что делать? Она в шоке. Пятеро детей, муж умер, она где-то работает уборщицей, денег нет, чуть ли не милостыню просит. И вот в какой-то день она уходит в соседнее село к знакомой, попросить немного денег. В это время ей звонят и говорят, что дом сгорел. Она бегом обратно, представляет самые ужасные картины, что дети сгорели вместе с домом. Но выясняется, что соседка, у которой шестеро детей, всех пятерых детей спасла и забрала к себе. Уже полегче. Но дом все равно сгорел, со всеми документами, со всем добром.

Тогда она со всеми этими детьми переезжает в Рязань, снимает однокомнатную квартиру, устраивается фасовщицей в супермаркет. И вот ей подруги говорят: а что ты мучаешься, вот есть у нас тут один узбек. Он хоть и узбек, но хороший, познакомься с ним. Ну, а что такого? Приводит она этого узбека к себе домой, он спрашивает: как ты тут живешь-то? Давай я тебе дом построю? Влезает в кредиты какие-то жуткие, берет землю, земля прямо возле кладбища у них, но хоть своя. Строит он там двухэтажный домик и на этом у них деньги заканчиваются. И сейчас у них просто домик, в котором ничего нет. Причем, за это время он успел ей заделать еще двоих детей.

Мать дорогая! Ну, что делать? Пишем текст, ставим его на обложку. Через неделю телефон раскаляется. Звонят даже из Москвы, все хотят ей помочь. Ну, вещи понятно, с вещами-то проще. Но ей уже принесли два телевизора, стиральную машину, кучу кроватей, даже земельный участок отдали: типа, копай картошку, только не голодай. Одна, правда, бабуля позвонила нам и говорит: хочу помочь, но не люблю узбеков, как вы считаете, он хоть приличный? Я ей отвечаю: а как вы считаете, если он берет женщину с пятью детьми, да еще дом построил! Не каждый русский так сможет.

На днях звонит мне эта женщина и рассказывает, что жизнь у нее вроде как изменилась, пошла по-другому. Я теперь, говорит, принимаю звонки, общаюсь с людьми. До этого думала, что никому не нужна, а теперь появилась сила жить. Может быть, она сохранится? Вот такие дела.

Так звучал бы мой печальный рассказ, если бы я был Катериной Сениной с родины Есенина. Но совсем не обязательно мне ей становиться, поскольку, слава Богу, Катерина Сенина существует на этом свете и без всякой моей помощи. Так что следующие несколько историй в этом дневнике будут рассказаны именно Катериной Сениной. До завтра.

Помочь детям

рассказать друзьям:
ВКонтакте
Twitter

comments powered by HyperComments версия для печати